Проблемы связаные с гнк
Garant-agency.ru

Юридический портал

Проблемы связаные с гнк

История создания и развития службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в России

В Советском Союзе на протяжении длительного времени не существовало специализированного отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Недостаточное осознание серьезности проблемы, и, частично, идеологические установки на «невозможность появления наркомании в советском обществе» привели к тому, что подобный отдел проявился лишь в 1970 году, хотя правоохранительные органы занимались этой проблемой с самого начала становления СССР.

7 июля 1973 год создается первый самостоятельный Отдел по борьбе с наркоманией в составе Управления уголовного розыска МВД СССР.

В 1989 год Отдел по борьбе с наркотиками реорганизуется в 3-е Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и преступлений, связанных с иностранными гражданами ГУУР МВД СССР. Два из трех отделов 3-го Управления специализируются на проблеме наркотиков. В 1990 год за счет штатной численности ГУУР и ГУБХСС МВД СССР создается Управление по борьбе с распространением наркомании ГУУР МВД СССР. В его структуре, помимо двух центральных, формируются еще семь межрегиональных отделов по борьбе с наркобизнесом, подчиненные непосредственно МВД СССР. После неоднократных переименований и организационных изменений в системе и структуре Управления приказом МВД СССР от 28 ноября 1991 год это специальное подразделение милиции выводится из-под юрисдикции ГУУР МВД СССР. Вместо прежнего Управления образуется Бюро по контролю за незаконным оборотом наркотиков МВД СССР, которое становится самостоятельной отраслевой службой криминальной милиции, получает полномочия в области контроля над легальным оборотом наркотиков, движением прекурсоров, а также решает задачи по противодействию незаконному обороту наркотиков и их контрабанде.

Приказом МВД СССР № 409 от 6 декабря 1991 года штатная численность Бюро была определена в 48 человек. С этого момента и начинается отсчет времени создания службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

В период ликвидации МВД СССР (1992 год) на базе Бюро, а также Отдела по борьбе с наркоманией УУР МВД РСФСР создается Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УНОН) МВД России.

Одними из создателей и бессменных руководителей антинаркотического ведомства в составе МВД были генерал-лейтенант милиции А.Н. Сергеев и полковник милиции Б.Ф. Калачёв (кандидат юридических наук), которые были не только выдающимися организаторами и практиками, но и учёными-исследователями, авторами-разработчиками Федерального закона РФ от 1998 № 3 – ФЗ «О наркотических срествах и психотропных веществах», а также множества научных трудов по проблемами противодействия незаконному обороту наркотиков.

Эмблема службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Российской Федерации 1992 – 2002 гг.

С первых дней возникновения Управления предпринимались меры к созданию самостоятельных подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в МВД-ГУВД-УВД субъектов Российской Федерации.

Пиком развития указанной службы в системе МВД России стало заседание Президиума Государственного совета, проведенное 24 сентября 2002 года. По итогам заседания Президентом Российской Федерации В.В. Путиным было принято решение о создании Государственного комитета по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ (ГКПН при МВД России).

Постоянно увеличивающийся вал распространения наркотиков, усугубляющий криминальную ситуацию в стране, обусловил необходимость принятия комплексных целевых программ, предусматривающих, в том числе, и увеличение штатной численности подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В итоге по состоянию на 1 января 2003 года штатная численность Службы составила более 8200 единиц.

В 2003 году начался новый этап становления антинаркотической службы. Произошла значительная реорганизация системы органов, осуществляющих противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими. С целью объединения усилий органов государственной власти, дальнейшей активизации антинаркотической деятельности Указом Президента Российской Федерации от 11 марта 2003 года № 306 был образован Государственный комитет Российской Федерации оборотом наркотических средств и психотропных веществ 9 марта 2004 года, Президентом России подписан Указ № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» в соответствии с которым Госнаркоконтроль России переименован в Федеральную службу Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН РФ).

5 апреля 2016 года Президент России подписал Указ № 156 об упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и передаче её функций в МВД России. С апреля 2016 года функции ФСКН выполняет Главное управление по контролю за оборотом наркотиков Министерства внутренних дел Российской Федерации. 13 апреля 2016 года начальником ГУ назначен генерал-майор полиции Храпов Андрей Иванович.

История развития подразделений по контролю за оборотом наркотиков в Республике Карелия

Республика Карелия в силу сочетания многих факторов столкнулась с проблемой наркотизации ещё в 80-е гг., несмотря на то, что отстояла далеко от основных наркотрафиков. Правоохранительные органы республики в лице, прежде всего, МВД Республики Карелия приняли достаточно оперативные меры реагирования. Первое подразделение, в функции которого входило выявление наркопреступлений, в МВД Республики Карелия было создано в 1986 г.

В 1997 г. в составе УВД г.Петрозаводска, столицы республики, был создан отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В подразделениях уголовного розыска горрайлинорганов были закреплены сотрудники за линией выявления преступлений, совершавшихся наркоманами. В 1997 г. в МВД РК был создан Межрайонный отдел по борьбе с наркотиками, в задачи которого входило выявление и раскрытие наркопреступлений на территории всей Карелии, координация усилий ГО-РОВД, зональный и линейный контроль на данном направлении оперативно-служебной деятельности. У истоков создания подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков стояли Котляров Николай Дмитриевич, Дегтярёв Павел Владимирович, Яцкевич Михаил Владимирович, Карпин Владимир Михайлович.

Примечательно, что в 1999 г. в увеличенные штаты ОБНОН УВД г.Петрозаводска вошли отделение по борьбе с наркопреступлениями и отделение по раскрытию общеуголовных преступлений, совершаемых потребителями наркотиков. Пик выявляемости общеуголовных преступлений, совершённых наркоманами, как раз приходится на период 1999 – 2002 гг., т.к. после 2002 г. усилия всего подразделения были переориентированы на борьбу непосредственно с наркопреступлениями.

ОБНОН УВД г.Петрозаводска долгое время возглавлял Дегтярёв Павел Владимирович, а после его ухода на заслуженный отдых, отдел возглавил подполковник милиции Любарский Владимир Константинович. За личное участие в ликвидации опасного преступного сообщества с межрегиональными связями, которое организовало массовое распространение наркотиков в Карелии Любарский В.К. был удостоен медали «За отличие в охране общественного порядка», а его заместитель, Николаевский Павел Михайлович был награждён Орденом Мужества.

В том же году был сформирован следственный отдел в СУ УВД г.Петрозаводска, впервые в истории органов внутренних дел Республики Карелии специализировавшийся на расследовании наркопреступлений.

В 1999 г. на базе Межрайонного отдела по борьбе с наркотиками был сформирован Отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков при Криминальной милиции МВД Республики Карелия, работавший по зонально-линейному принципу (ОБНОН КМ МВД Республики Карелия); постепенно, в ГО-РОВД формировались группы БНОН с линейным подчинением ОБНОН. Начальником ОБНОН КМ МВД РК был назначен Котляров Н.Д.

Впервые в истории органов внутренних дел Российской Федерации в 1999 году в составе МОБ УВД г. Петрозаводска было создано отделение по профилактике правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Основными направлениями работы отделения являлись: профилактическая работа в учебных заведениях города Петрозаводска; участие в профилактических мероприятий и рейдах; профилактическая работа в летних и зимних лагерях; проведение социологических опросов; индивидуальная профилактическая деятельность; взаимодействие с ГУЗ «Республиканский наркологический диспансер»; информационная и рекламно-издательская деятельность; проведение антинаркотических акций, семинаров, «круглых столов», конкурсов; международная деятельность; межведомственное взаимодействие; взаимодействие со СМИ. Неоценимый вклад в организацию и развитие работы внесла первый начальник отделения Баранова Ольга Сергеевна.

Следует отметить, что сотрудники МВД Карелии, занимавшиеся противодействием наркопреступности, в ряде случаев планировали и реализовывали мероприятия, опережавшие время. Например, ещё в 1994 г. в качестве инструмента доказывания сбыта наркотиков было внедрено контролируемое приобретение наркотиков у сбытчиков, которое впоследствии было закреплено в Федеральном законе РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» как оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка».

В конце 2002 г. подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Республики Карелии были сведены в Управление по противодействию незаконному обороту наркотиков при МВД РК как одно из зональных подразделений УПНОН МВД Российской Федерации. Начальником Управления был назначен полковник милиции Котляров Н.Д. Однако весной 2003 г. УПНОН был ликвидирован и личный состав почти в полном составе перешёл в Управление Госнаркоконтроля России по Республике Карелия (с 2004 по 2016 гг. Управление ФСКН РФ по Республике Карелия).

Одновременно, в УБОП при КМ МВД РК был создан ОБНОН, в УВД г.Петрозаводска также было воссоздано подразделение БНОН. Поле упразднения подразделений по борьбе с организованной преступностью в 2011 г. в МВД по Республике Карелия функции борьбы с незаконным оборотом наркотиков выполняли подразделения уголовного розыска МВД по Республике Карелия.

В соответствии с Указом Президента РФ от 05.04.2016 №156 были упразднены ФСКН России и ФМС России. Их функции и полномочия переданы МВД России. Во исполнение Указа Президента России в МВД по Республике Карелия в июле 2016 года образовано новое подразделение: Управление по контролю за оборотом наркотиков.

Проблемы связаные с гнк

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

Бывший оперативник ФСКН, а ныне следователь одного из областных управлений МВД в Центральной России размышляет об устройстве «палочной системы», искусстве «колки» подозреваемых, пользе «закона Яровой», бумаге, которую после присоединения Крыма приходится покупать за свой счет, и журналистах, готовых выдать пару оплеух за пытки.

Мотивы

Когда я еще был студентом, у меня один товарищ от героина погиб, скажем так. Повесился. Он немножко творческий был и со временем понял, что жизнь не туда летит. Я закончил вуз, в армии отслужил и решил пойти работать в органах наркоконтроля. Это я мотивы объясняю, почему я пришел. Вера была серьезная в то, что я смогу помочь людям. Я пришел с высшим юридическим. Прошел определенную проверку — ее кадры проводят, служба собственной безопасности. Ну, решили, что я подхожу.

Госнаркоконтроль

На службу в ГНК я поступил более десяти лет назад. В наркоконтроль приходили из милиции, из УФСИН приходили ребята. Потому что зарплата побольше была. Многим в те времена очень тяжело было, а тут — тысячи на две-три побольше. Потом ребята смотрели, что там сутками работаешь, плевали на это дело и уходили обратно в милицию. Тысячи на две–три поменьше получали, но там хотя бы не такой график. Это уже такое, личное: и с семьями проблемы, и бессонница одолевала.

Иногда ребята приходили и сразу уходили, потому что ты все-таки людей отправляешь на нары на большой срок. Кому-то это претило: месяца три-четыре смотрят на это и уходят. Служить непросто, не все выдерживают. Недавно следователь первого отдела по городу Уфе, лейтенант юстиции МВД написал видеообращение, выложил в сеть и застрелился. Это в новостях показали. Слюнтяй. Надо было уходить, если тяжело. Что он доказал и кому? Дочку оставил, кому она теперь нужна? Начальница его унижала, говорил, что она на него насела — у всех бывает. Когда что-то не получается, естественно, начальник требовать будет. Это все-таки система правоохранительная: если ты надел погоны, ты должен понимать, что от тебя будут требовать больше, чем от менеджера, который сидит в офисе и задницей стул протирает.

Оперативная работа

Особо наркоманами мы не интересовались, нам нужны были сбытчики. Работа оперативника наркоконтроля происходила в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности»: мы имеем право подбирать лиц, которые нам оказывают помощь — это конфиденциальное сотрудничество. Кто-то их называет стукачами. Они много помогают, информацию получаем мы. Потом начинаем проводить оперативно-розыскные мероприятия. В частности, в наркоконтроле часто применялся оперативный эксперимент «проверочная закупка», «контролируемая поставка», «оперативное внедрение» — это серьезно, когда сотрудники внедряются во всякие организованные преступные группы.

Занимались сбытом, крупные изъятия: то есть 100 грамм героина, к примеру, 150, 200. Это для нашего города очень большая партия. Город маленький, стоит между Питером и Москвой. Вся дрянь летела через Питер сюда, в том числе даже синтетика из Прибалтики. Что касается героина афганского, Санкт-Петербург считался героиновой столицей России. Весь героин сначала туда шел, оттуда — к нам.

Палки

Палочная система никуда не делась. Норма в ГНК регламентировалась на усмотрение руководства. Нужно было сделать не менее, чем в прошлом году, а лучше — на одну палку больше! Есть такое понятие — АППГ, аналогичный период прошлого года. Это может быть месяц, два или полугодие. Аналогичный период сравнивается в процентном соотношении, и за плохие результаты получали наказания дисциплинарные: выговор, например, запись в личное дело. Строгий выговор — это лишение денег, премии; это где-то пятая часть зарплаты за один месяц у тебя улетает.

Есть определенный показатель. Например, нужно поймать организованную преступную группу. Говорили: на фиг ты мне тут наркомана на кармане притащил? Да, на уголовное дело хватает, но это фигня. Ты давай, организованную преступную группу ищи или крупные изъятия. Порошки различные — это от 100 грамм: героин, амфетамин. Таблетки — определенное количество. Если растительные, например, маковая солома, марихуана, мак — то более килограмма. Вот за это дрючили, что нет крупных изъятий. Поэтому на них бывали махинации. Вместо порошка можно насыпать муки, были и такие факты. Нет, я себя не запятнал, я спокойно сплю в этом плане. Я столько людей посадил, но они точно знают, что все было по-честному.

У нас еще регион маленький. О таких фактах знали все. Руководители разные мне попадались. Палочная система: от них требовали, а они — от нас. Как ты это сделаешь, неважно. Но не нужно подставляться, все это прекрасно понимали. Выбивать признательные показания — зачем? Чтобы потом человек на суде отказался? Или хуже, если ты его избил, а он в прокуратуру пошел и снял побои? Ты же за это сядешь.

Читать еще:  Заказ контента билайн что это такое

Личное

Все, кто работал в наркоконтроле, приходя на суд, слышали в свой адрес: «Он мне подбросил». Сидит и из клетки жалуется. Процентов 90 таких товарищей было. Всем подкинули, что ли? Этого не может быть.

Нас вызывали как свидетелей по делу. Грубо говоря, я разрабатывал этого человека, я его вел. Когда я провожу оперативно-розыскные мероприятия, вся эта подноготная человека мне видна, что гниль он, что он творит. Но это в суде не озвучишь, потому что это — голые слова. Говоришь только факты, которым нашел подтверждение.

У меня до сих пор к тем, кто сбывал, очень плохое отношение. Это мерзость и мрази. У них у самих дети, а они детям продают это. Я видел, во что превращаются люди. Крокодил — известно такое? Когда люди гниют? Крокодил — это кожа такая, похожа на чешую. Это уже самый низ наркомании, когда даже на героин не хватает денег. А начиналось все с простого «покурили за углом с пацанами». Когда барыгу берешь, он сразу увиливает, это же просто марихуана или гашиш. Дружок, а во что это потом превращается? В соответствии с законом, это наркотическое средство «марихуана». Уже сколько лет не работаю, отношение все равно поганое. Мрази.

По глупости, случайно, деньги нужны были — так все говорят. Что значит оступился? Я понимаю: превысил скорость случайно. А тут человек сознательно идет и продает наркотики. Таких случайностей не бывает. Продажа наркотиков — это всегда прямой умысел.

Со временем решил сменить обстановку и ушел в МВД. Взяли меня следователем, с наркотиками перестал работать. Стало спокойнее. Система МВД создавалась десятилетиями, а наркоконтроль в 2003-м возник, и в 2016-м его не стало. То есть молодая была контора, а МВД — это все-таки стабильность, с двадцатых годов начала развиваться. Система весь Советский Союз и девяностые года выдержала.

Хотя где-то при осуществлении ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий — МЗ) есть проблемы. Не хватает транспорта, сами ездим на своих машинах, на своем бензине. Очень много сотрудников так работают. Это все экономия бюджетных средств — после Крыма проблема тяжелее стала, экономят на всем. Канцелярию, бумагу за свой счет покупаем, принтеры заправляем. Часть выдают, но этого вообще не хватает.

Колка

Бывает так, что человек сознается после так называемой «колки», когда «колешь» человека. Большинство обывателей это представляют так: сидит человек, бедный, ни к чему не причастный, и его там дубасят. На самом деле это разговор по душам. Ты должен психологом быть, уметь к человеку в душу залезть. Некоторым достаточно сказать, что признание будет смягчающим обстоятельством. Кому-то надо, к примеру, пригрозить: «Ты все равно сядешь, дружок, но ты представь, как будет твоим жене и детям. Ты представь, вот как? Сколько им тебя ждать? Тебе восемь лет сидеть, а расскажешь — тебе четыре дадут».

По поводу избиений: видел я такие факты. Чтобы руки ломали — не было такого. Так, пару затрещин, чтобы человек не расслаблялся и понимал, куда попал. Издевательств тоже особо не было.

Когда сотрудников привлекают за пару оплеух, в СМИ это выносят как издевательства, пытки. Журналистов мы всегда очень не любили, потому что они любители преувеличить, сенсацию преподнести людям. Высшее руководство не может так сказать, потому что в силу своего статуса им с прессой надо общаться. Они, естественно, будут докладывать, что рады с общественностью поделиться информацией, статистикой. На самом деле обществу [информацию] порционно надо выдавать. Если все узнают о состоянии действительном то, что мы знаем, большинство скажет: «Это вы, менты, до такого довели».

Конспекты

Проблема всей России — это показушная работа. Каждый держится за свое место, каждый хочет доработать до пенсии, каждый свою работу показывает. Например, в МВД есть отдел кадров — Управление по работе с личным составом. УРЛС тоже должны оправдать, зачем они сидят, и много всего придумывают. В частности, идиотизм с конспектами. Ты должен своей рукой писать конспекты различных приказов. Это оценивают. Тетрадку каждый год заводишь заново. Это как бы показатель твоей работы. Такое ощущение, что раскрытие преступлений управлению по работе с личным составом не интересно. Вот у тебя конспект есть — ты молодец, сотрудник розыска. А конспекта у тебя нет — ты плохой, ты не работаешь.

Вот зачем они это сделали?

В прокуратуре ребятам тоже надо показывать свою деятельность. Не много, конечно, фактов. Но из-за ерунды ребята идут под суд, опера именно. Сейчас времена изменились, у нас все законники стали, а опера, получается, крайние. Случай был несколько лет назад. В одном из районов сотрудник вел кражу из машины. Там что-то похитили. И вот хозяин начинает перечислять сотруднику розыска, что у него из машины украли. В том числе украли магнитолу. Этот заявитель сам говорит, мол, не пишите ее, она рублей двести стоила, она еще кассетная была. Машина сама была «шестерка», старая. Опер магнитолу не стал вписывать. Прокуратура начала проверку по данному факту, вызвали этого дедка и опросили его. Выяснили, что факт кражи магнитолы был известен сотруднику. Дед-то без задней мысли объяснил, он не думал, что последствия будут. Сотрудника вызвали на ковер, возбудили уголовное дело — превышение должностных полномочий. Прокуратура отправила дело в суд, суд дал сотруднику штраф, не административный, а уголовный. То есть сотрудник судимый теперь, он уже в органы не устроится. А парень на хорошем счету был, жизнь немножко ему поломали. Вот зачем они это сделали?

Реформы

Надо понимать, зачем была нужна служба Госнаркоконтроля — для Всемирной торговой организации. Одно из условий для вступления в эту организацию: необходимо иметь отдельный орган, который занимается незаконным оборотом наркотиков. Поэтому в 2003 создали Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков, ФСКН. Даже в консульствах, представительствах Российской Федерации в других странах, была должность сотрудника наркоконтроля, аттестованная. То есть с погонами сотрудник. Это, кстати, не все сотрудники наркоконтроля знали.

Осенью прошлого года я по телевизору смотрел речь Путина. Он сказал, что мы выполняем все условия для ВТО, а они нас так и не принимают, может быть, все-таки, на фиг их? Грубо говоря, речь длинная была. Я тогда сразу сказал, что ГНК, видимо, скоро не станет. Хотя сам уже в то время в МВД был. И вот в марте-начале апреля объявляют, что такой службы нет. И Федеральную миграционную службу тоже убрали сейчас в систему МВД. Это правильно, чтобы много служб не плодить и расходы оптимизировать. Федеральным ведь президентская доплата была положена.

«Закон Яровой»

Закон Яровой реально поможет. Это и оперативникам, и следователям поможет. Скандалы — это все ерунда. Когда человека лично коснется, он из либерала превратится в того, кто скажет: «Идите их расстреливайте».

Во-первых, проблема ИГИЛ сейчас не надумана. Во всех городах России очень много сотрудников ФСБ возвращают девчонок молодых. Их вербуют постоянно. Это не частный случай, это система. Девчонок возвращают в семьи, перехватывают в аэропортах. Сотрудники МВД, ФСБ над этим работают, это действительно большая проблема. Одно из ОРМ — прослушивание телефонных переговоров. Оно нарушает право на частную жизнь? Да, но это по постановлению суда. Я сам не могу ничего сделать. Если я это сделаю, я буду отвечать по закону об уголовной ответственности. В суде могут посмотреть на мои доводы и развернуть, мол, идите отсюда. А если я приведу конкретные факты — то да.

Это всех не коснется. Если ты нормальный гражданин, любовные записочки в вайбере шлешь, кого это интересует? Это на фиг никому не надо. А вот другие вещи, посерьезнее: наркотики, терроризм, похищение людей, оружие, работорговля… Закон для этого создан.

Латентная преступность

Статистика — очень коварная вещь. Важно, как ее вывернешь, как доклад составишь. Мы, конечно, поругиваем руководство, но это люди с головой, они прекрасно понимают, что докладывают. Кто станет докладывать, что в отделе все плохо? Ты ж сам по шапке получишь, еще и с должности снимут.

Есть такое понятие — латентная преступность. Она скрыта. То есть если было убийство, то вот труп. Это очевидно. А латентное — это неочевидно. Раньше это касалось изнасилований. Не каждая девушка пойдет и расскажет. Сейчас не такая уже ситуация, а раньше это очень латентной преступностью считалось, в девяностые особенно, да и в двухтысячные. Потому что большинство девушек не верили, что насильника посадят. Часто бывало, что и не сажали. Латентные преступления — это, опять же, вербовка террористов в ИГИЛ. Да даже кражи бытовые — не все идут заявления подавать.

Каждому свое

Я столько лет служу своей стране. Не то чтобы я патриотом себя считаю, но я люблю свою страну. Страна — это же не только государство, это мои родители, мои близкие. Не все в органах работают, я в каком-то смысле их защищаю.

А так работа интересная, веселая, хорошие ребята вокруг. Адреналин, опять же, на задержании, когда поджилки трясутся, хорошее очень ощущение. Работа для мужчин. Лоху делать нечего среди нас. На задержания боятся на самом деле все идти. Только кто-то ходит, чтобы свой страх побороть, а кто-то боится так, что сдвинуться с места не может. Я бы не смог сидеть в офисе, писать. Я бы не смог парикмахером работать. Как на Освенциме (на Бухенвальде — примечание редакции) написано было? Jedem das Seine, что значит — каждому свое.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Бывший оперативник ФСКН: «Проблема всей России — это показушная работа»

Бывший оперативник ФСКН, а ныне следователь одного из областных управлений МВД в Центральной России размышляет об устройстве «палочной системы», искусстве «колки» подозреваемых, пользе «закона Яровой», бумаге, которую после присоединения Крыма приходится покупать за свой счет, и журналистах, готовых выдать пару оплеух за пытки.

Мотивы

Когда я еще был студентом, у меня один товарищ от героина погиб, скажем так. Повесился. Он немножко творческий был и со временем понял, что жизнь не туда летит. Я закончил вуз, в армии отслужил и решил пойти работать в органах наркоконтроля. Это я мотивы объясняю, почему я пришел. Вера была серьезная в то, что я смогу помочь людям. Я пришел с высшим юридическим. Прошел определенную проверку — ее кадры проводят, служба собственной безопасности. Ну, решили, что я подхожу.

Госнаркоконтроль

На службу в ГНК я поступил более десяти лет назад. В наркоконтроль приходили из милиции, из УФСИН приходили ребята. Потому что зарплата побольше была. Многим в те времена очень тяжело было, а тут — тысячи на две-три побольше. Потом ребята смотрели, что там сутками работаешь, плевали на это дело и уходили обратно в милицию. Тысячи на две–три поменьше получали, но там хотя бы не такой график. Это уже такое, личное: и с семьями проблемы, и бессонница одолевала.

Иногда ребята приходили и сразу уходили, потому что ты все-таки людей отправляешь на нары на большой срок. Кому-то это претило: месяца три-четыре смотрят на это и уходят. Служить непросто, не все выдерживают. Недавно следователь первого отдела по городу Уфе, лейтенант юстиции МВД написал видеообращение, выложил в сеть и застрелился. Это в новостях показали. Слюнтяй. Надо было уходить, если тяжело. Что он доказал и кому? Дочку оставил, кому она теперь нужна? Начальница его унижала, говорил, что она на него насела — у всех бывает. Когда что-то не получается, естественно, начальник требовать будет. Это все-таки система правоохранительная: если ты надел погоны, ты должен понимать, что от тебя будут требовать больше, чем от менеджера, который сидит в офисе и задницей стул протирает.

Оперативная работа

Особо наркоманами мы не интересовались, нам нужны были сбытчики. Работа оперативника наркоконтроля происходила в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности»: мы имеем право подбирать лиц, которые нам оказывают помощь — это конфиденциальное сотрудничество. Кто-то их называет стукачами. Они много помогают, информацию получаем мы. Потом начинаем проводить оперативно-розыскные мероприятия. В частности, в наркоконтроле часто применялся оперативный эксперимент «проверочная закупка», «контролируемая поставка», «оперативное внедрение» — это серьезно, когда сотрудники внедряются во всякие организованные преступные группы.

Занимались сбытом, крупные изъятия: то есть 100 грамм героина, к примеру, 150, 200. Это для нашего города очень большая партия. Город маленький, стоит между Питером и Москвой. Вся дрянь летела через Питер сюда, в том числе даже синтетика из Прибалтики. Что касается героина афганского, Санкт-Петербург считался героиновой столицей России. Весь героин сначала туда шел, оттуда — к нам.

Палки

Палочная система никуда не делась. Норма в ГНК регламентировалась на усмотрение руководства. Нужно было сделать не менее, чем в прошлом году, а лучше — на одну палку больше! Есть такое понятие — АППГ, аналогичный период прошлого года. Это может быть месяц, два или полугодие. Аналогичный период сравнивается в процентном соотношении, и за плохие результаты получали наказания дисциплинарные: выговор, например, запись в личное дело. Строгий выговор — это лишение денег, премии; это где-то пятая часть зарплаты за один месяц у тебя улетает.

Читать еще:  Могут ли отказать в операции новорожденному?

Есть определенный показатель. Например, нужно поймать организованную преступную группу. Говорили: на фиг ты мне тут наркомана на кармане притащил? Да, на уголовное дело хватает, но это фигня. Ты давай, организованную преступную группу ищи или крупные изъятия. Порошки различные — это от 100 грамм: героин, амфетамин. Таблетки — определенное количество. Если растительные, например, маковая солома, марихуана, мак — то более килограмма. Вот за это дрючили, что нет крупных изъятий. Поэтому на них бывали махинации. Вместо порошка можно насыпать муки, были и такие факты. Нет, я себя не запятнал, я спокойно сплю в этом плане. Я столько людей посадил, но они точно знают, что все было по-честному.

У нас еще регион маленький. О таких фактах знали все. Руководители разные мне попадались. Палочная система: от них требовали, а они — от нас. Как ты это сделаешь, неважно. Но не нужно подставляться, все это прекрасно понимали. Выбивать признательные показания — зачем? Чтобы потом человек на суде отказался? Или хуже, если ты его избил, а он в прокуратуру пошел и снял побои? Ты же за это сядешь.

Личное

Все, кто работал в наркоконтроле, приходя на суд, слышали в свой адрес: «Он мне подбросил». Сидит и из клетки жалуется. Процентов 90 таких товарищей было. Всем подкинули, что ли? Этого не может быть.
Нас вызывали как свидетелей по делу. Грубо говоря, я разрабатывал этого человека, я его вел. Когда я провожу оперативно-розыскные мероприятия, вся эта подноготная человека мне видна, что гниль он, что он творит. Но это в суде не озвучишь, потому что это — голые слова. Говоришь только факты, которым нашел подтверждение.

У меня до сих пор к тем, кто сбывал, очень плохое отношение. Это мерзость и мрази. У них у самих дети, а они детям продают это. Я видел, во что превращаются люди. Крокодил — известно такое? Когда люди гниют? Крокодил — это кожа такая, похожа на чешую. Это уже самый низ наркомании, когда даже на героин не хватает денег. А начиналось все с простого «покурили за углом с пацанами». Когда барыгу берешь, он сразу увиливает, это же просто марихуана или гашиш. Дружок, а во что это потом превращается? В соответствии с законом, это наркотическое средство «марихуана». Уже сколько лет не работаю, отношение все равно поганое. Мрази.

По глупости, случайно, деньги нужны были — так все говорят. Что значит оступился? Я понимаю: превысил скорость случайно. А тут человек сознательно идет и продает наркотики. Таких случайностей не бывает. Продажа наркотиков — это всегда прямой умысел.

МВД

Со временем решил сменить обстановку и ушел в МВД. Взяли меня следователем, с наркотиками перестал работать. Стало спокойнее. Система МВД создавалась десятилетиями, а наркоконтроль в 2003-м возник, и в 2016-м его не стало. То есть молодая была контора, а МВД — это все-таки стабильность, с двадцатых годов начала развиваться. Система весь Советский Союз и девяностые года выдержала.

Хотя где-то при осуществлении ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий — МЗ) есть проблемы. Не хватает транспорта, сами ездим на своих машинах, на своем бензине. Очень много сотрудников так работают. Это все экономия бюджетных средств — после Крыма проблема тяжелее стала, экономят на всем. Канцелярию, бумагу за свой счет покупаем, принтеры заправляем. Часть выдают, но этого вообще не хватает.

Колка

Бывает так, что человек сознается после так называемой «колки», когда «колешь» человека. Большинство обывателей это представляют так: сидит человек, бедный, ни к чему не причастный, и его там дубасят. На самом деле это разговор по душам. Ты должен психологом быть, уметь к человеку в душу залезть. Некоторым достаточно сказать, что признание будет смягчающим обстоятельством. Кому-то надо, к примеру, пригрозить: «Ты все равно сядешь, дружок, но ты представь, как будет твоим жене и детям. Ты представь, вот как? Сколько им тебя ждать? Тебе восемь лет сидеть, а расскажешь — тебе четыре дадут».

По поводу избиений: видел я такие факты. Чтобы руки ломали — не было такого. Так, пару затрещин, чтобы человек не расслаблялся и понимал, куда попал. Издевательств тоже особо не было.

Когда сотрудников привлекают за пару оплеух, в СМИ это выносят как издевательства, пытки. Журналистов мы всегда очень не любили, потому что они любители преувеличить, сенсацию преподнести людям. Высшее руководство не может так сказать, потому что в силу своего статуса им с прессой надо общаться. Они, естественно, будут докладывать, что рады с общественностью поделиться информацией, статистикой. На самом деле обществу [информацию] порционно надо выдавать. Если все узнают о состоянии действительном то, что мы знаем, большинство скажет: «Это вы, менты, до такого довели».

Конспекты

Проблема всей России — это показушная работа. Каждый держится за свое место, каждый хочет доработать до пенсии, каждый свою работу показывает. Например, в МВД есть отдел кадров — Управление по работе с личным составом. УРЛС тоже должны оправдать, зачем они сидят, и много всего придумывают. В частности, идиотизм с конспектами. Ты должен своей рукой писать конспекты различных приказов. Это оценивают. Тетрадку каждый год заводишь заново. Это как бы показатель твоей работы. Такое ощущение, что раскрытие преступлений управлению по работе с личным составом не интересно. Вот у тебя конспект есть — ты молодец, сотрудник розыска. А конспекта у тебя нет — ты плохой, ты не работаешь.

Вот зачем они это сделали?

В прокуратуре ребятам тоже надо показывать свою деятельность. Не много, конечно, фактов. Но из-за ерунды ребята идут под суд, опера именно. Сейчас времена изменились, у нас все законники стали, а опера, получается, крайние. Случай был несколько лет назад. В одном из районов сотрудник вел кражу из машины. Там что-то похитили. И вот хозяин начинает перечислять сотруднику розыска, что у него из машины украли. В том числе украли магнитолу. Этот заявитель сам говорит, мол, не пишите ее, она рублей двести стоила, она еще кассетная была. Машина сама была «шестерка», старая. Опер магнитолу не стал вписывать. Прокуратура начала проверку по данному факту, вызвали этого дедка и опросили его. Выяснили, что факт кражи магнитолы был известен сотруднику. Дед-то без задней мысли объяснил, он не думал, что последствия будут. Сотрудника вызвали на ковер, возбудили уголовное дело — превышение должностных полномочий. Прокуратура отправила дело в суд, суд дал сотруднику штраф, не административный, а уголовный. То есть сотрудник судимый теперь, он уже в органы не устроится. А парень на хорошем счету был, жизнь немножко ему поломали. Вот зачем они это сделали?

Реформы

Надо понимать, зачем была нужна служба Госнаркоконтроля — для Всемирной торговой организации. Одно из условий для вступления в эту организацию: необходимо иметь отдельный орган, который занимается незаконным оборотом наркотиков. Поэтому в 2003 создали Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков, ФСКН. Даже в консульствах, представительствах Российской Федерации в других странах, была должность сотрудника наркоконтроля, аттестованная. То есть с погонами сотрудник. Это, кстати, не все сотрудники наркоконтроля знали.

Осенью прошлого года я по телевизору смотрел речь Путина. Он сказал, что мы выполняем все условия для ВТО, а они нас так и не принимают, может быть, все-таки, на фиг их? Грубо говоря, речь длинная была. Я тогда сразу сказал, что ГНК, видимо, скоро не станет. Хотя сам уже в то время в МВД был. И вот в марте-начале апреля объявляют, что такой службы нет. И Федеральную миграционную службу тоже убрали сейчас в систему МВД. Это правильно, чтобы много служб не плодить и расходы оптимизировать. Федеральным ведь президентская доплата была положена.

«Закон Яровой»

Закон Яровой реально поможет. Это и оперативникам, и следователям поможет. Скандалы — это все ерунда. Когда человека лично коснется, он из либерала превратится в того, кто скажет: «Идите их расстреливайте».

Во-первых, проблема ИГИЛ сейчас не надумана. Во всех городах России очень много сотрудников ФСБ возвращают девчонок молодых. Их вербуют постоянно. Это не частный случай, это система. Девчонок возвращают в семьи, перехватывают в аэропортах. Сотрудники МВД, ФСБ над этим работают, это действительно большая проблема. Одно из ОРМ — прослушивание телефонных переговоров. Оно нарушает право на частную жизнь? Да, но это по постановлению суда. Я сам не могу ничего сделать. Если я это сделаю, я буду отвечать по закону об уголовной ответственности. В суде могут посмотреть на мои доводы и развернуть, мол, идите отсюда. А если я приведу конкретные факты — то да.

Это всех не коснется. Если ты нормальный гражданин, любовные записочки в вайбере шлешь, кого это интересует? Это на фиг никому не надо. А вот другие вещи, посерьезнее: наркотики, терроризм, похищение людей, оружие, работорговля… Закон для этого создан.

Латентная преступность

Статистика — очень коварная вещь. Важно, как ее вывернешь, как доклад составишь. Мы, конечно, поругиваем руководство, но это люди с головой, они прекрасно понимают, что докладывают. Кто станет докладывать, что в отделе все плохо? Ты ж сам по шапке получишь, еще и с должности снимут.

Есть такое понятие — латентная преступность. Она скрыта. То есть если было убийство, то вот труп. Это очевидно. А латентное — это неочевидно. Раньше это касалось изнасилований. Не каждая девушка пойдет и расскажет. Сейчас не такая уже ситуация, а раньше это очень латентной преступностью считалось, в девяностые особенно, да и в двухтысячные. Потому что большинство девушек не верили, что насильника посадят. Часто бывало, что и не сажали. Латентные преступления — это, опять же, вербовка террористов в ИГИЛ. Да даже кражи бытовые — не все идут заявления подавать.

Каждому свое

Я столько лет служу своей стране. Не то, чтобы я патриотом себя считаю, но я люблю свою страну. Страна — это же не только государство, это мои родители, мои близкие. Не все в органах работают, я в каком-то смысле их защищаю.

А так работа интересная, веселая, хорошие ребята вокруг. Адреналин, опять же, на задержании, когда поджилки трясутся, хорошее очень ощущение. Работа для мужчин. Лоху делать нечего среди нас. На задержания боятся на самом деле все идти. Только кто-то ходит, чтобы свой страх побороть, а кто-то боится так, что сдвинуться с места не может. Я бы не смог сидеть в офисе, писать. Я бы не смог парикмахером работать. Как на Освенциме (на Бухенвальде — примечание редакции) написано было? Jedem das Seine, что значит — каждому свое.

История создания и развития службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в России

В Советском Союзе на протяжении длительного времени не существовало специализированного отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Недостаточное осознание серьезности проблемы, и, частично, идеологические установки на «невозможность появления наркомании в советском обществе» привели к тому, что подобный отдел проявился лишь в 1970 году, хотя правоохранительные органы занимались этой проблемой с самого начала становления СССР.

7 июля 1973 год создается первый самостоятельный Отдел по борьбе с наркоманией в составе Управления уголовного розыска МВД СССР.

В 1989 год Отдел по борьбе с наркотиками реорганизуется в 3-е Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и преступлений, связанных с иностранными гражданами ГУУР МВД СССР. Два из трех отделов 3-го Управления специализируются на проблеме наркотиков. В 1990 год за счет штатной численности ГУУР и ГУБХСС МВД СССР создается Управление по борьбе с распространением наркомании ГУУР МВД СССР. В его структуре, помимо двух центральных, формируются еще семь межрегиональных отделов по борьбе с наркобизнесом, подчиненные непосредственно МВД СССР. После неоднократных переименований и организационных изменений в системе и структуре Управления приказом МВД СССР от 28 ноября 1991 год это специальное подразделение милиции выводится из-под юрисдикции ГУУР МВД СССР. Вместо прежнего Управления образуется Бюро по контролю за незаконным оборотом наркотиков МВД СССР, которое становится самостоятельной отраслевой службой криминальной милиции, получает полномочия в области контроля над легальным оборотом наркотиков, движением прекурсоров, а также решает задачи по противодействию незаконному обороту наркотиков и их контрабанде.

Приказом МВД СССР № 409 от 6 декабря 1991 года штатная численность Бюро была определена в 48 человек. С этого момента и начинается отсчет времени создания службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

В период ликвидации МВД СССР (1992 год) на базе Бюро, а также Отдела по борьбе с наркоманией УУР МВД РСФСР создается Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УНОН) МВД России.

Читать еще:  В каком банкомате можно пополнить рокетбанк

Одними из создателей и бессменных руководителей антинаркотического ведомства в составе МВД были генерал-лейтенант милиции А.Н. Сергеев и полковник милиции Б.Ф. Калачёв (кандидат юридических наук), которые были не только выдающимися организаторами и практиками, но и учёными-исследователями, авторами-разработчиками Федерального закона РФ от 1998 № 3 – ФЗ «О наркотических срествах и психотропных веществах», а также множества научных трудов по проблемами противодействия незаконному обороту наркотиков.

Эмблема службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Российской Федерации 1992 – 2002 гг.

С первых дней возникновения Управления предпринимались меры к созданию самостоятельных подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в МВД-ГУВД-УВД субъектов Российской Федерации.

Пиком развития указанной службы в системе МВД России стало заседание Президиума Государственного совета, проведенное 24 сентября 2002 года. По итогам заседания Президентом Российской Федерации В.В. Путиным было принято решение о создании Государственного комитета по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ (ГКПН при МВД России).

Постоянно увеличивающийся вал распространения наркотиков, усугубляющий криминальную ситуацию в стране, обусловил необходимость принятия комплексных целевых программ, предусматривающих, в том числе, и увеличение штатной численности подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В итоге по состоянию на 1 января 2003 года штатная численность Службы составила более 8200 единиц.

В 2003 году начался новый этап становления антинаркотической службы. Произошла значительная реорганизация системы органов, осуществляющих противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими. С целью объединения усилий органов государственной власти, дальнейшей активизации антинаркотической деятельности Указом Президента Российской Федерации от 11 марта 2003 года № 306 был образован Государственный комитет Российской Федерации оборотом наркотических средств и психотропных веществ 9 марта 2004 года, Президентом России подписан Указ № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» в соответствии с которым Госнаркоконтроль России переименован в Федеральную службу Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН РФ).

5 апреля 2016 года Президент России подписал Указ № 156 об упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и передаче её функций в МВД России. С апреля 2016 года функции ФСКН выполняет Главное управление по контролю за оборотом наркотиков Министерства внутренних дел Российской Федерации. 13 апреля 2016 года начальником ГУ назначен генерал-майор полиции Храпов Андрей Иванович.

История развития подразделений по контролю за оборотом наркотиков в Республике Карелия

Республика Карелия в силу сочетания многих факторов столкнулась с проблемой наркотизации ещё в 80-е гг., несмотря на то, что отстояла далеко от основных наркотрафиков. Правоохранительные органы республики в лице, прежде всего, МВД Республики Карелия приняли достаточно оперативные меры реагирования. Первое подразделение, в функции которого входило выявление наркопреступлений, в МВД Республики Карелия было создано в 1986 г.

В 1997 г. в составе УВД г.Петрозаводска, столицы республики, был создан отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В подразделениях уголовного розыска горрайлинорганов были закреплены сотрудники за линией выявления преступлений, совершавшихся наркоманами. В 1997 г. в МВД РК был создан Межрайонный отдел по борьбе с наркотиками, в задачи которого входило выявление и раскрытие наркопреступлений на территории всей Карелии, координация усилий ГО-РОВД, зональный и линейный контроль на данном направлении оперативно-служебной деятельности. У истоков создания подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков стояли Котляров Николай Дмитриевич, Дегтярёв Павел Владимирович, Яцкевич Михаил Владимирович, Карпин Владимир Михайлович.

Примечательно, что в 1999 г. в увеличенные штаты ОБНОН УВД г.Петрозаводска вошли отделение по борьбе с наркопреступлениями и отделение по раскрытию общеуголовных преступлений, совершаемых потребителями наркотиков. Пик выявляемости общеуголовных преступлений, совершённых наркоманами, как раз приходится на период 1999 – 2002 гг., т.к. после 2002 г. усилия всего подразделения были переориентированы на борьбу непосредственно с наркопреступлениями.

ОБНОН УВД г.Петрозаводска долгое время возглавлял Дегтярёв Павел Владимирович, а после его ухода на заслуженный отдых, отдел возглавил подполковник милиции Любарский Владимир Константинович. За личное участие в ликвидации опасного преступного сообщества с межрегиональными связями, которое организовало массовое распространение наркотиков в Карелии Любарский В.К. был удостоен медали «За отличие в охране общественного порядка», а его заместитель, Николаевский Павел Михайлович был награждён Орденом Мужества.

В том же году был сформирован следственный отдел в СУ УВД г.Петрозаводска, впервые в истории органов внутренних дел Республики Карелии специализировавшийся на расследовании наркопреступлений.

В 1999 г. на базе Межрайонного отдела по борьбе с наркотиками был сформирован Отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков при Криминальной милиции МВД Республики Карелия, работавший по зонально-линейному принципу (ОБНОН КМ МВД Республики Карелия); постепенно, в ГО-РОВД формировались группы БНОН с линейным подчинением ОБНОН. Начальником ОБНОН КМ МВД РК был назначен Котляров Н.Д.

Впервые в истории органов внутренних дел Российской Федерации в 1999 году в составе МОБ УВД г. Петрозаводска было создано отделение по профилактике правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Основными направлениями работы отделения являлись: профилактическая работа в учебных заведениях города Петрозаводска; участие в профилактических мероприятий и рейдах; профилактическая работа в летних и зимних лагерях; проведение социологических опросов; индивидуальная профилактическая деятельность; взаимодействие с ГУЗ «Республиканский наркологический диспансер»; информационная и рекламно-издательская деятельность; проведение антинаркотических акций, семинаров, «круглых столов», конкурсов; международная деятельность; межведомственное взаимодействие; взаимодействие со СМИ. Неоценимый вклад в организацию и развитие работы внесла первый начальник отделения Баранова Ольга Сергеевна.

Следует отметить, что сотрудники МВД Карелии, занимавшиеся противодействием наркопреступности, в ряде случаев планировали и реализовывали мероприятия, опережавшие время. Например, ещё в 1994 г. в качестве инструмента доказывания сбыта наркотиков было внедрено контролируемое приобретение наркотиков у сбытчиков, которое впоследствии было закреплено в Федеральном законе РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» как оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка».

В конце 2002 г. подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Республики Карелии были сведены в Управление по противодействию незаконному обороту наркотиков при МВД РК как одно из зональных подразделений УПНОН МВД Российской Федерации. Начальником Управления был назначен полковник милиции Котляров Н.Д. Однако весной 2003 г. УПНОН был ликвидирован и личный состав почти в полном составе перешёл в Управление Госнаркоконтроля России по Республике Карелия (с 2004 по 2016 гг. Управление ФСКН РФ по Республике Карелия).

Одновременно, в УБОП при КМ МВД РК был создан ОБНОН, в УВД г.Петрозаводска также было воссоздано подразделение БНОН. Поле упразднения подразделений по борьбе с организованной преступностью в 2011 г. в МВД по Республике Карелия функции борьбы с незаконным оборотом наркотиков выполняли подразделения уголовного розыска МВД по Республике Карелия.

В соответствии с Указом Президента РФ от 05.04.2016 №156 были упразднены ФСКН России и ФМС России. Их функции и полномочия переданы МВД России. Во исполнение Указа Президента России в МВД по Республике Карелия в июле 2016 года образовано новое подразделение: Управление по контролю за оборотом наркотиков.

Есть ли жизнь после ГосНаркоКонтроля?

Экс-глава ГосНаркоКонтроля России Виктор Иванов. Источник: пресс-служба ФСКН

1 июня 2016 года в России была полностью расформирована Федеральная Служба по Контролю за Наркотиками (ФСКН), которая с 2003 года была основным государственным органом в России отвечающим за реализацию государственной наркополитики. Об этом 5 апреля 2016 года Президент России Владимир Путин подписал соответствующий указ, которым упразднил ФСКН и передал штатную численность службы в органы МВД. Процес организационно-штатных мероприятий по присоединению ведомств к МВД завершился 1 июня 2016 года.

Теперь основная часть правоохранительной деятельности по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков в стратене обороте будет осуществляться полицией в структуре МВД, как это и было до создания ФСКН в марте 2003 года. Для координации этого процесса в структуре МВД было создано Главное Управление по контролю за оборотом наркотиков в РФ. На региональном уровне штат сотрудников наркополиции формировался за счет бывших работников ФСКН, а в Москве перешли на работу в управление по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД Москвы почти 80% бывших сотрудников Московского УФСКН. Парралельно над раскрытием и расследованием наркопреступлений работают подразделения ФСБ и Федеральной таможенной службы, но доля наркопреступлений за этими службами традиционно невелика.

Олег Зыков, президент общероссийского благотворительного Фонда “Российский благотворительный фонд “Нет алкоголизму и наркомании” назвал одной из причин закрытия ведомства “аппаратные игры в ближнем окружении Президента”. Напомним, что Экс-главу ФСКН Виктора Иванова называют весьма близким знакомым Владимира Путина. По информации Эхо Москвы, выходец из КГБ, в мэрии Петербурга Виктор Иванов курировал правоохранительные органы. Позже Иванов занимал высокие посты в ФСБ, а в двухтысячных был помощником президента.

Однако высокий статус не помог Иванову удержать свое ведомство на плаву, ведь критические заявления в адрес Госнаркоконтроля от представителей общественных организаций звучали и ранее. Еще в 2014 году Зыков заявил Росбалту о том, что ФСКН нужно ликвидировать. По мнению эксперта, ФСКН в своей деятельности дублировала правоохранительные функции по контролю за наркотиками, которые должны исполнять сотрудники специального подразделения МВД, а также паралельно занималась деятельностью, связанной с профилактической направленностью, которая формально тоже закреплена за ФСКН. “А сегодняшняя конструкция, когда ФСКН и свои главные функции (связанные с наркотрафиком и так далее) выполняет достаточно скверно, и не справляется с выполнением различных профилактических программ, абсолютно неэффективна. Именно искусственное сочетание разных несовместимых функций приводит к тому, что все они выполняются скверно”, – заключил тогда Зыков.

Главной причиной закрытия ведомства российские эксперты считают его крайнюю неэффективность. Алексей Курманаевский, российский активист Сети ЕСЛУН считает, что Путину стало нерентабельно содержать такой большой и неэффективный аппарат. «ФСКН потребляла около 35 миллиардов рублей в год, имея при этом крайне низкий КПД с точки зрения выполнения своей прямой обязанности – изъятия наиболее опасных наркотиков из незаконного оборота. К примеру героина изымали менее 1%.” – утверждает Михаил Голиченко, эксперт Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДУ. Кроме того, служба попала под общий процес реформирования силовых ведомоств и в условиях экономии государственного бюджета была полностью расформирована вместе с Федеральной миграционной службой.

Все опрошенные эксперты единодушны в том, что после расформирования Федеральной службы за этот короткий период после фактического закрытия службы на местах репрессивные практики направленные на наркопотребителей мало изменились. «Ничего не изменилось. Мы выходим каждый день на улице и сталкиваемся с теми же практиками фабрикации дел и подкидывания [наркотиков]”, – говорит Максим Малышев, к оординатор социальной работы фонда Андрея Рылькова.

Несмотря на это, в долгосрочной перспективе закрытие ФСКН можло считать положительным шагом для российской наркополитики, считает Михаил Голиченко. В апреле 2016 года он писал о том, что ликвидация Службы, основным профилем которой было преследовать за наркотики, сократит уровень репрессий. “Это хорошая новость для бюджета России. Помимо непосредственного бюджета Службы более 30 миллиардов рублей в год, бестолковые преследования, направленные в основном против потребителей наркотиков, существенно нагружали судебную систему и систему исполнения наказаний.” – считает Голиченко.

Однозначные выводы по поводу закрытия ведомства давать еще рано, но одной из возможных последствий может стать сокращение колличества людей, употребляищих наркотики, которые попадают за решетку, прогнозирует Голиченко. в подтверждение своих слов, эксперт наводит статистику МВД, согласно которой за январь-июнь 2016 зарегистрировано около 103 тыс наркопреступлений, что на 17% меньше аналогичного отчетного периода в 2015 году. Однако, эти данные также могут свидетельствовать о длительном процессе расформирования структур ФСКН за период с апреля по июнь 2016 года и соответствующем снижении показателей работы в этой сфере. Так Константин Вилков, руководитель движения «Псков – город без наркотиков», заявил, что ликвидация Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков усугубила ситуацию в Псковском регионе, а председатель Свердловского облсуда Александр Дементьев констатировал, что ликвидации Госнаркоконтроля привела к снижению числа наказанных наркоторговцев на 20%.

Кроме того Михаил Голиченко уверен в том, что закрытие ФСКН сможет помочь улучшить репутацию России на международном уровне в сфере международного сотрудничества по вопросам о наркотиках. “С самого начала своей деятельности, а особенно с приходом Иванова, ФСКН обладала значительной независимостью в вопросах международного сотрудничества, благодаря чему могла интенсивно транслировать причудливую наркополитику РФ на международный уровень, например касательно перспектив внедрения заместительной терапии в России”, – считает Голиченко.

Курманаевский также рассказывает, что за все годы работы Виктор Иванов очень активно пытался взять под свой контроль систему реалибитационных центров в России, продвигал вопросы профилактики, его ведомство контролировало процедуры сертификации ребцентров и других НКО работающих в сфере наркологии. Иванов делал заявления о необходимости привлечения больших объемов финансирования в национальную программу реабилитации. Иванов и его ведомство также тесно сотрудничали с крупными организациями, такими как “Здоровая страна”, пытаясь, по мнению Курманаевского, создать единую монополизированную систему коммерческих ребцентров, но привлечь на это огромные бюджетные средства. Так в 2013 году Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков намеревалась подключить к борьбе с наркоманией частные реабилитационные центры и запросила на эти цели 180 миллиардов рублей. Курманаевский отмечает, что с уходом Иванова эта активность значительно снизилась.

В этой связи Голиченко заключает, что за годы своего существования ФСКН неоднократно оправдывала прилипшую к ней “погремуху ГосКомДурь”, а с упразднением этого органа можно рассчитывать на появление надежды на восстановление положительного имиджа правоохранительных органов по вопросам наркотиков в России.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector