Имеются ли изменения в уголовном законодательстве?
Garant-agency.ru

Юридический портал

Имеются ли изменения в уголовном законодательстве?

Всё об уголовных делах

Изменения в закон, приводящие к смягчению наказания

– ч.1 10 УК любой закон, улучшающий положение имеет обратную силу

ч.2 54 Конституции смягчающий закон имеет обратную силу

– п.13 397 УПК смягчение приговора, в порядке исполнения приговора

– ч.3 396 УПК подсудность данного вопроса относится к суду по месту отбывания

п.2 ч.1 399 УПК вопросы, разрешаемые по обращению осужденного

– п. 16 Пленума N 21 при смягчении наказания применяются положения 60 УК

– п. 17 Пленума N 21 фактические обстоятельства не рассматриваются

Процедура смягчения наказания

Виды изменений закона

Виды изменений в уголовный и процессуальный законы, смягчение возможно не всегда

Как найти изменения о внесении изменений

– заходим на сайт Государственной Думы http://sozd.duma.gov.ru/.

– справа вверху страницы вбиваем в строку поиска слово “проект”.

(примечание: либо можно поступить проще – пройти по этой ссылке).

Изменения в УК – это предмет постоянного ожидания людьми. Это та же самая Амнистия , но при этом, в отличие от нее, не ставится никаких условий для смягчения. То есть не требуется относиться к спецконтингенту (несовершеннолетние, ветераны и пр.), также не важна категория преступления.

Примечание: если Вас интересует последняя амнистия, то ознакомится с самой свежей (законопроект или принятый акт) можно здесь: Последние новости об амнистии: самый свежий проект из всех находящихся в Государственной думе.

Порядок смягчения наказания при изменении уголовного закона

Подача ходатайства о смягчении наказания

– ч.3 396 УПК подсудность данного вопроса относится к суду по месту отбывания

– при выходе нового закона, ходатайство о пересмотре наказания подается осужденным в суд по месту отбывания наказания ( ч.3 396 УПК ).

ч.2 399 УПК порядок судебного заседания по вопросам исполнения приговора

– порядок проведения судебного заседания регламентирован в ч.2 399 УПК .

– сама процедура очень лаконична и занимает 20-30 минут. Ведь суду предстоит решить всего два вопроса:

а) действительно ли новый закон смягчает наказание ? Это не всегда очевидно и понятно, новый закон может быть так сформулирован, то не сразу можно разобраться.

б) насколько нужно смягчить наказание ?

Так как решаются только эти два вопроса, то суду, собственно, не о чем разговаривать с осужденным.

– п. 17 Пленума N 21 фактические обстоятельства не рассматриваются

Ведь вопросы установления фактов и правильности применения закона при вынесении приговора – суд решать НЕ вправе (это запрещено п. 17 Пленума N 21).

Общие принципы наказания

– суд при решении вопросов исполнения приговора не вправе вдаваться в вопросы доказанности, не вправе искать и исправлять ошибки неправильное применение закона (для этого есть кассационный порядок).

– тем не менее, кое на что повлиять можно: если суд смягчает наказание в связи с новым уголовным законом, то ему предстоит решить вопрос о размере смягчения.

– никаких таблиц и формул для расчета в законе не предусмотрено.

– п. 16 Пленума N 21 при смягчении наказания применяются положения 60 УК

– но есть важное указание в п. 16 Пленума N 21 : размер смягчения определяется судом исходя из общих начал назначения наказания.

– ч.3 60 УК факторы, учитываемые при назначении наказания

– п. 27 Пленума № 58 учет для наказания факторов, указанных в ч.3 60 УК

– что такое “общие начала” назначения наказания ? Это те факторы, которые указаны в ч.3 60 УК и п. 27 Пленума № 58 .

В чем здесь основная “соль” ? В том, что фактически – суд должен заново пересмотреть все применявшиеся при вынесении первоначального приговора факторы наказания !

– перед заседанием внимательно изучите ч.3 60 УК и п. 27 Пленума № 58: в них подробно указано, какие именно факторы должен учитывать суд при назначении наказания. Подготовьтесь сослаться на те факторы, которые суд первой инстанции недостаточно оценил.

– в судебном заседании сошлитесь на пункт 16 Постановления Пленума Верховного суда от 20.12.2011 г. N 21 “О практике применения судами законодательства об исполнении приговора”, скажите вслух “прошу суд произвести оценку применения судом первой инстанции общих начал назначения наказания, а именно. (приведите конкретные факторы по Вашему делу).

Поиск аргументов для смягчения наказания

– известные Вам фактические обстоятельства о преступлении и личности подозреваемого нужно пропустить через “фильтр”, отыскивая все обстоятельства. которые можно было бы трактовать как смягчающие:

а) изучите Перечень обязательных смягчающих обстоятельств, сопоставьте его с конкретикой Вашего дела.

б) изучите Подборку необязательных смягчающих обстоятельств, помните, что этот перечень теоретически бесконечен (п. 28 Пленума № 58).

в) о том, как применять эти обстоятельства можно прочитать здесь: Нюансы использования смягчающих обстоятельств по уголовному делу.

Четыре вида изменений в уголовный и уголовно-процессуальный законы

– все изменения подразделяются на четыре вида, если одни несут потенциальное улучшение для отбывающих наказание, то другие на их положение никак не повлияют.

– смягчение уголовной ответственности: убираются составы преступлений, смягчается наказание.

Смягчающие изменения имеют обратную силу

ч.2 54 Конституции смягчающий закон имеет обратную силу

– ч.1 10 УК любой закон, улучшающий положение имеет обратную силу

– важным является то обстоятельство, что все изменения прямо повлияют на тех, кто отбывает наказание. Если они будут приняты, то это приведет к смягчению наказания, так как новые законы, смягчающие наказание, имеют обратную силу ( ч.1 10 УК и ч.2 54 Конституции).

– вводятся новые виды преступлений, ужесточается наказание.

ч.1 54 Конституции отягчающий закон не имеет обратной силы

– ч.1 10 УК закон, ухудшающий положение не имеет обратной силы

– эти изменения, ужесточающие наказание – никак не отразятся на судьбе осужденных отбывающих наказание, так как новые законы, ужесточающие наказание, не имеют обратной силы ( ч.1 10 УК и ч.1 54 Конституции).

III. Изменения старых преступлений

– технические изменения статей Уголовного кодекса: внесение уточнений в действующие статьи.

– эти изменения производят только технические корректировки, не изменяющая положение обвиняемых.

IV. Процессуальные изменения

– изменения в Уголовно-процессуальный кодекс: новации в механизмы уголовного процесса. Введение новых механизмов, уточнение старых.

Процессуальные нововведения не имеют обратной силы

4 УПК действие уголовно-процессуального закона во времени

– важнейшее отличие изменений, вносимых в Уголовно процессуальный кодекс от изменений Уголовного кодекса состоит в том, что процессуальные изменения вообще НЕ ИМЕЮТ никакой обратной силы.

– если изменения в уголовный закон могут улучшить положение осужденных, то изменения процессуальных норм никак не влияют на лиц, в отношении которых приговор вступил в силу.

– согласно 4 УПК применяется закон действующий во время совершения процессуальных действий. Если вводится какой-либо новый процессуальный механизм, то лица уже отбывающие наказание, не имеют права требовать применения этого нового механизма к ним.

Изменения в Пленумы Верховного суда

– отдельная разновидность процессуальных изменений: это изменения в Постановление Пленумов Верховного суда.

– для них действует такое же правило: в прошлое они не распространяются. Подробнее об этом типе изменений можно прочитать здесь: Обратная сила Пленумов ВС.

Новые поправки по уголовным делам в России в 2020 году вступили в силу или нет?

В Российской Федерации впервые амнистию применили в XIX веке и тогда было принято традицию о ее объявлении к различного рода памятным датам. Наиболее часто в последнее время частичную или полную амнистию для осужденных за уголовные преступления приурочивают к годовщине Дня Победы. На сегодняшний день ко многим юристам поступают запросы от родственников заключенных касательно того, стоит ли ожидать амнистию в этом году. Согласно последним новостям, рассматривается сразу две возможности по проведению амнистии ввиду памятной даты, а именно семидесятипятилетия со дня Победы во Второй Мировой войне.

Новые поправки по уголовным делам в России в 2020 году

Новые изменения в УК РФ 2020 по особо тяжким статьям

Данная статья может быть серьезно изменена, ведь ранее за крупные преступления предусматривалось обвинение от трех до десяти лет, что позволяло классифицировать преступления как тяжкие, то сейчас в проекте говориться о гуманизации, и срок будет пересмотрен от двух до пяти лет. Также будет доступен перечень объектов социальной инфраструктуры, к которым будут относить различного рода медицинские и прочие здравоохранительные организации, образовательные учреждения всех уровней, предприятия, которые предоставляют возможность отдыха и проведения досуга, спортивные учреждения и финансово-кредитные организации. Поправку введут в кодекс с помощью выпуска различных Федеральных законов, в которых будут указаны сроки введения данных изменений. Однако может быть, что изменения начнут вступать в силу с наступлением следующего года, что в определенном роде не очень удобно для осужденных.

Важные изменения в УК РФ с января 2020 года

Некоторые изменения внесены и в текст Федерального закона под номером 203-ФЗ . В частности, к гражданам, которых в итоге осудили согласно данной статьи, должны применяться механизмы по правовому побуждению об отказе от употребления различного рода наркотических веществ. Главной целью исправительных учреждений считается своевременный возврат наркозависимых осужденных к стандартному образу жизни, в котором нет места употреблению наркотиков. Также таких заключенных разделяют на тех, которые причинили крупный ущерб нашей стране, или, в зависимости от уровня опасности их преступлений, которые причинили ущерб жизни наших мирных соотечественников.

Новые изменения вступили в силу две недели назад, соответственно заработала и новая редакция УК РФ. Юристы также рассказали о порядке по назначению принудительных работ и подтвердили слухи о том, что при обвинении в совершении преступлений с целью террористической и экстремистской деятельности будет назначаться реальный срок по пребыванию в местах лишения свободы. Также установлено уголовную ответственность за заведомо ложные экспертные заключения в закупочной сфере, в работах и услугах, предоставляемых для государственных и муниципальных предприятий, и ужесточили ответственность касательно фальсификации учетных документов и финансовой отчетности.

УК РФ от 5 мая 2020 г — поправки по тяжким и особо тяжким

Одним из первых изменений в данной статье является обеспечение принудительных работ. Данный вопрос стал предметом длительных дискуссий касательно изменений в законодательстве, однако со временем их утвердили, и они в этом году уже вступили в действие. Согласно законопроекту, вместо лишения свободы будет возможно заменить наказание на участие в принудительных работах. Безусловно, для этого определены некоторые условия, в частности, речь идет об обстоятельствах преступления или от его тяжести, однако реально такие работы могут длиться пятнадцать лет, что будет даже в какой-то степени нелогичным наказанием и даже не совсем справедливым.

Амнистия в 2020 году в России

Пока достоверной информации касательно возможной амнистии в этом году нет, однако есть предположения, что ее объявят к семидесятипятилетию Победы в Великой Отечественной войне. Всего президенту страны подали два проекта, и он должен выбрать наиболее оптимальный, по его мнению, документ.

Амнистия в России по уголовным делам, если предложение СПЧ будет поддержано депутатами Государственной Думы и Президентом, будет объявлена в мае 2020 года. Последние новости из Госдумы это подтверждают.

Читать еще:  Гражданин незаконно занял и использует нежилое помещение

О решении Совета по правам человека, принятом на его заседании единогласно, стало известно в начале апреля. Члены Совета решили выступить с инициативой заранее, как пояснил председатель СПЧ журналистам, чтобы иметь время на проработку предложения. Из его слов становится ясно, что в случае одобрения проекта Россию ожидает в 2020 году действительно широкая амнистия. Никакие детали предложения пока неизвестны.

В любом случае проект постановления будет доступен на сайте Госдумы после его внесения, официальный текст Российская газета опубликует только после его принятия.

Изменения в уголовном законодательстве и проблемы их применения

30 ноября 2010 года в своем Послании Федеральному Собранию РФ кроме прочих весьма значимых для России тем, Президент России затронул также и тему реформирования уголовного законодательства и судебной системы. Был провозглашен курс на гуманизацию уголовного закона и наказаний по ряду преступлений.

Как сказал Президент Д.А. Медведев в своем послании – «главное, чтобы в отсутствие нижнего предела уголовной санкции суды не воспринимали верхний предел как единственный ориентир при назначении наказания. Ведь сила суда не в жёсткости, а в неотвратимости и справедливости наказания, а миссия правосудия – не только карать, но и исправлять…»

В этот же день в Государственную Думу РФ Президент России внес законопроект, предусматривающий отмену нижних пределов наказаний по целому ряду составов преступлений.

11 марта текущего года вступил в силу Федеральный закон N 26-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ” о либерализации уголовного законодательства. В частности, закон устанавливает, что общая “типовая санкция” в виде лишения свободы применяется главным образом за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

С учетом этого, по 68 составам преступлений, предусмотренным Уголовным кодексом Российской Федерации, исключены нижние пределы санкций в виде лишения свободы. Теперь наказание в виде лишения свободы начинается от 2-х месяцев. При этом верхние пределы, определяющие степень общественной опасности преступления, остались неизменными. Тем самым суду предоставляется возможность проявлять более дифференцированный подход при назначении наказания. Также Федеральным законом вносятся иные изменения, предоставляющие судам большую вариативность при назначении наказаний, не связанных с лишением свободы.

Согласно статье 10 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание.

В соответствии с частью второй статьи 10 УК РФ и Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года № 4-П в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность осуждённого за совершённое им преступление, назначенное ему наказание подлежит сокращению.

Содержащееся в ней предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, предусмотренных как особенной, так и общей частей норм Уголовного кодекса Российской Федерации.

Свыше 800 тысяч человек в настоящее время отбывает наказание в местах лишения свободы.

Сегодня, в отсутствие эффективного механизма судебного пересмотра приговоров, при практически полной неработоспособности института помилования, при всеобщем обвинительном и самое главное карательном уклоне правоохранительных и судебных органов, инициативы, направленные на изменение уголовного законодательства, прагматизации и частично либерализации наказаний, особенно по экономическим составам преступлений, исключительно правильны, оправданы и как нельзя своевременны, учитывая сегодняшнюю действительность.

Сегодня готовится ещё один пакет новелл. Их можно условно разделить на несколько групп. Во-первых, всё-таки предлагается вернуться к идее декриминализации некоторых составов преступлений, которые сегодня являются уголовно наказуемыми деликтами, но, по сути, тяготеют к группе административных правонарушений и по своей тяжести, и по своей опасности, и, самое главное, по сегодняшнему применению этих норм. И таким образом, ряд составов уголовных преступлений должны перейти в Административный кодекс, чтобы наказываться далее в порядке административной практики.

Второе, что предлагается сделать, – это изменить порядок применения некоторых составов преступлений, таких, например, как так называемая «товарная контрабанда», когда через таможенную границу перемещаются товары и предметы, разрешённые к обороту. То есть объектом преступления выступает не столько безопасность государства, когда страдают от ввоза оружия, наркотиков, иных запрещённых к употреблению предметов, а страдает финансовая система страны, то есть не уплачиваются таможенные платежи. Предлагается несколько реструктурировать ответственность по этим составам, с тем чтобы отвечали за реальную опасность и за реальный ущерб, которые наносятся государству и обществу.

Предлагаются дополнительные виды наказаний, причём вид наказаний, который звучал в качестве рекомендаций в одном из посланий Президента Федеральному Собранию, – так называемые принудительные работы. Сегодня предлагается эту меру поставить в линейку так называемых альтернативных наказаний, то есть наказаний, не связанных с изоляцией от общества. Хотя, по сути, эта мера будет находиться на некой грани между обязательными работами, штрафами, исправительными работами и так далее, с одной стороны, с другой стороны, лишением свободы. То есть те, кто будут осуждены к этому виду наказания, будут находиться в специализированных исправительных центрах, но при этом на гораздо более мягком режиме, чем режим лишения свободы.

Главной идеей всех этих изменений, всех этих новелл, является то, чтобы у судов было гораздо больше возможностей для назначения наказания, соразмерного тяжести преступления, опасности виновного, его отношения к содеянному.

Сегодняшняя практика, которая, естественно, выстроена на действующий закон, далеко не всегда так гибко и так адекватно может реагировать на реальные и индивидуальные ситуации. Надо ещё понимать, что одно лишь ужесточение наказаний, направление новых и новых десятков тысяч людей в тюрьмы на долгие сроки – это не решение проблемы, в том числе, преступности и криминогенной ситуации. Дело в том, что все эти люди, которые сегодня удалены в места лишения свободы, вернувшись через годы в общество, будут в разы более опасны, чем они опасны даже сегодня. И естественно, нужно понимать, что сегодняшние новеллы, которые предлагает Президент, которые подготовлены Министерством юстиции и Администрацией Президента, должны и будут применяться сугубо дифференцированно. То есть люди по-настоящему опасные, по-настоящему тяжко преступившие закон, будут получать максимально строгие и суровые виды наказания. В то же время те, кто менее опасен, смогут получать наказание, соразмерное их вине и их преступлениям. Лица же впервые осужденные за совершение некоторых не особо опасных преступлений, в том числе и отбывающие в настоящее время наказание, получат шанс сократить свои сроки наказаний и быстрее вернуться к нормальной жизни.

Зачем, например, держать в тюрьмах лиц, впервые совершивших экономические преступления по 7 или 8 лет? Ведь даже и 2-3 года, проведенные в изоляции, вполне ощутимое и достаточное наказание. Ведь главная цель – это исправление, а не наоборот, превращение впервые оступившихся в закоренелых уголовников, впитавших в себя многолетнюю атмосферу лагерной жизни.

В этом и заключается основная идея проводимой сегодня уголовно-судебной реформы.

Однако, главный механизм, способный как придать реформам быстрое движение, так и существенно затормозить их ход, а то и вообще сделать все усилия бессмысленными – это как раз судебная власть. Дело в том, что наши суды панически боятся применять даже уже принятые поправки.

А проблемы правоприменения действительно существуют и таких проблем несколько.

Проблема обратной силы закона.

На сегодняшний день отсутствует механизм практического применения вступающих в силу изменений в уголовный закон судами в части сокращения сроков уже осужденных.

Например, осужденные, отбывающие наказание имеют право обратиться в суд по месту своего нахождения с ходатайством о приведении в соответствие их приговоров (в связи с изменениями в уголовном законодательстве). И таких дел, по всей видимости, будут десятки тысяч в короткий промежуток времени. По идее, если осужденному назначили наказание в виде 2-х лет лишения свободы (по статье, где нижний предел и был 2 года, т.е. от 2 до 7 лет, например) или 6 лет лишения свободы (по статье УК, где был порог от 5 до 10 лет), а по новому закону становится от 2-х месяцев, то получается, что если раньше считалось, что таким осужденным назначили наказание близкое к минимальному, то по новому закону становится уже совсем не минимально, т.е. наказание в принципе должно снижаться судами. Но вопрос, какую методику выбрать? Путем математического процентного вычета или, например, по принципу каждое дело – индивидуальное? По идее, правильней конечно второе, ибо каждое преступление индивидуальное, и следовательно, должен быть индивидуальный подход к назначению наказания в каждом конкретном случае (учитывая обстоятельства, личность виновного, масштаб наступивших последствий и т.п..). Но в этом случае может получится крайне опасная практика, т.к. по одной и той же ситуации (или даже делу) возможно непропорциональное наказание, вообще не отвечающее принципам справедливости. Особенно по делам, где несколько обвиняемых (осужденных). Представим себе ситуацию, что одному соучастнику в местном суде снизили срок наказания с 8 до 4-х лет лишения свободы, а например другому соучастнику в другом регионе снизят с 7 до 6 лет лишения свободы. И получится весьма интересная картина. Одному изначально назначили наказание в виде 8-ми лет лишения свободы, а стало 4, а другому назначили 7 лет, а стало, например 6 лет (а преступление одно и то же, только у первого соучастника например была более активная роль в его совершении). Дело в том, что местные суды в регионах абсолютно никак не пересекаются между собой (т.е. могут вообще не знать о втором или третьем соучастнике, которому уже снизили срок применив обратную силу нового уголовного закона).

Проблема избирательности правосудия.

На сегодняшний день эта проблема стоит наиболее остро и еще более может усугубиться за счет большого разрыва между нижним и верхним порогом санкции той или иной статьи УК. Достаточно много примеров, когда, по сути, за одно и то же преступление (например, кражу ст.158 УК РФ) назначается совершенно различное наказание: один украл банку огурцов и мешок картошки из погреба и получил за свое злодеяние 2 года лишения свободы, другой украл барсетку с 200 000 рублями (что еще не является по закону крупным размером) и получил наказание в виде тех же 2-х лет, но условно. Можно взять и более наглядные примеры: С. Мавроди по делу известной финансовой пирамиды АО «МММ» (ст. 159) получил 4 с половиной года лишения свободы; Б. Березовский по делу о хищении в компании АО «Аэрофлот» (ст. 159 ч.4 УК) получил 6 лет лишения свободы, правда, заочно; Это с одной стороны, и можно привести несколько десятков никому неизвестных фамилий осужденных по той же ст. 159 УК РФ, приговоренных и к 6 с половиной и к 7 годам лишения свободы, но по масштабам ущерба и последствиям от совершенных преступлений куда более значительно уступающих. Теперь же с отменой нижнего порога наказаний, избирательность правосудия может еще более усилится. И приговоры в виде 2 с половиной лет лишения свободы (за 1-го сбитого насмерть и одного искалеченного человека) с отсрочкой приговора на 14 лет, может показаться еще цветочками по сравнению с предстоящим применением нашими судами вариативности при назначении наказаний.

Читать еще:  Вопрос о законном выселении неработающего отца

С другой стороны, вариативность конечно необходима, ибо необходим строго индивидуальный подход при назначении наказания. По каждому конкретному делу необходимо всестороннее и объективное разбирательство. Без этого не обойтись. Просто происходящее изменение уголовного законодательства рассчитано на честных и справедливых судей. Судей профессиональных и действительно независимых. Судей, адекватно воспринимающих действительность. Судей, которые, назначая те или иные сроки наказания, понимают, что 6, 7 или 8 лет лишения свободы – это не просто цифры. За каждой такой цифрой стоят жизни и судьбы людей. Живых людей. В первую очередь.

Проблема главная.

А готовы ли наши судьи ко всему этому? Каким будет ответ на этот главный вопрос, мы узнаем в ближайшее время…

Современная реформа уголовного законодательства как отражение непоследовательности уголовной политики России

Ревин Валерий Петрович , заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ.

С 1994 по 2002 г. являлся начальником кафедры уголовной политики и организации профилактики преступлений Академии управления МВД России.

Рассматриваются проблемные ситуации, связанные с реформированием Уголовного кодекса РФ как одним из направлений уголовной политики России. Приводятся количественные показатели изменений УК РФ и качественные оценки таких изменений, вносятся предложения по совершенствованию законопроектной деятельности.

Ключевые слова: уголовная политика, уголовное законодательство, количественные и качественные показатели изменений УК РФ, насильственные, экономические преступления, ущерб от преступления, конфискация денежных средств и имущества, полученного преступным путем.

Modern reform of criminal legislation as a manifestation of inconsistence of criminal policy in Russia

Revin Valerij Petrovich, head of the Chair of Criminal-law Subjects of Griboedov Institute of International Law and Economics, Honored Scientist of the RF, doctor of juridical sciences, professor.

The problem situations related to the reform of the Penal Code, as one of the areas of criminal policy of Russia. Quantitative indicators of changes in the Criminal Code and qualitative evaluation of such changes, to make proposals for the improvement of legislative activities.

Key words: criminal policy, criminal law, the quantitative and qualitative changes in the Criminal Code, violent, economic crimes, the damage of the crime, the confiscation of money and property from crime.

За прошедший, более чем пятнадцатилетний период применения действующего УК РФ в него внесено множество не всегда продуманных и противоречащих общей концепции уголовного законодательства изменений и дополнений. Они часто продиктованы сиюминутными событиями, а не обусловлены существенными переменами в общественных отношениях и изменениями криминальной ситуации в РФ. Возникает резонный вопрос, имеется ли конкретная стратегия развития уголовной политики и совершенствования уголовного законодательства РФ? Вполне очевидно, что хаотичная законотворческая деятельность может улучшить отдельные нормы, но вряд ли способна улучшить в целом уголовное законодательство. Всего за период действия УК РФ (по состоянию на 25 августа 2014 г.) было внесено почти 2000 поправок. В Общую часть УК внесено 234 изменения, в Особенную часть – 1696. Значительная часть изменений в УК РФ носят редакционный характер, например, уточнение некоторых понятий и определений в диспозициях, приведение названий статей в соответствие с ее содержанием, изменения санкций. Были также уточнены оценочные признаки, в основном они связаны с конкретизацией преступного последствия в виде “крупного ущерба” и “особо крупного размера” и др.

Больше всего поправок, касающихся криминализации деяний, было внесено в нормы о преступлениях в сфере экономической деятельности (главу 22 УК РФ), нормы о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (глава 19 УК РФ) и нормы о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка (глава 24 УК РФ).

Казалось бы, все правильно, что может быть важнее защиты экономики в наш затянувшийся переходный период, ну а о защите жизни и здоровья и ставить вопрос не стоит – это вечная социальная ценность, которую необходимо защищать уголовно-правовыми средствами. Но тогда почему не уменьшается количество насильственных посягательств на жизнь и половую неприкосновенность подростков, почему ущерб от преступлений, посягающих на собственность, взыскивается минимально?

Уголовная статистика отражает неблагоприятные тенденции, например, в прошедшем году, по данным МВД, свыше 80 тыс. детей пострадало от физического насилия и почти 8500 детей стали жертвами педофилов, при этом правоприменительная и судебная практика в отношении виновных лиц остается вялой и неэффективной .

Имеют место случаи назначения в России небольших сроков лишения свободы этим лицам или даже условного наказания. В это же время в последний год в США за аналогичное преступление был казнен Р. Смит, а в Японии – У. Кабаяси.

В рамках уголовной политики государства возникает необходимость различать, научиться оценивать и принимать меры, во-первых, к повышению эффективности правоприменительной практики, во-вторых, к повышению эффективности уголовно-правовых норм и институтов. Я не противопоставляю эти два процесса, они могут, безусловно, развиваться одновременно, но думается, что они должны осуществляться на плановой и долгосрочной, продуманной и взвешенной основе, возможно закрепленной в Концепции уголовной политики, утвержденной руководством государства. И если нормы права, после их принятия, приобретают объективно-субъективные качества, то правоприменительная практика в большей степени лежит в плоскости субъективной и во многом зависит от системы организации, профессиональных знаний, навыков, умений и добросовестности конкретных лиц, обеспечивающих их применение. В комплексности воздействия на преступность по различным направлениям и могут проявляться положительные свойства уголовной политики России.

Качество уголовно-правового регулирования, как, очевидно, считает законодатель, можно улучшить внесением изменений, которые часто превращают Уголовный кодекс, по образному выражению, в “латание тришкина кафтана”. При этом нередко нарушаются правовая логика и юридическая технология Уголовного кодекса, а вопросы решаются очень просто, или криминализировать или декриминализировать деяние, или снизить, или увеличить санкции. И тенденции уголовной политики в свете изменений УК РФ с момента введения его в действие однозначно показали, что процесс криминализации преобладает над процессом декриминализации в соотношении 5 к 1.

Чрезмерно активное реформирование УК РФ в последние годы привело к высказываемой рядом специалистов идее о кризисе уголовно-правового регулирования и необходимости подготовки нового Уголовного кодекса. Думаю, что необходимо в современных условиях вести речь о кризисе уголовной политики государства, если рассматривать ее как долгосрочную стратегию оптимизации мер противодействия преступности, а основой и правовой базой такой стратегии является, как известно, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. По мнению автора, первоочередными должны быть не столько изменения уголовного законодательства, сколько упорядочение уголовной политики. Изменения, вносимые в уголовный закон, должны базироваться на продуманной и долгосрочной концепции уголовной политики , развитии положений, которые в свою очередь основаны на мониторинге коренных и долгосрочных тенденций развития общественных отношений и криминальных проявлений, выделения тех из них, которые требуют уголовно-правовой защиты. Претензии за отсутствие четкой и осмысленной и продуманной на перспективу уголовной политики, мне кажется, необходимо отнести не в адрес руководителей государства либо законодателей, которые, безусловно, определяют общую стратегию правоохранительных ведомств и проблемы их финансирования и концентрации ресурсов на тех или иных направлениях. Основную роль должны играть правоохранительные министерства и высшие судебные органы, в наибольшей степени воздействующие на преступность. Именно они обязаны не только докладывать политическому руководству об итогах года, как это традиционно принято, но они должны представлять оценки эффективности нормативно-правового обеспечения своей деятельности на среднесрочную и долгосрочную перспективу и меры по повышению эффективности правоприменительной практики. Сюда входит совершенствование уголовного и иных отраслей законодательства или конкретных норм, находящихся в сфере их деятельности. Для этого у всех правоохранительных ведомств, спецслужб и судебных органов имеются научные учреждения, аналитические и методические подразделения. Они заинтересованы в “качественном” уголовном законе и разумной и непротиворечивой практической уголовной политике. Необходимо только нацелить их на выполнение соответствующих задач и стимулировать их выполнение, формулируя и внося предложения в Правительство РФ, которое и может формировать план законодательных инициатив и готовить, на основе плана, используя интеллектуальный потенциал соответствующих правоохранительных ведомств, законопроекты и вносить их на рассмотрение в Госдуму.

Автор принимал участие в разработке одной из концепций. См.: Концепция государственно-правовой политики в области борьбы с преступностью (проект). М.: Академия МВД России, 1996.

Нынешнюю динамику качественных изменений УК РФ в самом общем виде можно представить следующим образом. Самое большое количество изменений, внесенных в УК, связано с увеличением или понижением сроков или размеров наказаний. Так, например, сроки лишения свободы были подняты в санкциях 60 статей, а понижены – в 140.

Имеют место изменения, которые связаны с ужесточением уголовной ответственности за насильственные преступления в отношении подростков, криминализированы экстремистские преступления, преступления, посягающие на собственность и иные экономические отношения. Так, в 2009 г. в ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 111, ч. 2 ст. 112 УК РФ введено понятие “малолетний” в квалифицированные составы этих статей. Усилена уголовная ответственность за деяния, связанные с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в отношении несовершеннолетних (ч. 3 ст. 228.1 УК РФ), склонение несовершеннолетних к их потреблению (ч. 3 ст. 230 УК РФ), а также повышены сроки наказания за изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическим изображением несовершеннолетних (ст. 242.1 УК РФ). Продолжая политику защиты несовершеннолетних, в 2011 г. была установлена уголовная ответственность за розничную продажу им алкогольной продукции и др. В 70 случаях это повлекло изменение категорий преступлений. Следует отметить, что криминализация пока не проявила отчетливых тенденций. Об этом косвенно свидетельствует, в частности, то, что после принятия Федерального закона в декабре 2009 г. , направленного на усиление уголовной ответственности за совершение насильственных преступлений против малолетних и несовершеннолетних, наблюдается даже увеличение в некоторые годы количества проявлений педофилии и других форм насилия в отношении подростков. Значит, дело здесь не только в ужесточении наказаний, но и в продуманной и эффективной системе профилактики, с учетом индивидуальных психологических особенностей личности правонарушителей и предупредительного воздействия на них.

Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ; Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ.

Оценивая в целом текущее реформирование Уголовного кодекса РФ, невозможно однозначно оценить нововведения, но изложенные результаты уже сейчас свидетельствуют о том, что необходимо разработать оптимальную концепцию реформирования уголовного законодательства как одного из направлений уголовной политики.

Андрей Меркулов → Изменения в уголовном законодательстве и проблемы их применения

30 ноября 2010 года в своем Послании Федеральному Собранию РФ кроме прочих весьма значимых для России тем, Президент России затронул также и тему реформирования уголовного законодательства и судебной системы. Был провозглашен курс на гуманизацию уголовного закона и наказаний по ряду преступлений.

Читать еще:  Лишили водительского удостовирения до закона о перездачи теории

Как сказал Президент Д.А. Медведев в своем послании – «главное, чтобы в отсутствие нижнего предела уголовной санкции суды не воспринимали верхний предел как единственный ориентир при назначении наказания. Ведь сила суда не в жёсткости, а в неотвратимости и справедливости наказания, а миссия правосудия – не только карать, но и исправлять…»

В этот же день в Государственную Думу РФ Президент России внес законопроект, предусматривающий отмену нижних пределов наказаний по целому ряду составов преступлений.

11 марта текущего года вступил в силу Федеральный закон N 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ» о либерализации уголовного законодательства. В частности, закон устанавливает, что общая «типовая санкция» в виде лишения свободы применяется главным образом за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

С учетом этого, по 68 составам преступлений, предусмотренным Уголовным кодексом Российской Федерации, исключены нижние пределы санкций в виде лишения свободы. Теперь наказание в виде лишения свободы начинается от 2-х месяцев. При этом верхние пределы, определяющие степень общественной опасности преступления, остались неизменными. Тем самым суду предоставляется возможность проявлять более дифференцированный подход при назначении наказания. Также Федеральным законом вносятся иные изменения, предоставляющие судам большую вариативность при назначении наказаний, не связанных с лишением свободы.

Согласно статье 10 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание.

В соответствии с частью второй статьи 10 УК РФ и Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года № 4-П в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность осуждённого за совершённое им преступление, назначенное ему наказание подлежит сокращению.

Содержащееся в ней предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, предусмотренных как особенной, так и общей частей норм Уголовного кодекса Российской Федерации.

Свыше 800 тысяч человек в настоящее время отбывает наказание в местах лишения свободы.

Сегодня, в отсутствие эффективного механизма судебного пересмотра приговоров, при практически полной неработоспособности института помилования, при всеобщем обвинительном и самое главное карательном уклоне правоохранительных и судебных органов, инициативы, направленные на изменение уголовного законодательства, прагматизации и частично либерализации наказаний, особенно по экономическим составам преступлений, исключительно правильны, оправданы и как нельзя своевременны, учитывая сегодняшнюю действительность.

Сегодня готовится ещё один пакет новелл. Их можно условно разделить на несколько групп. Во-первых, всё-таки предлагается вернуться к идее декриминализации некоторых составов преступлений, которые сегодня являются уголовно наказуемыми деликтами, но, по сути, тяготеют к группе административных правонарушений и по своей тяжести, и по своей опасности, и, самое главное, по сегодняшнему применению этих норм. И таким образом, ряд составов уголовных преступлений должны перейти в Административный кодекс, чтобы наказываться далее в порядке административной практики.

Второе, что предлагается сделать, – это изменить порядок применения некоторых составов преступлений, таких, например, как так называемая «товарная контрабанда», когда через таможенную границу перемещаются товары и предметы, разрешённые к обороту. То есть объектом преступления выступает не столько безопасность государства, когда страдают от ввоза оружия, наркотиков, иных запрещённых к употреблению предметов, а страдает финансовая система страны, то есть не уплачиваются таможенные платежи. Предлагается несколько реструктурировать ответственность по этим составам, с тем чтобы отвечали за реальную опасность и за реальный ущерб, которые наносятся государству и обществу.

Предлагаются дополнительные виды наказаний, причём вид наказаний, который звучал в качестве рекомендаций в одном из посланий Президента Федеральному Собранию, – так называемые принудительные работы. Сегодня предлагается эту меру поставить в линейку так называемых альтернативных наказаний, то есть наказаний, не связанных с изоляцией от общества. Хотя, по сути, эта мера будет находиться на некой грани между обязательными работами, штрафами, исправительными работами и так далее, с одной стороны, с другой стороны, лишением свободы. То есть те, кто будут осуждены к этому виду наказания, будут находиться в специализированных исправительных центрах, но при этом на гораздо более мягком режиме, чем режим лишения свободы.

Главной идеей всех этих изменений, всех этих новелл, является то, чтобы у судов было гораздо больше возможностей для назначения наказания, соразмерного тяжести преступления, опасности виновного, его отношения к содеянному.

Сегодняшняя практика, которая, естественно, выстроена на действующий закон, далеко не всегда так гибко и так адекватно может реагировать на реальные и индивидуальные ситуации. Надо ещё понимать, что одно лишь ужесточение наказаний, направление новых и новых десятков тысяч людей в тюрьмы на долгие сроки – это не решение проблемы, в том числе, преступности и криминогенной ситуации. Дело в том, что все эти люди, которые сегодня удалены в места лишения свободы, вернувшись через годы в общество, будут в разы более опасны, чем они опасны даже сегодня. И естественно, нужно понимать, что сегодняшние новеллы, которые предлагает Президент, которые подготовлены Министерством юстиции и Администрацией Президента, должны и будут применяться сугубо дифференцированно. То есть люди по-настоящему опасные, по-настоящему тяжко преступившие закон, будут получать максимально строгие и суровые виды наказания. В то же время те, кто менее опасен, смогут получать наказание, соразмерное их вине и их преступлениям. Лица же впервые осужденные за совершение некоторых не особо опасных преступлений, в том числе и отбывающие в настоящее время наказание, получат шанс сократить свои сроки наказаний и быстрее вернуться к нормальной жизни.

Зачем, например, держать в тюрьмах лиц, впервые совершивших экономические преступления по 7 или 8 лет? Ведь даже и 2-3 года, проведенные в изоляции, вполне ощутимое и достаточное наказание. Ведь главная цель – это исправление, а не наоборот, превращение впервые оступившихся в закоренелых уголовников, впитавших в себя многолетнюю атмосферу лагерной жизни.

В этом и заключается основная идея проводимой сегодня уголовно-судебной реформы.

Однако, главный механизм, способный как придать реформам быстрое движение, так и существенно затормозить их ход, а то и вообще сделать все усилия бессмысленными – это как раз судебная власть. Дело в том, что наши суды панически боятся применять даже уже принятые поправки.

А проблемы правоприменения действительно существуют и таких проблем несколько.

Проблема обратной силы закона.

На сегодняшний день отсутствует механизм практического применения вступающих в силу изменений в уголовный закон судами в части сокращения сроков уже осужденных.

Например, осужденные, отбывающие наказание имеют право обратиться в суд по месту своего нахождения с ходатайством о приведении в соответствие их приговоров (в связи с изменениями в уголовном законодательстве). И таких дел, по всей видимости, будут десятки тысяч в короткий промежуток времени. По идее, если осужденному назначили наказание в виде 2-х лет лишения свободы (по статье, где нижний предел и был 2 года, т.е. от 2 до 7 лет, например) или 6 лет лишения свободы (по статье УК, где был порог от 5 до 10 лет), а по новому закону становится от 2-х месяцев, то получается, что если раньше считалось, что таким осужденным назначили наказание близкое к минимальному, то по новому закону становится уже совсем не минимально, т.е. наказание в принципе должно снижаться судами. Но вопрос, какую методику выбрать? Путем математического процентного вычета или, например, по принципу каждое дело — индивидуальное? По идее, правильней конечно второе, ибо каждое преступление индивидуальное, и следовательно, должен быть индивидуальный подход к назначению наказания в каждом конкретном случае (учитывая обстоятельства, личность виновного, масштаб наступивших последствий и т.п..). Но в этом случае может получится крайне опасная практика, т.к. по одной и той же ситуации (или даже делу) возможно непропорциональное наказание, вообще не отвечающее принципам справедливости. Особенно по делам, где несколько обвиняемых (осужденных). Представим себе ситуацию, что одному соучастнику в местном суде снизили срок наказания с 8 до 4-х лет лишения свободы, а например другому соучастнику в другом регионе снизят с 7 до 6 лет лишения свободы. И получится весьма интересная картина. Одному изначально назначили наказание в виде 8-ми лет лишения свободы, а стало 4, а другому назначили 7 лет, а стало, например 6 лет (а преступление одно и то же, только у первого соучастника например была более активная роль в его совершении). Дело в том, что местные суды в регионах абсолютно никак не пересекаются между собой (т.е. могут вообще не знать о втором или третьем соучастнике, которому уже снизили срок применив обратную силу нового уголовного закона).

Проблема избирательности правосудия.

На сегодняшний день эта проблема стоит наиболее остро и еще более может усугубиться за счет большого разрыва между нижним и верхним порогом санкции той или иной статьи УК. Достаточно много примеров, когда, по сути, за одно и то же преступление (например, кражу ст.158 УК РФ) назначается совершенно различное наказание: один украл банку огурцов и мешок картошки из погреба и получил за свое злодеяние 2 года лишения свободы, другой украл барсетку с 200 000 рублями (что еще не является по закону крупным размером) и получил наказание в виде тех же 2-х лет, но условно. Можно взять и более наглядные примеры: С. Мавроди по делу известной финансовой пирамиды АО «МММ» (ст. 159) получил 4 с половиной года лишения свободы; Б. Березовский по делу о хищении в компании АО «Аэрофлот» (ст. 159 ч.4 УК) получил 6 лет лишения свободы, правда, заочно; Это с одной стороны, и можно привести несколько десятков никому неизвестных фамилий осужденных по той же ст. 159 УК РФ, приговоренных и к 6 с половиной и к 7 годам лишения свободы, но по масштабам ущерба и последствиям от совершенных преступлений куда более значительно уступающих. Теперь же с отменой нижнего порога наказаний, избирательность правосудия может еще более усилится. И приговоры в виде 2 с половиной лет лишения свободы (за 1-го сбитого насмерть и одного искалеченного человека) с отсрочкой приговора на 14 лет, может показаться еще цветочками по сравнению с предстоящим применением нашими судами вариативности при назначении наказаний.

С другой стороны, вариативность конечно необходима, ибо необходим строго индивидуальный подход при назначении наказания. По каждому конкретному делу необходимо всестороннее и объективное разбирательство. Без этого не обойтись. Просто происходящее изменение уголовного законодательства рассчитано на честных и справедливых судей. Судей профессиональных и действительно независимых. Судей, адекватно воспринимающих действительность. Судей, которые, назначая те или иные сроки наказания, понимают, что 6, 7 или 8 лет лишения свободы — это не просто цифры. За каждой такой цифрой стоят жизни и судьбы людей. Живых людей. В первую очередь.

А готовы ли наши судьи ко всему этому? Каким будет ответ на этот главный вопрос, мы узнаем в ближайшее время…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector