Сколько денег в фонде национального благосостояния россии
Garant-agency.ru

Юридический портал

Сколько денег в фонде национального благосостояния россии

Правительство решило, куда вложить триллион из ФНБ

Деньги из фонда национального благосостояния (ФНБ) можно будет вложить во внутренние инфраструктурные проекты, как предлагал Минфин, и пустить на кредиты другим государствам, чтобы те покупали российскую продукцию (прежде всего энергетическую), что лоббировало Минэкономразвития. Проект таких поправок в Бюджетный кодекс подготовил Минфин и разместил на портале regulation.gov.ru вечером в пятницу.

Вложить планируется до 1 трлн руб. за 2020–2022 гг., затем сумма может вырасти, следует из пояснительной записки. При финансировании инфраструктурного проекта доля денег из фонда не может превышать 20% всех заимствований. И в этом случае, и в случае внешнего кредитования доходность вложений ФНБ должна быть не ниже доходности государственных ценных бумаг (в соответствующей валюте и того же срока), говорится в пояснительной записке.

ФНБ появился в 2008 г., когда стабилизационный фонд был разделен на две части (резервный фонд закончился к 2018 г., остатки переведены в ФНБ). Средства ФНБ предназначались для покрытия дефицитов федерального бюджета и Пенсионного фонда, а также софинансирования добровольных пенсионных накоплений. Сейчас в ФНБ 7,9 трлн руб. (данные Минфина на 1 ноября). Эти деньги размещены на счетах ЦБ (80%) или в «иных разрешенных активах» (20%), в том числе вложены в проекты – они получали инвестиции до 2015 г., а затем было решено заморозить выдачу и копить нефтегазовые доходы. Новые вложения в проекты станут возможны, когда размер ликвидной (еще не инвестированной) части фонда превысит 7% ВВП. Это произойдет уже в 2020 г., превышение на конец года составит порядка 1,7 трлн руб., говорится в пояснительной записке, а в 2021 г. – 3,7 трлн. Поэтому вопрос, куда вложить деньги, занимает правительство и тех, кто на них претендует.

Министр экономического развития Максим Орешкин предлагал использовать ФНБ для кредитования иностранных покупателей российской продукции. Это, по расчету министра, поддержит экспортеров, поможет создать российские производства и сервисные центры за рубежом. За зарубежные вложения выступал и Международный валютный фонд, поскольку это не скажется ни на валютном курсе, ни на инфляции. Но первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов говорил о том, чтобы инвестировать внутри страны – в инфраструктурные проекты: комплекс по переработке этансодержащего газа и производству СПГ в Усть-Луге, который строят «Газпром» и «Русгаздобыча», а также проект «Новатэка» – «Ямал СПГ».

Не были услышаны лишь предложения председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной, советовавшей продолжать копить и повысить порог с 7% ВВП.

Минфин в пояснительной записке не дает оценок влияния инвестиций ФНБ на рост ВВП. Его представитель не ответил на запрос, как и его коллега из Минэкономразвития. ЦБ не смог оперативно предоставить комментариев.

Эксперты института «Центр развития» Высшей школы экономики (ВШЭ) подсчитали, что вложение 300 млрд руб. за год в российские инвестиционные проекты ускорит экономический рост на 0,19 п. п. А если вместе с ними будет вложена такая же сумма из других источников, рост ВВП ускорится на 0,38 п. п., говорится в докладе «Перспективы использования средств ФНБ» («Ведомости» ознакомились с копией, подлинность подтвердил представитель ВШЭ). При этом, если вкладывать те же 300 млрд руб. за рубеж на поддержку экспорта, отдача будет даже выше – 0,3 п. п. Это краткосрочный эффект от увеличения спроса, подчеркивают они. Рассчитать средне- и долгосрочные эффекты, основанные на предложении, сложнее.

Краткосрочный эффект на темпы роста ВВП зависит от импортной составляющей, от того, как распределится спрос на внутренний и внешний, объясняет один из авторов доклада, эксперт Центра развития Андрей Чернявский. Поэтому вложения внутри страны получаются чуть менее эффективными, чем при поддержке экспорта – в нем цепочки добавленной стоимости короткие и импорта, соответственно, меньше.

Оценки разумные, комментирует директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Олег Замулин: краткосрочный эффект действительно будет через спрос, а долгосрочный – через предложение. Если в 2021 г. за счет средств ФНБ начнут строить дорогу, то краткосрочный эффект на экономику будет в виде найма рабочей силы, загрузки заводов, производящих стройматериалы и т. п., а в долгосрочной перспективе эта дорога сможет увеличить потенциал ВВП, с помощью ее можно будет больше произвести.

«Наши оценки величины прямых эффектов близки, – говорит главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков, – но все они приблизительные – ­эффекты в значительной мере будут зависеть от природы инвестиционных проектов, того, какой объем импорта оборудования и услуг потребует их реализация». Оценить эффекты для потенциального роста можно будет, только когда будет информация о конкретных проектах, замечает он.

С поддержкой экспорта проблема в том, что рынок сбыта для российской продукции может быть ограничен, например, для тех же самолетов региональные офисы могут оказаться не слишком успешными, рассуждает директор финансового центра «Сколково – РЭШ» Олег Шибанов. Пока слышно только про производственные проекты, а они могут оказаться менее важными в текущей макросреде, замечает Шибанов: торговля услугами (консалтинга, IT и т. п.) в последние годы растет лучше, чем торговля товарами. Концентрация только на производстве может оказаться ставкой на прошлое, предупреждает он.

Нужно вкладываться в проекты, которые дают максимальный эффект в долгосрочной перспективе, т. е. развивают инфраструктуру или человеческий капитал, считает Замулин. В краткосрочной перспективе это может привести к перегреву и инфляции, но с учетом слабого роста российской экономики и возможности ЦБ нивелировать эти эффекты денежной политикой эти риски представляются незначительными, успокаивает он.

Основное назначение ФНБ – стабилизация экономики, это средства, которые копятся на тяжелые времена, напоминает Чернявский, но фактически часть ФНБ уже выполняет роль фонда развития. Поэтому хорошо бы иметь набор инвестпроектов в очереди, но их доходность не должна быть основным критерием отбора, гораздо важнее уровень риска, считает он.

Когда государство стремится получить доход на свои средства, оно рассуждает как частный бизнес, работающий ради прибыли, и может просто заменить частное финансирование, говорит еще один автор доклада, директор Центра развития Наталья Акиндинова. Это может способствовать закреплению сырьевой структуры экономики, ведь высокая доходность в основном в сырьевом секторе, объясняет она.

За деньгами Фонда национального благосостояния выстроилась очередь

Финансовые резервы могут иссякнуть в три раза быстрее, чем планирует Минфин

Антон Силуанов рассказывает о поразительной бюджетной устойчивости России. Фото со страницы Совета Федерации в Flickr

Глава Минфина Антон Силуанов в два раза увеличил время безбедного бюджетного существования страны за счет накопленного Фонда национального благосостояния (ФНБ). В конце декабря он уверял, что государство сможет исполнять свои обязательства «до трех лет» в случае падения нефтяных цен до уровня 25–30 долл. за баррель. Сегодня же Антон Силуанов доказывает, что денег ФНБ хватит уже на шесть лет. Правда, независимые эксперты считают, что деньги ФНБ закончатся уже через полтора-два года. И после этого государство будет исполнять свои обязательства в основном за счет постоянной девальвации рубля.

Россия в течение шести лет обеспечит финансирование расходных обязательств государства, в том числе социальных, при сохранении нынешних цен на нефть. Об этом в субботу заявил на заседании Совета Федерации министр финансов Антон Силуанов. «Даже при текущих ценах на энергоносители нам ресурсов хватит на срок около шести лет при действующих наших обязательствах», – сообщил Силуанов.

Между тем совсем недавно Антон Силуанов оценивал длительность бюджетной стабильности в условиях низких нефтяных цен в три года максимум. «Есть риски того, что цены могут сократиться до 25–30 долл. за баррель. Наша с вами бюджетная политика позволяет обходить эти риски до трех лет, выполняя все свои обязательства с накопленными резервами. Поэтому в этой части у нас не будет столь сильной волатильности курса, если такая ситуация случится, поскольку будут использованы дополнительные валютные интервенции из Фонда национального благосостояния. Это снизит давление на волатильность рубля», – пояснял Силуанов в конце декабря прошлого года.

Читать еще:  Снятие малолетнего ребенка с регистрационного учета

Однако независимые экономисты оценивают перспективы бюджетной и валютной стабильности в России совершенно иначе. «Я не понимаю, откуда такой оптимизм. Предполагаю, что в правительстве пока используется чисто бухгалтерский подход – столько валютных доходов потеряли, столько дополнительных средств получили за счет девальвации. Сколько получаем за счет ослабления рубля», – заявил экс-министр экономики Андрей Нечаев, который входит сегодня в Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина. По оценке Нечаева, средств ФНБ хватит лишь на год-полтора. А дальше бюджет будет балансироваться «за счет карманов населения», чему граждане явно не обрадуются.

С оценками Нечаева согласен и ведущий эксперт Института современного развития Никита Масленников. В качестве обоснования он приводит следующий расчет: для покрытия дефицита бюджета правительству придется ежемесячно продавать из своих резервов от 3 до 5 млрд долл. На 1 марта в ФНБ находилось чуть больше 123 млрд долл. Таким образом, если деньги ФНБ пойдут исключительно на поддержку бюджета, то весь этот фонд будет исчерпан уже через два года. Однако за средствами ФНБ уже выстроилась большая очередь из тех, кто к бюджетному дефициту не имеет прямого отношения. «Кризис – это всегда огромные непредвиденные расходы. Все пойдут просить помощи. И эта помощь будет выделяться», – напоминает директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton Игорь Николаев. По его расчетам, средств ФНБ хватит максимум на полтора-два года.

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин
предупреждает о негативных последствиях
пандемии и падения мировых цен на нефть
для России. Фото с сайта www.audit.gov.ru

Николаев призывает критически оценивать успокоительные заявления чиновников. «Еще одно обрушение рынков, и они начнут говорить, что средств ФНБ хватит уже на 15–20 лет», – предполагает экономист. Растущий оптимизм нынешних министров бывший вице-премьер Яков Уринсон объясняет особым инструктажем чиновников в условиях кризиса. Так что от действующих чиновников все чаще можно будет слышать заявления о «новой нормальности» происходящего.

«Думаю, что мы вошли в достаточно новую устойчивую реальность и нам какое-то длительное время предстоит жить примерно в равновесных ценах около 35 долларов за баррель, плюс-минус. Возможен отскок вниз в силу целого ряда причин, ну и всегда остается вероятность того, что будет восстановлено соглашение со странами ОПЕК в каком-то формате и цены пойдут вверх», – заявил в пятницу первый вице-премьер Андрей Белоусов. Российской экономике, по его словам, не грозит рецессия в этом году, и при отсутствии дополнительных шоков она продолжит расти. Тем не менее, по его словам, запланированных темпов роста экономика страны не достигнет.

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин поручил первому вице-премьеру Андрею Белоусову и вице-премьеру Татьяне Голико вой доложить 16 марта о предложениях по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в связи с распространением коронавируса нового типа.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Фонд национального благосостояния. Откуда в нем деньги и как их используют

В начале февраля этого года стало известно, что Минфин выкупит у Центробанка его долю акций в Сбербанке (50% +1). И уже в начале марта Госдума одобрила соответствующий законопроект в первом чтении. Для покупки власти используют средства из Фонда национального благосостояния (ФНБ). Здесь можно подробнее прочитать о схеме сделки и зачем она нужна. А мы коротко напоминаем, как устроен ФНБ и сколько в нем сейчас денег.

Как ФНБ появился?

Во второй половине 1999 года мировые цены на нефть впервые за несколько лет поднялись выше отметки $20 за баррель. Это позволило нарастить доходы бюджета, и в 2001 году президент РФ Владимир Путин предложил создать резерв, формируемый из “связанных с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой” доходов.

Так, в 2004 году появился Стабилизационный фонд. Через четыре года — с 1 февраля 2008 года — его разделили на Резервный фонд и собственно Фонд национального благосостояния. Первый был нужен для покрытия бюджетных расходов в случае, если мировые цены на энергоресурсы сильно снижались, и для стабилизации таким образом экономики в кризис. А ФНБ предназначался для софинансирования добровольных пенсионных накоплений россиян.

В декабре 2017 года Минфин потратил последние средства из Резервного фонда как раз на покрытие бюджетного дефицита. И с 1 января 2018 года ФНБ и Резервный фонд объединили, а еще через месяц второй окончательно перестал существовать.

Здесь вы можете подробнее почитать об истории создания российских резервов.

А сколько в нем сейчас денег?

На 1 февраля 2020 года в фонде находилось 7,84 трлн рублей. Что равно примерно 6,9% от ВВП, прогнозируемый объем которого в 2020 году составит 113,631 трлн рублей.

На сайте Минфина можно посмотреть подробную статистику о движении средств ФНБ.

И откуда эти деньги берутся?

Фонд пополняется за счет:

  • дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета. Рыночные цены на ресурсы меняются регулярно и нередко довольно сильно. Например, за месяц с 1 февраля по 1 марта этого года на фоне новостей о новом коронавирусе нефть марки Brent (от нее рассчитывается стоимость российской экспортной марки Urals) подешевела на торгах на 15,1%. В государственный бюджет такие скачки не заложишь, так что согласно бюджетному правилу он сверстан из расчета цены Urals $42,4. И как раз все доходы выше этого уровня и идут в ФНБ. По данным Минфина, средняя стоимость Urals в период с 15 января по 14 февраля составила $57,5 за баррель;
  • доходов от управления его средствами. Так, в 2019 году власти заработали на размещении средств фонда 95,179 млрд рублей. При этом с 1 февраля 2016 года до 1 февраля 2022 года действие нормы приостановлено — эти деньги идут не в ФНБ, а сразу в основную часть федерального бюджета.

Кто и как управляет средствами фонда?

Главным образом, этим занимается Минфин, но в отдельных случаях на это также имеет право Центральный банк.

Средства ФНБ могут размещаться двумя способами: либо через покупку иностранной валюты (австралийский, канадский и доллар США, евро, фунт стерлингов, швейцарский франк и иена), либо в достаточно большом количестве активов.

  • Долговые обязательства иностранных государств.
  • Долговые обязательства иностранных государственных агентств и центральных банков.
  • Долговые обязательства международных финансовых организаций, в том числе в форме ценных бумаг.
  • Долговые обязательства и акции российских юридических лиц, связанных с реализацией инфраструктурных проектов.
  • Депозиты и остатки на счетах в банках и кредитных организациях, а также на счетах Внешэкономбанка.
  • Депозиты и остатки на банковских счетах в Центральном банке России.
  • Акции и долговые обязательства юридических лиц.
  • Долговые обязательства и акции российских компаний, в проектах которых участвуют Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и Росатом, а также паи (доли участия) инвестиционных фондов РФПИ.

При этом список стран, в чьи активы можно размещать деньги ФНБ, ограничен — это Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Ирландия, Испания, Канада, Люксембург, Нидерланды, США, Финляндия, Франция, Швейцария, Швеция и Япония. И это одно из целого списка требований, которые устанавливает правительство.

Как напомнил в декабре 2019 года Владимир Путин, “20% из фонда так или иначе уже находятся в экономике с помощью разных инструментов, в том числе через Внешэкономбанк (ВЭБ)”. Из них 8% потрачено на прямые крупные инфраструктурные проекты: это и Центральная кольцевая автомобильная дорога (ЦКАД) в Москве, и реконструкция Байкало-Амурской магистрали и Транссиба.

Для чего нужен ФНБ? И на что идут эти деньги?

Фонд предназначен для софинансирования добровольных пенсионных накоплений россиян, а также обеспечения сбалансированности (покрытия дефицита) бюджетов — федерального и Пенсионного фонда.

Так что закону кроме размещения деньги из ФНБ можно использовать:

  • как раз на покрытие возникающего бюджетного дефицита — пенсионного или федерального. Так, в ноябре 2018 года на покрытие дефицита бюджета Пенсионного фонда пошли 460 млрд рублей.
  • когда объем фонда превышает 7% ВВП. Эти излишки Минфин может инвестировать на цели, связанные с финансированием роста экономики страны. Как раз они и пойдут на покупку бумаг Сбербанка. А так как по закону ЦБ перечисляет в федеральный бюджет 75% своей прибыли, то большая часть этих денег вернется в государственную казну. Планируется, что они пойдут на финансирование социальных инициатив, которые Владимир Путин изложил в послании Федеральному Собранию.
Читать еще:  Что делать с остатками алкоголя при аннулировании лицензии?

В материале использовались данные “ТАСС-Досье”

ФНБ и Резервный фонд

Объем Фонда национального благосостояния России

На 1 августа 2019 года:

7 870 млрд. руб.

124,1 млрд. долл.

Из них высоколиквидные активы (средства, хранящиеся на счетах в Банке России) составляют $98,5 млрд.

Из новостей

Двухкратный рост объемов фонда

На начало августа объем ФНБ приблизился к 8 триллионам рублей и превысил 7% российского ВВП. Почти двукратное увеличение произошло всего за 1 месяц, правда, как объясняют в Минфине, оно в значительной степени “техническое”, – в июле с бюджетного счета Минфина на счет ФНБ были единоразово переведены средства, накопленные в 2018 году как отчисления от нефтегазовых сверхдоходов по бюджетному правилу.

Однако правительство по-прежнему пока не имеет полномочий расходовать средства фонда на инвестиционные цели. Это станет возможным, когда уровень в 7% ВВП достигнут ликвидные активы фонда на счетах в Центральном Банке, – накопления, уже инвестированные каким-то образом, для этого показателя не учитываются. Пока ликвидные активы, достигнув величины $98,5 млрд, составляют лишь 5,7% ВВП. Но возможно, планка в 7% будет “взята” уже до начала 2020 года. И по поводу расходования средств фонда в будущем уже сейчас в правительстве и Центробанке разгораются споры.

Государственные сберегающие фонды

Фонд национального благосостояния

Представляет собой:
Часть средств федерального бюджета, подлежащих обособленному учету и управлению в целях обеспечения софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан Российской Федерации, а также обеспечения сбалансированности (покрытия дефицита) бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации.

ФНБ формируется за счет тех же финансовых поступлений, что и Резервный фонд, если накопленный объем средств в Резервном фонде достиг его нормативной величины (7% ВВП).

Резервный фонд

Представлял собой:
Часть средств федерального бюджета, подлежащих обособленному учету, управлению и использованию в целях обеспечения сбалансированности покрытия дефицита федерального бюджета.

Формировался за счет:
Дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета в случае, если накопленный объем средств Резервного фонда не достигает его нормативной величины (7% ВВП).

Дополнительные нефтегазовые доходы – это разница между рассчитанными исходя из прогнозируемой цены на нефть и рассчитанными исходя из базовой (реальной) цены на нефть.

Кроме того Резервный фонд мог пополнятся следующими финансовыми поступлениями:
– От налога на разработку полезных ископаемых;
– Вывозными пошлинам на сырое топливо;
– Пошлинами, взимаемыми за вывоз товаров, полученных при переработке нефти;
– От доходов, полученных благодаря управлению средствами фонда.

В настоящее время прекратил существование.

Сберегающих российские финансы фонды ведут отсчет с 2008 года, когда после реструктуризации в них были переведены деньги существовавшего до того времени Стабилизационного фонда. Законодательные положения о них сформулированы в статьях 96.9 и 96.10 Бюджетного кодекса РФ.

Оба фонда являются частью золотовалютных резервов России.

В середине 2015 года наступил случай, предусмотренный положением Бюджетного Кодекса о Резервном фонде – превышение прогнозируемой цены на нефть над ее фактической ценой. Поэтому средства фонда стали использоваться для покрытия части расходов федерального бюджета вместо тех средств, что были недополучены.

Другие новости

Средства Фонда – расходовать!

Правительство, вероятно, в близком будущем изменит подход к использованию средств Фонда. Об этом несколько дней назад заявил первый вице-премьер и по совместительству глава Минфина Антон Силуанов.

К концу года средства Фонда должны достичь 7% ВВП, а средства выше этой отметки уже можно тратить на инвестиционные цели. В частности, рассматриваются варианты поддержки кредитами покупателей российской несырьевой продукции за рубежом.

Появились также предложения направления превышающих 7%-ую границу накоплений на инвестиции внутри страны – на финансирование национальных проектов , возможно, другие проекты.

Однако планы внутрироссийских инвестиций встретили возражение со стороны председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной. Она считает, что расходование средств ФНБ внутри страны будет иметь негативные экономические последствия: приведет к снижению конкурентоспособности отечественных предприятий, к одномоментному укреплению рубля и повышению влияния на его курс фактора нефтяных цен на нефть.

Какие планы будут реализовываться правительством покажет ближайшее время.

Резервный фонд канул в Лету

Резервного фонда России больше нет. Он прекратил свое существование 1 января 2018 года. Это входило в планы Минфина еще в начале прошлого года, предполагалось, что траты из него будут такими, что денег в к началу следующего не должно остаться. Теперь он присоединяется к Фонду национального благосостояния.

Все дополнительные доходы государства от нефтегазовой отрасли (если цены на нефть будут выше, чем заложены в бюджете) теперь будут направляться в ФНБ.

Размер ФНБ на 1 января 2018 (предположительно):

Размер фондов на 1 ноября 2017 составлял:

– Резервный фонд – 975,5 млрд руб.
– ФНБ – 4,014 трлн руб.

Средства из ФНБ будут тратится правительством в случае незапланированного падения доходов бюджета на текущие расходы, в частности на социальные выплаты. По оценке экспертов, даже в случае очень неблагоприятной ситуации с поступлением доходов в бюджет средств ФНБ хватит как минимум на 3-4 года.

Вместо двух фондов останется один

Министр финансов России Антон Силуанов объявил о том, что имеется решение объединить Резервный фонд с Фондом национального благосостояния (ФНБ).

Две недели назад из Минфина поступала информация, что рассматривается возможность консолидации средств ФНБ и Резервного фонда, а не слияния или объединения их самих.

По мнению экспертов, такие планы правительства, в условиях, когда часть средств ФНБ тоже предполагается расходовать на покрытие дефицита бюджета, нельзя назвать неожиданными.

Размер фондов на 1 июня 2017:

– Резервный фонд – 932 млрд руб. (1,1% ВВП)
– ФНБ – 4,2 трлн руб. (4,8% ВВП)

Ожидается, что к концу 2017 года в ФНБ останется около 2 трлн руб.
Средства Резервного фонда могут быть исчерпаны полностью.

Минфин расходует Резервный фонд

Министерство финансов продолжает расходовать средства Резервного фонда на финансирование дефицита бюджета страны. В августе на эти цели было потрачено 390 млрд руб., и еще на 80 млрд рублей Резервный фонд уменьшился из-за отрицательной переоценки своих валютных счетов. Таким образом в августе Резервный фонд сократился в процентном выражении почти на 20%. Это самое резкое месячное сокращение за последние полтора года, в настоящий момент размер Резервного фонда составляет немногим более 2 трлн руб. К концу 2016 года в нем останется лишь 980 млрд руб., а в 2017 году его средства уже могут быть полностью исчерпаны.

Всего в суверенных фондах России – Резервном фонде и ФНБ – Фонде национального благосостояния, – в настоящий момент остается менее 7 трлн руб. По планам Минфина ФНБ будет задействован для бюджетных целей после исчерпания Резервного фонда.

Ожидается снижение объемов фондов

В середине января министр финансов России Антон Силуанов предупреждал, что Резервный фонд и неинвестированные средства Фонда Национального Благосостояния могут быть потрачены уже в 2016 году, если меры бюджетной оптимизации окажутся недостаточно эффективными.

Ранее в декабре прошлого года Центробанк предупреждал, что к середине 2017 года Россия может полностью потратить Резервный фонд, а к концу 2018 потерять большую части ФНБ.
В своем последнем выступлении в феврале, говоря о выпадающих нефтяных доходах, глава Минфина вновь заявил, что при низких ценах за баррель может потребоваться дополнительное использование средств Резервного фонда.

MoneyInformer в социальных сетях

Дороги, танки, олигархи. Кому достанется триллион рублей из ФНБ и чем это обернется для россиян

В правительстве начали обсуждать варианты использования средств Фонда национального благосостояния. Какие проекты могут получить поддержку и как это скажется на нашей экономике и рубле?

Читать еще:  Возможно ли обменять технически сложный товар без проверки?

Фонд национального благосостояния растет рекордными темпами. Сейчас в нем скопилось свыше 7,8 трлн рублей, или 124,1 млрд долларов, с начала года его объем удвоился, и уже к концу года его ликвидная часть может превысить 7% от ВВП. А это значит, что эти деньги правительство сможет тратить по своему усмотрению. Например, на исполнение майского указа президента, согласно которому, напомним, Россия должна войти в число пяти крупнейших экономик мира.

Сколько намерены потратить, пока неизвестно. Если верить заявлениям первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова, власти будут поддерживать постоянный баланс ФНБ на уровне 7% ВВП. При этом, по его словам, даже это не означает, что будут потрачены все «излишки». Между тем за субсидиями из ФНБ уже выстроилась очередь госкорпораций. Одному только «Газпрому» требуется на строительство завода по производству сжиженного природного газа и газохимического комплекса в Усть-Луге порядка 2,3 трлн рублей. На что могут быть потрачены деньги и к чему это может привести?

Дорога длинная, казенный дом

В правительстве есть точка зрения, что средства ФНБ стоит направить на развитие инфраструктуры. В частности, на поддержку проекта по модернизации БАМа и Транссибирской магистрали, строительство портовых комплексов и автодорог. Последний пункт есть в майском указе. Только для реконструкции БАМа и Транссиба, по оценке гендиректора РЖД Олега Белозерова, требуется почти 700 млрд рублей.

Отчасти это означает создание новых рабочих мест, хотя часть спроса на рабочую силу будет компенсирована за счет притока трудовых мигрантов. Плюс в выигрыше окажутся строительные и металлургические компании. Но «экономического чуда» ждать не стоит: максимум это позволит добавить к динамике ВВП 0,3–0,5 процентного пункта, при этом эффект не будет долгосрочным. Во-первых, из-за низкой эффективности, во-вторых, из-за роста расходов на поддержание инфраструктуры. «Инфраструктурные проекты способны стать источником постоянных расходов на поддержание, как инфраструктура крупных спортивных соревнований или временно-постоянная московская дорожно-транспортная система», — отмечает аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков.

А вот для рубля рост расходов на инфраструктурные проекты — новость негативная. Особенно если власти не станут конвертировать валюту на счетах ФНБ, а прибегнут к допэмиссии. К этому способу государство уже прибегало, например, когда спасало банки. Такой сценарий рассматривают аналитики Райффайзенбанка. По их оценке, это может привести к росту курса доллара на 1–2% (в зависимости от объема инвестиций), но практически не скажется на инфляции. «Основные затраты при строительстве — это расходы на стройматериалы и импорт оборудования, доля зарплат мизерная. Скорее всего, это станет причиной роста потребительского спроса, и люди предпочтут погасить кредиты или направить деньги на сбережения», — поясняет аналитик банка Станислав Мурашов.

Больше танков, хороших и разных

Вариант номер два — направить деньги на кредитование экспорта. Вероятность такого развития событий большинством экспертов оценивается как очень высокая. Тем более что государство регулярно прибегает к кредитованию экспорта вооружений. Либо выдает кредиты на реализацию проектов российских компаний за рубежом. Например, только на проект строительства АЭС в Египте может потребоваться 25 млрд долларов.

Еще одна возможная статья расходов — программа «Фарма-2030», в задачу которой входит увеличение объемов экспорта российских лекарств в четыре раза — до 1 млрд долларов в год. «По стоимости клинические испытания — это очень дорогое удовольствие, поэтому государство могло бы оказать поддержку производителям, кредитуя исследования», — говорит директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг.

Большинство экспертов, однако, полагают, что основными бенефициарами будут крупные компании сырьевого сектора и предприятия ОПК. Ежегодный объем поставок российской военной техники на экспорт — около 16 млрд долларов. Россия — номер два в списке стран — экспортеров оружия.

Неизвестно, приведет ли это к дополнительному притоку долларов в страну, но, как считает аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович, такие расходы не приведут к росту цен в стране. Для рубля такой вариант также оказался бы позитивным: укрепления нашей национальной валюты, возможно, ждать не стоит, однако она стала бы более устойчивой к внешним шокам.

Помогите олигарху

Некоторые эксперты не видят ничего страшного, если деньги пойдут, например, на помощь крупным сырьевым компаниям вроде «Новатэка», которому нужны деньги для строительства танкеров для проекта «Арктик СПГ 2». Ранее компании уже предоставлялись средства из ФНБ для проекта «Ямал СПГ». Еще один претендент на поддержку от государства — «Роснефть», которая хочет получить налоговый вычет в обмен на развитие Приобского месторождения. Речь идет о 46 млрд рублей в год.

«Интересная и дорогостоящая задача для ФНБ, например, — обновление добывающих мощностей для государственных нефтяных месторождений. Это долго, требует больших затрат и малорентабельно, но это необходимо, потому что страна еще долго будет сидеть на нефтяной игле», — считает аналитик информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова. Очевидно, в правительстве рассуждают так же. Как заявил агентству «Интерфакс» директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазонов, чтобы компенсировать выпадающие доходы из бюджета от налоговых льгот для «Роснефти», власти могут повысить НДПИ и ввести налог с добычи попутного природного газа. Ранее в Минфине также обсуждали возможность компенсировать выпадающие доходы за счет ФНБ.

По мнению Бодровой, введение новых налогов неминуемо отразится на росте инфляции. «Сырьевые компании в итоге все равно переложат свои расходы на потребителей», — говорит она. А вот быстрого эффекта от модернизации месторождений за счет притока нефтедолларов в страну может и не быть. «Во-первых, столь масштабные проекты требуют колоссальных затрат, а сроки их реализации могут занимать десятки лет. Во-вторых, не факт, что компании направят полученные доходы от льгот на развитие инфраструктуры, а, например, не на снижение своей долговой нагрузки», — поясняет аналитик.

Покупаем Америку

Среди аналитиков, опрошенных Банки.ру, самая популярная идея — израсходовать излишки фонда для инвестиций в развитие проектов частного бизнеса. В некоторых из них, особенно социальной направленности, государство могло бы выступать как соинвестор. Причем речь идет как об отечественных, так и об иностранных проектах. То есть пойти по пути Китая, который стремится создавать высокотехнологичные производства в стране.

«Дороги, мосты и аэропорты — это хорошо, но по дорогам и мостам надо что-то перевозить, а аэропорты — использовать для туризма или деловых поездок», — рассуждает Кочетков из «Открытие Брокера». Например, по его словам, если есть спрос на электронные компоненты, микросхемы и прочее, правительство могло бы выступить в качестве соинвестора для зарубежных компаний, которым можно было бы предложить льготное совместное финансирование и налогообложение по проектам создания новых производств. «Это привело бы к появлению новых высокооплачиваемых рабочих мест, повышению уровня подготовки внутренних трудовых резервов, а также позволило бы сократить технологическое отставание», — говорит аналитик.

Другой путь — использовать средства ФНБ по примеру других суверенных фондов для инвестиций в бумаги иностранных компаний, венчурные проекты и инфраструктуру. Однако мало кто верит, что в текущей геополитической ситуации власти станут покупать, скажем, акции американских компаний. «Это позволило бы получить определенный финансовый результат в долгосрочной перспективе, но никак не помогло бы развитию собственной экономики», — указывает главный стратег компании «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

Меньше всего эксперты склонны верить, что правительство может использовать ФНБ для снижения налогов на бизнес, отмену акцизов и пошлин, а также стимулирование внутреннего потребления. «Это один из основных способов поднять экономику для всего мира, но не для нас. Очевидно, что власти на это не пойдут», — уверен аналитик «Финама» Алексей Калачев. Впрочем, по его словам, любые финансовые меры поддержки не принесут пользы без реформ основных институтов страны.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector