Отец избивает престарелую мать
Garant-agency.ru

Юридический портал

Отец избивает престарелую мать

Меня бьет сын: насилие детей над родителями — что делать

Начало читайте здесь.

— Меня бьет сын,
— с таким признанием одна соседка пришла к другой.

Две женщины, которые давно дружили, были объединены одной бедой. Они помогали, выхаживали друг друга, когда одна из них лежала с поломанными ребрами или рукой, а то и с сотрясением. Они не работали на опасной работе. Не болели тяжелыми болезнями. У них было одно горе на двоих — насилие детей над родителями.

Жизнь стала невыносимой. Ожидать, что ситуация рассосется сама по себе? Есть ли смысл в этом терпении? Принесет ли это положительные плоды? Все точно обоснованные ответы на вопросы можно получить на тренинге Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Взрослая дочь бьет мать: что делать

Все громче звучит набат в обществе, в СМИ о проблеме насилия в семьях. Но чаще говорят о побоях несовершеннолетних, о том, что супруги поднимают руку друг на друга. Если произошел такой случай — есть специальные службы, телефоны доверия, пункты, куда может обратиться пострадавший подросток, избитая жена. Для них найдется кров, и для оказания помощи подключатся социальные работники и правоохранительные службы.

Но если произошло насилие детей над родителями — куда идти, к кому обращаться? Нет у нас таких уполномоченных, кто бы занимался этой проблемой. Бесперспективно. Кому эти старики нужны…

— Меня бьет сын, что делать?
— плачет одна из женщин.

— Взрослая дочь бьет мать,
— со слезами вторит другая.

О том, что существует насилие над родителями в семье, говорить не принято, об этом стараются умалчивать. Стыдно поделиться даже с родственниками. Вряд ли кто-то поддержит. Скорее, осудят, что сама виновата, вырастила на свою голову, плохо воспитала. «Вот теперь и получай, что заслужила».

Нестерпимая моральная боль прибавляется к физической. Тот, кому отдавал всю свою жизнь, — твое дитя! — теперь пытается ее отнять у тебя.

Какой выход из ситуации? Не вызывать же полицию? «Какой бы он ни был, но он мой ребенок, жалко его».

Почему родителей ненавидят собственные дети

Обе женщины замечательные матери, добрые, любящие. Последние 35 лет они жили рядом, по соседству. Вместе растили детей. Воспитывали не хуже других. Одна — вдова, работала на двух работах, чтобы у сына все было. У второй дочь росла в полной семье, была младшей, балованной.

Дети всегда обуты, одеты, сыты. Конечно, иногда получали ремнем, не без того. Но ведь хотелось хороших, честных людей воспитать. Для них же старались. Такими и выросли — они не пьют, наркотики не принимают, хорошая работа. Тем более удивительно, что добропорядочные граждане творят такое зло.

— Меня бьет взрослый сын,
— такое признание можно услышать от многих женщин.

Юрий Бурлан на тренинге Системно-векторная психология раскрывает, что именно люди с анальным вектором способны причинять телесные повреждения. От природы это самые заботливые дочери и сыновья. Самые порядочные, честные, добродушные.

С детства крепко привязаны к матери. Нуждаются в родительском одобрении, стараются быть лучшими, чтобы родители похвалили. Для них мама — святая.

Это люди, которые обладают великолепной памятью. Они привязаны к прошлому. Прекрасно помнят свое детство. И только они способны обижаться, помнить обиды и нести их через всю жизнь. Часто от них можно услышать, что брата или сестру мать любила больше.

Меня бьет сын: причины

Юрий Бурлан на тренинге Системно-векторная психология дает психологический портрет человека и объясняет, почему он совершает насилие над родителями.

Избиение отца или матери есть не что иное, как желание получить разрядку, вымещая свою боль и обиды. Человек не от радости бросается с кулаками на родных. Он сам кричит и воет от боли!

Те самые любящие, замечательные родители, конечно же, тоже от большой любви воспитывали ремнем свое чадо. Они не понимали, что являются для малыша единственным гарантом защищенности и безопасности.

Когда родители незаслуженно обижают сына или дочь, кричат или бьют — тем самым останавливают ребенка в его психическом развитии. Он не успевает развиться до лучших качеств, заложенных в него природой. И становится такой ребенок во взрослой жизни жестоким садистом.

Бывает, мама мало уделяет времени. Она приходит поздно с работы, уставшая, надо еще приготовить еду, убрать, постирать. А ребенку хочется поиграть, поговорить. Ему не хватает маминого тепла и участия.

Потом вырастает и говорит: «Недодала, недолюбила». Зафиксированные обиды из детства растут, обрастают новыми. Кто-то всю жизнь не может простить родителей и упрекает. А кто-то начинает мстить.

Например, известного диктора советских времен Валентину Леонтьеву, которая вела любимые детские передачи «В гостях у сказки», «Спокойной ночи, малыши», бил взрослый сын. Он мстил матери за то, что для миллионов детей она была любимой тетей Валей, в то время как он страдал от одиночества и мечтал побыть рядом с мамой.

Нельзя оставлять все на самотек

Прошлое изменить невозможно, даже если понимаете, где наделали ошибок. Необходимо разобраться прямо сейчас: когда уже взрослый сын бьет мать — что делать.

Если чувствуете, что есть шанс наладить отношения, попробуйте поговорить со взрослым ребенком по душам. Попросите рассказать, почему сын так себя ведет. Выслушайте внимательно, не перебивайте, не оправдывайтесь. Дайте высказать все в максимально спокойной и доброжелательной обстановке. Пожалейте свое дитя. Попытайтесь понять, как ему плохо.

Подберите нужные слова, вы же лучше всех знаете его слабые места и привычки. Поддержите и скажите, как любите его. Не сдерживайте ваших чувств. Если вы решились на этот разговор, пусть он получится искренним.

Но если вы прошли через многократные, жестокие избиения — нужно звонить во все колокола. Многие родители, подвергшиеся насилию от своих детей, продолжают скрывать и терпеть в надежде, что все образуется.

Вы скажете, обратиться в полицию — это крайняя мера. Необходимо четко понять, что побои не прекратятся, только будут идти по возрастающей. Однажды «палач» не сможет остановиться и завершит свое дело. Вы можете в душе оправдать и простить свое дитя, но не становиться жертвой. За себя непременно нужно постоять. Ваш сын или ваша дочь уже взрослые люди и должны по закону отвечать за свое поведение.

Сын бьет мать: что делать

На этот вопрос вы получите точные и конкретные советы на бесплатном онлайн-тренинге Системно-векторная психология Юрия Бурлана. Сможете разобраться в глубинных причинах насилия над родителями в семье, выровнять собственные состояния, чтобы перестать быть жертвой. Научитесь понимать своих детей и выстраивать эмоциональные связи таким образом, чтобы стать самыми близкими и дорогими людьми.

У вас есть отличный шанс снова стать счастливой единой семьей. Самое главное, вы сможете коренным образом изменить свою жизнь в лучшую сторону.

На бесплатный онлайн-тренинг Системно-векторная психология Юрия Бурлана регистрируйтесь по ссылке.

Автор Виктория Семибратская

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

“Ребенок играл рядом с мертвой бабушкой и пытался ее разбудить, чтобы она его покормила”. Отец мальчика-маугли признался в убийстве собственной матери

Жуткая или кошмарная история!? Называйте как хотите, но любой из этих эпитетов подойдет к жизни 6-летнего Миши (имя изменено) из деревни Ликино, что в Одинцовском районе. 11 марта мальчика отвезли в больницу после того, как полиция обнаружила в квартире, где проживал ребенок, окоченевший труп его бабушки.

Миша пытался разбудить бабушку, чтобы она покормила его

– Когда органы опеки забирали Мишу из дома, то были очень удивлены, что в таком возрасте он очень плохо говорит. Мальчику трудно давались целые предложения, ему проще было разговаривать отрывками. А еще он постоянно просил есть, – рассказал источник “Комсомольской правды”.

Предполагаемый убийца старушки и глава семейства Юрий

Оказалось, что пожилая женщина была мертва уже несколько дней. Все это время Миша пытался разбудить бабушку, чтобы она покормила его, потому что мама мальчика совершенно не занималась им.

Как позже установят криминалисты, пенсионерка умерла не своей смертью. На теле Валентины эксперты обнаружили переломы ребер, перелом бедренной кости, а также бесчисленное множество ссадин и синяков.

– Первым, на кого пало подозрение, оказался её сын 52-летний Юрий. Во-первых, слова его жены Оксаны, а во-вторых, слова соседей о том, что он неоднократно избивал мать, указывали на него. В тот же день Юрия задержали на работе прямо во время смены, – рассказал источник в правоохранительных органах.

Сейчас супруга Юрия Оксана, когда-то красивая и привлекательная женщина, больше напоминает привидение. На вопросы журналистов «Комсомолки» про жуткую ситуацию с ее ребенком отвечает односложно или выдает бессвязные фразы.

Мальчик двое суток провёл с мёртвой бабушкой.

Единственное, чего удалось добиться от Оксаны полицейским, это несколько слов про своего мужа и отца Миши Юрия. Оказалось, что глава семьи запретил жене говорить кому-либо, что бабушка мертва. А иначе – пригрозил убить ее и мальчика.

А угрозы Юрия стоило воспринимать серьезно, потому что соседи неоднократно видели и слышали, как он колотил всю семью. Из-за побоев жена вообще перестала выходить на улицу, а бабушка если и выходила, то только в солнечных очках.

Первый сын погиб при домашних родах

Сама Оксана в юности жила Можайске , но после знакомства с Юрием переехала к нему и его маме в двухкомнатную квартиру в Ликино. Там Оксана родила двойню. Роды, по словам источника ” КП ” в правоохранительных органах, проходили прямо в квартире, в туалете. “Скорую” вызвала уже потом, но было поздно. Мальчик умер от переохлаждения. А Мише удалось выжить, но впереди ему предстояло по-настоящему жуткое детство. Отец на протяжении долгих лет издевался над всей семьей. Всё это происходило на глазах у маленького мальчика.

Читать еще:  Имущественный вычет можно получить только один раз в жизни

Мишей никто не занимался, только бабушка, которая его периодически выгуливала и кормила. Слово “выгуливала” здесь уместнее всего. Мамочки с колясками во дворе дома рассказали журналистам “КП”, что видели неоднократно, как бабушка лупила и давала пощечины мальчику. Ребенок при этом был одет не по погоде, в одежду явно с чужого плеча. Вещи были явно не его размера, а на человека гораздо крупнее 6-летнего Миши.

Такими Оксана и Миша были несколько лет назад

Соседи тайно подкармливали мальчика

По словам жителей дома, Юрий – настоящий тиран. Соседи мальчика рассказали, что не раз видели, как он отправляет всю семью гулять на улицу и не пускает их домой, если они вдруг вернулись раньше установленного им времени.

Мужчина терроризировал не только свою семью, но и весь подъезд. Он постоянно ругался с соседкой Светланой, которая хотела вразумить Юрия. Все эти попытки заканчивались провалами. Поэтому женщина втайне, пока мужчины не было дома, ходила подкармливать Мишу на свой страх и риск. Она передавала ему еду в окно, чтобы никто не видел.

– Я помню в последний раз положила ему жаренной картошки с котлетами и подала в окно. Они живут на первом этаже, наверно, поэтому парень еще не умер от голода, – вспоминает соседка Миши Светлана.

За несколько дней до убийства бабушки органы опеки уже забирали мальчика из неблагополучной квартиры. Тогда сотрудникам полиции пришлось вытаскивать Мишу через окно, потому что отец запирал семью, когда уходил на работу.

– Помню, что полицейские попросили его взять с собой обувь. На улице же холодно, а Миша совсем раздетый. А он принес отцовские ботинки, потому что своих нет. Ребята из полиции завернули его в бушлат, надели свою шапку на голову и забрали, – рассказывает Светлана.

Сейчас Юрий уже дал признательные показания в полиции, что именно он убил свою 79-летнюю мать. В отделе он рассказал, что поссорился с пожилой женщиной и накинулся на нее с кулаками, нанося удары по голове и телу. А Мишу ждет интернат, в который его после больницы отвезли органы опеки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новый маугли. В Подмосковье мальчик два дня жил с трупом своей бабушки, которую убил его отец

6-летний Миша не понимал, что его бабушка мертва. Отец сказал сыну, что она просто спит (подробности)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Маму мальчика-маугли из Подмосковья не собираются лишать родительских прав

Уполномоченный по правам ребенка в Московской области рассказала о дальнейшей судьбе мальчика (подробности)

Маменьке — пинок

Как бороться с насилием детей над пожилыми родителями

Мужья поднимают руку на жен, дети страдают от родительских побоев. Но бытовое насилие касается и пожилых людей, с которыми порой не церемонятся их уже взрослые, но беспутные дети. Доходит и до убийств. Как обществу защитить пенсионеров от домашней тирании, разбиралась «Лента.ру».

Родная кровь на руках

В январе за убийство матери и отчима к 22 годам заключения был приговорен 30-летний Иван Руднев. На протяжении нескольких лет наркозависимый Руднев терроризировал родных, требуя денег на запрещенные препараты. 20 декабря 2015 года ему срочно понадобилась очередная доза. Несмотря на заверения матери в том, что у нее нет необходимой суммы, Руднев сильно избил ее, а потом, пригрозив ножом, отправил к соседке — взять взаймы пять тысяч рублей. Выполнив приказ сына и отдав деньги, мать обратилась в полицию, где в отношении наркомана возбудили уголовное дело о разбое.

Суд, решая вопрос об избрании меры пресечения, принял гуманное, но спорное решение — поместил Руднева под домашний арест. в ту же квартиру. В результате 27 декабря 2015 года тот зарезал свою мать и отчима.

Плод плохого воспитания

Как помогают пожилым людям, попавшим под горячую руку своим отпрыскам, корреспондент «Ленты.ру» выяснял в центре бесплатной юридической помощи, организованном в рамках проекта Консорциума женских неправительственных объединений.

«Я больше не могу. Я устала», — говорит немолодая дама с потухшим взглядом. Ссутулившись, она сидит напротив адвоката Мари Давтян.

70-летняя пенсионерка Лариса Ивановна боится своего сына — 40-летнего бугая весом 180 килограммов и ростом под два метра. Они живут вдвоем в двухкомнатной квартире на востоке Москвы.

Трудно сказать, когда именно в их семье что-то пошло не так. Мать привыкла содержать безработного сына, а тот с годами становился все агрессивнее.

«Сама виновата — не так его воспитала» — слышит она обычно в ответ на свои жалобы от соседей, участкового, соцработников.

Насилие взрослых детей над родителями — одна из форм домашнего насилия — широко распространено и в России, и во всем мире.

«Судя по тому, что мы видим, работая с пострадавшими, подобных случаев достаточно много, и чем дальше, тем больше», — говорит Мари Давтян. Правда, официальной статистикой рукоприкладства в отношении родителей со стороны их отпрысков она не располагает.

Злые детки

Семейный психолог Екатерина Мурашова в своей статье рассказывает, как однажды к ней на консультацию пришла мать 16-летнего подростка. Некогда прекрасный мальчик превратился в домашнего тирана.

«Никуда не ходит, по дому ничего не делает, еду сжирает по ночам прямо из кастрюль, личной гигиеной пренебрегает. На все попытки убеждения отвечает: “отвали” с добавлением мата. Он метр восемьдесят три ростом, и если ему перечить, бешеным делается. Боюсь, если я сделаю, как вы говорите, он меня убьет или покалечит», — приводит психолог слова женщины. Всю жизнь она проработала библиотекарем, а сына воспитала одна.

«Об этом варианте домашнего насилия не то что не говорят — его просто как бы не существует. Подростки — всегда праведно страдающая сторона. Они такие ранимые, они так тонко чувствуют. Масса книжек про то, как родители неправильно и жестоко с ними обращаются, не учитывают их потребности и интересы». — отмечает психолог.

И приводит в пример другой случай. Над матерью измывается дочь, не стесняясь напоминать ей, что родители по закону обязаны обеспечивать детей до совершеннолетия. У матери свой бизнес, дочь учится в частной школе.

«Они молчат и до последнего не выносят сор из избы. Им просто жутко стыдно. Да и помощи нет нигде. Я знаю, где и как помогут жертве насилия — ребенку, подростку. Если вскроются факты, общество возмутится и более или менее конструктивно встанет на его защиту. Я знаю, куда позвонить и где укрыться женщине, которую бьет муж или сожитель. А вот этим? Кроме всего прочего, они твердо знают: в конце концов все осудят их самих. Этим матерям никто даже не сочувствует. Если и не говорят, то думают обязательно: что ж, сама виновата, сама такого/такую воспитала. Вот теперь и расхлебывай!» — резюмирует психолог.

Тиран в хорошем костюме

По словам Мари Давтян, причины того, что дети глумятся над своими родителями, кроются не в плохом воспитании.

«Домашнее насилие транслируется из семьи. Огромное количество исследований, причем в разных странах, показывают одно и то же: дети — свидетели насилия или потерпевшие от него в будущем превращаются в агрессоров. Неважно, видели ли они это в своей семье или в какой-то другой. В 70 процентах случаев, вырастая, эти дети ведут себя так же. Это трансляция опыта из поколения в поколение», — говорит адвокат.

Большое заблуждение считать, что бьют своих родственников только алкоголики и наркоманы. «У нас есть айтишники, инженеры, которые ходят на работу в чистых костюмчиках с галстучками. В жизни не подумаешь, что приходя домой, он поднимает руку на близкого человека. Они психически здоровы, просто у них такая модель поведения», — поясняет она.

По статистике среди жертв домашнего насилия 70 процентов — женщины, пять процентов — мужчины, остальные — дети.

Протянуть руку помощи

Дочь отказывалась кормить отца. Он не мог передвигаться самостоятельно: либо лежал, либо сидел в инвалидном кресле. «Лучше бы ты умер, мешаешь нам жить, ты никому не нужен», — слышал он постоянно от дочери.

«Чуть до суицида его не довела», — говорит Мари Давтян. Он готов был уехать в дом престарелых, чтобы не мешать дочери жить. К юристам обратился племянник пенсионера, рассказал о проблеме, после чего привлекли прокуратуру.

С жертвами домашнего насилия этого вида трудно работать, потому что родители не винят своих детей, жалеют их, не хотят причинить им вред. «Преобладает чувство вины перед детьми. Вот этот наш дедушка объяснял, что в детстве мало уделял внимания дочери, все время работал, дома бывал редко, корил себя, что сам запустил дочь после смерти ее матери», — объясняет Мари.

Вмешалась прокуратура, дочь уехала из Москвы. Ее отец еще два года спокойно прожил в своей квартире под присмотром племянника. Дочь получила свое наследство.

Трудности расследования

Нередко в юридической практике, чтобы помочь запуганным и забитым (в прямом смысле слова) старикам, полиция привлекает их агрессивных отпрысков к уголовной ответственности по статье 119 УК РФ («Угроза убийством») или статьям о причинении небольшой тяжести вреда здоровью и побоях. Но расследования обычно разваливаются — и вот почему.

«Пришла женщина преклонного возраста — девятый десяток лет разменяла. Плачет, черные, как смола, синяки под глазами, разбитые губы. Участковый материал собрал как надо, чтобы внучку-алкашку привлечь по угрозе убийством (она обещала разбитой бутылкой перерезать горло бабушке). Дело я возбудил. И что в итоге? Приходит пострадавшая и требует ее допросить повторно. Возбуждай, говорит, начальник, на меня дело о клевете, доносе, оболгала я кровинушку свою. » — рассказывает дознаватель одного из райотделов столицы.

Читать еще:  Могут ли приставы наложить арест на единственное жилье пенсионера?

Очевидно, что на нее оказывали давление — уговоры, угрозы, не суть. Но процессуально в дураках остаются и органы, и несчастная потерпевшая. Иногда такие дела прекращаются за примирением сторон (это нереабилитирующее основание). Но бывает, что агрессор, заручившийся поддержкой адвокатов, требует прекращения преследования за отсутствием состава или события преступления, чтобы остаться чистым перед законом. Юридические последствия таких решений — вплоть до возбуждения уголовного дела в отношении полицейских. Поэтому и не любят правоохранители связываться с «кастрюлькиными разборками».

Кто обидит слабого

В прошлом году за юридической помощью в организацию, где Давтян оказывает бесплатную юрпомощь в рамках социального проекта, обратились 300 человек от Владивостока до Калининграда. Инициировано 42 судебных дела.

“Ребенок играл рядом с мертвой бабушкой и пытался ее разбудить, чтобы она его покормила”. Отец мальчика-маугли признался в убийстве собственной матери

Жуткая или кошмарная история!? Называйте как хотите, но любой из этих эпитетов подойдет к жизни 6-летнего Миши (имя изменено) из деревни Ликино, что в Одинцовском районе. 11 марта мальчика отвезли в больницу после того, как полиция обнаружила в квартире, где проживал ребенок, окоченевший труп его бабушки.

Миша пытался разбудить бабушку, чтобы она покормила его

– Когда органы опеки забирали Мишу из дома, то были очень удивлены, что в таком возрасте он очень плохо говорит. Мальчику трудно давались целые предложения, ему проще было разговаривать отрывками. А еще он постоянно просил есть, – рассказал источник “Комсомольской правды”.

Предполагаемый убийца старушки и глава семейства Юрий

Оказалось, что пожилая женщина была мертва уже несколько дней. Все это время Миша пытался разбудить бабушку, чтобы она покормила его, потому что мама мальчика совершенно не занималась им.

Как позже установят криминалисты, пенсионерка умерла не своей смертью. На теле Валентины эксперты обнаружили переломы ребер, перелом бедренной кости, а также бесчисленное множество ссадин и синяков.

– Первым, на кого пало подозрение, оказался её сын 52-летний Юрий. Во-первых, слова его жены Оксаны, а во-вторых, слова соседей о том, что он неоднократно избивал мать, указывали на него. В тот же день Юрия задержали на работе прямо во время смены, – рассказал источник в правоохранительных органах.

Сейчас супруга Юрия Оксана, когда-то красивая и привлекательная женщина, больше напоминает привидение. На вопросы журналистов «Комсомолки» про жуткую ситуацию с ее ребенком отвечает односложно или выдает бессвязные фразы.

Мальчик двое суток провёл с мёртвой бабушкой.

Единственное, чего удалось добиться от Оксаны полицейским, это несколько слов про своего мужа и отца Миши Юрия. Оказалось, что глава семьи запретил жене говорить кому-либо, что бабушка мертва. А иначе – пригрозил убить ее и мальчика.

А угрозы Юрия стоило воспринимать серьезно, потому что соседи неоднократно видели и слышали, как он колотил всю семью. Из-за побоев жена вообще перестала выходить на улицу, а бабушка если и выходила, то только в солнечных очках.

Первый сын погиб при домашних родах

Сама Оксана в юности жила Можайске , но после знакомства с Юрием переехала к нему и его маме в двухкомнатную квартиру в Ликино. Там Оксана родила двойню. Роды, по словам источника ” КП ” в правоохранительных органах, проходили прямо в квартире, в туалете. “Скорую” вызвала уже потом, но было поздно. Мальчик умер от переохлаждения. А Мише удалось выжить, но впереди ему предстояло по-настоящему жуткое детство. Отец на протяжении долгих лет издевался над всей семьей. Всё это происходило на глазах у маленького мальчика.

Мишей никто не занимался, только бабушка, которая его периодически выгуливала и кормила. Слово “выгуливала” здесь уместнее всего. Мамочки с колясками во дворе дома рассказали журналистам “КП”, что видели неоднократно, как бабушка лупила и давала пощечины мальчику. Ребенок при этом был одет не по погоде, в одежду явно с чужого плеча. Вещи были явно не его размера, а на человека гораздо крупнее 6-летнего Миши.

Такими Оксана и Миша были несколько лет назад

Соседи тайно подкармливали мальчика

По словам жителей дома, Юрий – настоящий тиран. Соседи мальчика рассказали, что не раз видели, как он отправляет всю семью гулять на улицу и не пускает их домой, если они вдруг вернулись раньше установленного им времени.

Мужчина терроризировал не только свою семью, но и весь подъезд. Он постоянно ругался с соседкой Светланой, которая хотела вразумить Юрия. Все эти попытки заканчивались провалами. Поэтому женщина втайне, пока мужчины не было дома, ходила подкармливать Мишу на свой страх и риск. Она передавала ему еду в окно, чтобы никто не видел.

– Я помню в последний раз положила ему жаренной картошки с котлетами и подала в окно. Они живут на первом этаже, наверно, поэтому парень еще не умер от голода, – вспоминает соседка Миши Светлана.

За несколько дней до убийства бабушки органы опеки уже забирали мальчика из неблагополучной квартиры. Тогда сотрудникам полиции пришлось вытаскивать Мишу через окно, потому что отец запирал семью, когда уходил на работу.

– Помню, что полицейские попросили его взять с собой обувь. На улице же холодно, а Миша совсем раздетый. А он принес отцовские ботинки, потому что своих нет. Ребята из полиции завернули его в бушлат, надели свою шапку на голову и забрали, – рассказывает Светлана.

Сейчас Юрий уже дал признательные показания в полиции, что именно он убил свою 79-летнюю мать. В отделе он рассказал, что поссорился с пожилой женщиной и накинулся на нее с кулаками, нанося удары по голове и телу. А Мишу ждет интернат, в который его после больницы отвезли органы опеки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новый маугли. В Подмосковье мальчик два дня жил с трупом своей бабушки, которую убил его отец

6-летний Миша не понимал, что его бабушка мертва. Отец сказал сыну, что она просто спит (подробности)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Маму мальчика-маугли из Подмосковья не собираются лишать родительских прав

Уполномоченный по правам ребенка в Московской области рассказала о дальнейшей судьбе мальчика (подробности)

«Отец бил меня днем, ночью, дома, на лестничной клетке»

Истории людей, подвергавшихся домашнему насилию, уголовное наказание за которое скоро отменят

  • Госдума одобрила законопроект, декриминализирующий регулярное насилие над домочадцами. «Принятые поправки к Уголовному кодексу приведут к тому, что защитить женщину перед лицом насильника-мужа станет практически невозможно», — бьют тревогу правозащитники. Тем более что альтернативных механизмов, способных остановить семейное насилие, практически нет. Чем грозит российским женщинам закон, который ушел на подпись президенту?

    «Отец избивал меня не реже раза в неделю. Всю жизнь. Сколько я себя помню», — девушка просит не называть ее настоящего имени и родной город. И признается: «Я до сих пор стесняюсь говорить о пережитом даже с близкими друзьями».

    «Бил днем, ночью, дома, на лестничной клетке. За закрытыми дверями и при посторонних. Поводом могло стать все что угодно, достаточно, чтобы он пришел с работы в дурном настроении. В детстве бил ремнем. Вернее, железной бляшкой. В подростковом возрасте начались кулаки. Доставалось и старшей сестре с матерью, — продолжает рассказ моя собеседница. — До 13 лет я вообще думала, что это нормально, что все так живут. Однажды моя сестра сбежала из дома, отец позвонил в полицию, и ее поймали, она умоляла не возвращать ее домой, а отдать в детский дом. Полицейский видел кровоподтеки и синяки, но ответил, что, если бы она была его дочерью, он «сам бы ее убил».

    Читайте также

    Не время для домашнего насилия. Обращение к спикеру Валентине Матвиенко накануне голосования в Совете Федерации

    Соседи всё видели и знали. Но ни один из них не заступился. Если отец бил меня на улице, они просто отводили взгляд. Учителя в школе тоже видели. Но и им было все равно. На родительских собраниях родители заполняли анкеты: «Любите ли вы своих детей?», «Бывает ли, что вы их наказываете?», «Бьете?». Отец отвечал: «Любим», «Не наказываем», «Не бьем». Нас самих почему-то никто не спрашивал: бьют ли нас?

    Я даже от своего парня скрывала. Если тот замечал синяки, говорила: «Упала», «ушиблась». Однажды отец чуть не убил мать. У нее была сломана рука, ушиб ребра, синяк на пол-лица. Мы поехали к врачу, тот даже не стал уточнять, откуда травмы, а сразу спросил: будет ли она писать заявление? Она отказалась. Кошмар для меня кончился только год назад, когда я переехала на съемную квартиру. Мама, впрочем, осталась с отцом, ее вытащить я так и не смогла».

    Нетрадиционные ценности

    «Мой отец бил меня аккуратно, но, если один и тот же прием повторяется каждый день, годами, это может стать самой настоящей пыткой», — признается 26-летняя москвичка Людмила. Она разрешает опубликовать ее настоящее имя. По образованию — лингвист, переводчик.

    «С 13 лет я мечтала, чтобы мать развелась. Когда мне исполнилось 16 лет, родители наконец развелись. Убеждение, что ребенку обязательно нужен отец, даже если он насильник и идиот, — заблуждение. И никакие это не «традиционные семейные ценности».

    Побои российское законодательство определяет как «умышленное совершение действий, причинивших физическую боль», но не связанных с «временной потерей трудоспособности». Речь идет о синяках и ссадинах. Соответствующая статья Уголовного кодекса — 116-я — до недавнего времени оставалась единственным инструментом правовой защиты женщин от того типа ежедневного насилия, не попадающего ввиду «недостаточной» тяжести под «серьезные» составы преступления.

    Читать еще:  Предоставление выходных военнослужащему, имеющему ребенка инвалида

    В старой редакции УК нанесение побоев из хулиганских побуждений, на почве национальной или религиозной ненависти, равно как избиение членов собственной семьи, квалифицировалось как уголовное преступление (максимальная санкция — до 2 лет лишения свободы). Все прочие случаи считались правонарушением административным (до 15 суток ареста). К ним относились, например, драки в парке без серьезных последствий.

    Первого февраля 2017 года именно к таким незначительным эпизодам было приравнено и домашнее насилие. С этой законодательной инициативой летом 2016 года выступила сенатор Елена Мизулина. 14 ноября проект за подписью депутата Госдумы Ольги Баталиной и сенатора Зинаиды Драгункиной поступил в нижнюю палату парламента. Поддержать инициативу успели 15 сенаторов и депутатов, в срочном порядке пополнивших состав инициаторов закона, а также представитель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, заместитель председателя Верховного суда и даже детский омбудсмен. Уже 11 января 2017 года законопроект одобрили в первом чтении, 25-го — во втором, а через два дня и в третьем.

    Одиночный пикет против законопроекта о декриминализации побоев в семье. Фото: Instagram / mensfiction

    На стороне агрессора

    Теперь насильника, издевающегося над матерью, детьми или женой, за решетку посадить с первого раза будет невозможно. В том случае, если побои фиксируются впервые, действия мужчины могут быть квалифицированы только по Административному кодексу:

    «Первого числа парламентарии одобрили поправку, в соответствие с которой из уголовной статьи «члены семьи» как квалифицирующий признак исчезли», — объясняет юрист и правозащитница Мария Коган.

    Даже если жертва напишет заявление, а суд привлечет насильника к ответу (штраф, исправительные работы, арест на 2 недели), шанс избежать уголовного наказания у него останется, если факт повторного нарушения будет зафиксирован спустя более чем 12 месяцев после, вернее, вступления в силу «административного» приговора, подчеркивает Мария Коган.

    Читайте также

    «Это не шлепки, а преступление против личности». Адвокаты и правозащитники — о второй попытке законодателей декриминализировать побои в семье

    По закону жертва в случае уголовного разбирательства имеет право в любой момент забрать заявление. «Как правило, женщина продолжает жить под одной крышей с насильником и просит прекратить расследование не по собственной воле, а под давлением», — констатирует Алена Ельцова, директор подмосковного кризисного центра для женщин «Китеж».

    А вот административное заявление забрать нельзя, поскольку протокол, составленный полицейским, не подлежит отзыву. Но вероятность того, что женщина, единожды обратившаяся к правоохранителям, выждав некий срок, придет со вторым заявлением в течение 12 месяцев и доведет дело «до ума», — ничтожна, подчеркивают правозащитники.

    «Фактически, принятый закон защищает насильника, поскольку предлагает схему заранее невыполнимую, — говорит юрист Мари Давтян. — Уголовные дела о побоях считаются зоной «частного» обвинения, то есть принимаются судом только по инициативе жертвы. И что самое важное: бремя сбора доказательств в этом случае полностью ложится на плечи не прокуратуры, а женщины, зачастую не обладающей ни знаниями, ни ресурсами, чтобы вытянуть разбирательство».

    Герой-насильник

    — Насильник, как правило, — социопат и тонкий манипулятор, — рассказывает Алена Ельцова. — Он умеет очень красиво ухаживать. Очень быстро предлагает руку и сердце.

    «Мой отец, когда они только познакомились с матерью, ночевал под окнами, заваливал ее подарками, рассказывал, как для него важна семья. И, действительно, через пару месяцев они поженились, это был настоящий блицкриг с его стороны, мама даже не успела опомниться, — рассказывает Людмила. — Ровно через год после женитьбы на свет появилась я. Первые месяцы после моего рождения, рассказывала мама, он вел себя идеально: стирал пеленки, проявлял заботу, но уже через полгода начал пропадать на работе. Очень скоро выяснилось, что у него появилась любовница, тогда-то мать и столкнулась с насилием. Сперва психологическим, позже — с физическим. А годам к десяти с физическим насилием столкнулась и я. Папа, военный по профессии, устраивал дедовщину и дома: только вместо солдат были мы с матерью.

    Нередко отец бил ее прямо у меня на глазах. В семь лет я увидела такую сцену впервые. Мать звонила по телефону, не помню, что ему не понравилось, но он выбил трубку из ее рук, сорвал с лица очки, повалил на пол… Я не помню, что они делали друг с другом, — будто провалилась в параллельную реальность. Это называется «шоковая блокировка памяти».

    Время от времени мама фиксировала побои, обращалась в полицию, но ни разу не смогла довести дело до конца».

    Одиночный пикет против законопроекта о декриминализации побоев в семье. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

    Токсичная модель

    — Как правило, насилие в семье начинается с социальной изоляции, — объясняет Ельцова. — Женщина уходит в декретный отпуск, сидит с ребенком и незаметно теряет привычный круг общения. Дальше ситуация развивается по принципу эмоциональных качелей: побои — извинения — накопление агрессии — опять побои — опять примирение. Первое время женщине даже в голову не приходит обращаться в полицию: «Он же хороший, он не такой, это случайность». Пока побои не станут систематическими, может пройти несколько лет.

    Цель насильника — заставить жертву поверить, что она сама во всем виновата. «За всю жизнь отец ни разу не извинился, — призналась нам одна из жертв. — Каждый раз он находил оправдания. А наутро мы делали вид, что ничего не произошло».

    «Женщина привыкает к выученной беспомощности. Со временем она начинает и вправду верить, что она не хороша собой, что сама она не проживет, ни на что не способна, — подчеркивает Ельцова. — Часто жертвы сталкиваются с насилием в родительской семье, поэтому терпят, а некоторые и вовсе убеждены, что любовь и должна быть такой. Никакой другой любви они ведь не видели».

    Как правило, насильник устанавливает полный контроль над жертвой, проверяет, к кому пошла, о чем разговаривала. Мужья догоняют бежавших жен не потому, что они их любят, а потому, что не желают терять над ними власть.

    «У матери были подруги, но каждый поход в гости регламентировался. Каждый выход «в свет» сопровождался бранью, бесконечными подозрениями в измене и унижениями, — подтверждает слова психологов Людмила. — Следы от нанесенных мне психологических травм я чувствую до сих пор. Хотя с того момента, как мы избавились от папы, прошло почти 10 лет. Главная проблема — это заниженная самооценка: если я пережила все это, то кому я нужна, кто меня теперь полюбит? Только сейчас я учусь выстраивать равноправные отношения с окружающими людьми, рву романы с партнерами, похожими на моего отца, если вижу, что они идут по токсичной модели».

    Ежегодно жертвами семейного насилия в России становятся тысячи женщин. По официальной статистике, до 40% всех тяжких преступлений совершается в семье.

    Комментарии

    «Один разозлится, а другой остепенится»

    Что говорят сторонники закона

    Сторонники утвержденного Совфедом законопроекта настаивают на том, что карать за одно и то же деяние в отношении случайного прохожего административным сроком, а в отношении членов семьи — уголовным, по меньшей мере «несправедливо». Этот тезис как единственный приводится и в пояснительной записке к закону.

    Впрочем, депутат Ольга Баталина, один из авторов инициативы, готова привести дополнительные аргументы: «В Кодексе возник перекос. Умышленное причинение легкого вреда здоровью карается арестом на срок до четырех месяцев, а побоев, не повлекших последствий для здоровья заключением до двух лет», — говорит Баталина.

    Другой сторонник закона, адвокат и член комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной Палаты РФ Анатолий Кучерена, в разговоре с корреспондентом «Новой» уточняет: «На наш взгляд, чем меньше государство будет вмешиваться во внутрисемейные отношения, тем лучше». По его мнению: «Государство не должно брать на себя функции тотального контроля. Иначе выйдет как с органами опеки, чьи действия по изъятию детей из кровных семей нередко подвергаются критике».

    «Я не отрицаю проблему «латентности» семейного насилия, далеко не все женщины обращаются в полицию, и способны довести дело до конца. Кроме того, муж, получивший 15 суток, а не уголовный срок, вернется домой через две недели и сорвет зло на жене, но не каждый, тут бывают разные ситуации, — убежден член Общественной палаты. — Один разозлится, а другой остепенится».

    Ранее родительские организации «консервативного» толка, как и ряд спикеров РПЦ, жаловались, что в предыдущей редакции статьи закон позволял привлекать родителей за то, что они отшлепали ребенка: «И это так, мы ведь говорим о травмах, не наносящих существенного вреда здоровью. Царапины, синяки, ссадины, — соглашается с их позицией Кучерена. — В то же время никто не отменял 115 статью – причинение легкого вреда, никто не отменял 117 статью, предусматривающую за систематические истязания до 7 лет лишения свободы. Не любое насилие обязательно должно попадать под уголовную статью. Существует, например, психологическое насилие. Как адвокат я выступаю за то чтобы существовали упредительные, профилактические меры, и буду в ближайшее время ставить вопрос о создании эффективной системы убежищ, центров, куда женщина, оказавшаяся в сложной ситуации могла бы обратиться. Такие центры уже существуют, но их должно быть больше. Иначе работать с закрытыми пространствами, каким является семья, или армия, а я много занимался проблемой дедовщины, не выйдет».

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector