Невозможность решения спора о компенсации
Garant-agency.ru

Юридический портал

Невозможность решения спора о компенсации

ВС РФ разъяснил, когда несоблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования спора не препятствует рассмотрению дела по существу

Традиционно в качестве одной из специальных предпосылок процессуального права на иск рассматривается соблюдение истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора в случаях, когда такой порядок установлен договором либо соглашением сторон.

Согласно положениям статей 125 – 129 АПК РФ и статей 131 – 135 ГПК РФ соблюдение истцом обязательного досудебного порядка разрешения спора проверяется судом на стадии принятия искового заявления к производству. Если доказательств соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора истец к исковому заявлению не приложил, оно подлежит оставлению без движения на основании соответственно статей 136 ГПК РФ или 128 АПК РФ, а впоследствии – возвращению на основании статей 135 ГПК РФ и 129 АПК РФ.

Если несоблюдение истцом обязательного досудебного порядка разрешения спора выявлено после принятия искового заявления к производству, суд оставляет такое исковое заявление без рассмотрения на основании пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ или статьи 222 АПК РФ.

Если истцом не был соблюден установленный для данного спора законом или договором обязательный досудебный порядок его разрешения, однако суд разрешил спор по существу с вынесением решения, такое решение подлежит отмене, а исковое заявление – оставлению без рассмотрения судом апелляционной или кассационной инстанции на основании пункта 3 статьи 328 (пункта 3 части 1 статьи 390) ГПК РФ или пункта 3 статьи 269 (пункта 6 части 1 статьи 287) АПК РФ.

По смыслу указанных процессуальных норм соблюдение истцом обязательного для той или иной категории споров обязательного досудебного порядка их урегулирования проверяется судом самостоятельно, независимо от доводов или возражений лиц, участвующих в деле, хотя, безусловно, ответчик, защищаясь против предъявленного к нему требования, вправе ссылаться на несоблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора и просить суд оставить исковое заявление без рассмотрения по данному основанию.

13.01.2016 Верховным Судом РФ опубликован Обзор судебной практики, один из вопросов которого посвящен анализу процессуальных последствий несоблюдения истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

В Обзор включено Определение Судебной коллегии по экономическим спорам от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364 по делу № А55-12366/2012 Арбитражного суда Самарской области.

Спор возник между ОАО “МТС” (заказчиком) и ЗАО “Континиус” (подрядчиком) по поводу возврата неотработанного аванса по нескольким договорам подряда на проектирование и строительство волоконно-оптической линии связи (ВОЛС).

Дело было возбуждено в марте 2012-го года, требования выделялись в отдельное производство и объединялись с другими, по делу назначалась первоначальная и дополнительная экспертизы, стороны пытались заключить мировое соглашение, промежуточные процессуальные определения по делу обжаловались в апелляционной и кассационной инстанциях, ответчиком был предъявлен встречный иск о взыскании долга и пени за несвоевременную оплату работ.

В декабре 2013-го года и.о. председателя Арбитражного суда Самарской области рассматривающему дело судье в порядке статьи 6.1 было указано на необходимость ускорить рассмотрение дела.

Менее чем через две недели после этого Арбитражный суд Самарской области вынес определение от 27.12.2013 об оставлении как первоначального, так и встречного исковых заявлений без рассмотрения по мотиву несоблюдения установленного договором обязательного досудебного порядка урегулирования спора. При этом первоначальное исковое заявление было оставлено судом без рассмотрения по ходатайству ответчика.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2014 определение Арбитражного суда Самарской области от 27.12.2013 в части оставления без рассмотрения первоначального иска было отменено, вопрос в указанной части направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В остальной части определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции указал, что настоящий спор рассматривался в суде первой инстанции с марта 2012 года. Ответчик не возражал против рассмотрения спора арбитражным судом, представляя суду свои доводы по существу спора и активно пользуясь принадлежащими ему процессуальными правами, заявляя в том числе, ходатайства о выделении искового требования в отдельное производство, об отложении дела для представления дополнительных доказательств, о назначении по делу судебной экспертизы по определению объемов и стоимости фактически выполненных работ и т.д. До начала судебного разбирательства ответчик не заявил о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора, не обосновал невозможность своевременного оформления ходатайства об оставлении требований истца без рассмотрения по объективным причинам, в связи с чем, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что подача ответчиком такого ходатайства 26.11.2013 (спустя более полутора лет после принятия иска к производству) свидетельствует о недобросовестном поведении ответчика по пользованию процессуальными правами. Суд первой инстанции не оценил поведение ответчика с точки зрения принципов добросовестности в реализации процессуальных прав и состязательности в арбитражном процессе, возложив последствия недобросовестного поведения ответчика на истца.

ФАС Поволжского округа постановлением от 05.06.2014 отменил постановление суда апелляционной инстанции от 21.02.2014, дело направил на новое рассмотрение в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд.

Суд кассационной инстанции указал, что суд апелляционной инстанции не опроверг выводы суда первой инстанции о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора, не установил был ли соблюден сторонами данный порядок и не обосновал отмену определения суда первой инстанции в части требований истца, оставляя его без изменения в части встречных исковых требований ответчика, несмотря на то, что судом первой инстанции были оставлены без рассмотрения требования истца и ответчика в связи с нарушением претензионного порядка разрешения спора.

При новом рассмотрении дела постановлением суда апелляционной инстанции от 23.07.2014, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции от 01.12.2014 определение суда первой инстанции от 27.12.2013 оставлено в силе.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ОАО “МТС” обратилось с кассационной жалобой в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ.

В определении от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364 коллегия судей ВС РФ указала следующее.

Согласно статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьям 46, 47 Конституции РФ каждому гарантируется право на судебную защиту посредством независимого и беспристрастного суда, компетенция которого установлена законом.

В силу положений частей 2 и 3 статьи 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им правами, в том числе своевременно представлять доказательства, заявлять ходатайства, делать заявления. Злоупотребление процессуальными правами либо неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, могут привести к предусмотренным АПК РФ неблагоприятным последствиям для этих лиц.

Согласно части 2 статьи 9, частям 3 и 4 статьи 65 АПК РФ лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга и обязаны раскрыть доказательства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, заблаговременно, до начала судебного разбирательства или в пределах срока, установленного судом, учитывая, что они несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими соответствующих процессуальных действий.

Частью 159 АПК РФ предусмотрено, что арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении заявления или ходатайства в случае, если они не были своевременно поданы лицом, участвующим в деле, вследствие злоупотребления своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта, за исключением случая, если заявитель не имел возможности подать такое заявление или такое ходатайство ранее по объективным причинам.

Коллегия отметила, что спор рассматривается в Арбитражном суде Самарской области с марта 2012 года. Судом собрано и сторонами представлено значительное количество доказательств, включая заключения экспертов, что позволяло суду принять решение по существу спора.

Коллегия установила наличие со стороны общества “Континиус” злоупотребления правом, которое прослеживается в том, что большинство его ходатайств в суде первой инстанции были направлены либо на приостановление дела, либо на отложение судебного разбирательства по существу. Практически все ходатайства поданы им исключительно в судебных заседаниях, без приложения каких-либо доказательств, сопровождались просьбой о предоставлении времени для окончательного формирования правовой позиции по делу, а также сбору необходимых доказательств. Все ходатайства были заявлены ответчиком поочередно.

Коллегия указала на то, что ходатайство об оставлении иска без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом претензионного порядка урегулирования спора заявлено обществом “Континиус” только в декабре 2013 года.

По смыслу пункта 8 части 2 статьи 125, части 7 статьи 126, пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ претензионный порядок урегулирования спора в судебной практике рассматривается в качестве способа, позволяющего добровольно без дополнительных расходов на уплату госпошлины со значительным сокращением времени восстановить нарушенные права и законные интересы. Такой порядок урегулирования спора направлен на его оперативное разрешение и служит дополнительной гарантией защиты прав.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что в поведении ответчика не усматривалось намерения добровольно и оперативно урегулировать возникший спор во внесудебном порядке, поэтому оставление иска без рассмотрения привело к необоснованному затягиванию разрешения возникшего спора и ущемлению прав одной из его сторон.

При таких обстоятельствах, по мнению коллегии, правовые основания для оставления иска без рассмотрения отсутствовали.

Тем не менее, учитывая возбуждение на тот момент иного дела по спору между теми же лицами о том же предмете и по тем же основаниям (дело № А55-30971/2014), Судебная коллегия ВС РФ сочла возможным оставить принятые по делу А55-12366/2012 судебные акты в силе.

Однозначное отношение к сформулированной ВС РФ позиции определить довольно сложно.

С одной стороны, поведение ответчика в процессе явно свидетельствует о том, что им намеренно предпринимались действия, направленные на затягивание производства по делу. Однако, с другой стороны, АПК РФ указывает на иные, нежели игнорирование обязательного досудебного порядка разрешения спора, последствия такого рода злоупотребления. Так, согласно части 2 статьи 111 АПК РФ арбитражный суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Как указано выше, обнаружив несоблюдение установленного для данного дела законом или договором обязательного досудебного порядка разрешения спора, арбитражный суд первой, апелляционной или кассационной инстанции должен самостоятельно, независимо от ходатайств лиц, участвующих в деле, оставить исковое заявление без рассмотрения. И коль скоро оставление заявления без рассмотрения не требует ходатайства ответчика, неприменение данного процессуального института судом не может осуществляться на основании части 5 статьи 159 АПК РФ.

Равным образом не может служить достаточным основанием для неприменения пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ тот факт, что судом собрано значительное количество доказательств по делу, позволяющее принять решение по существу спора, – исковое заявление может (и должно) быть оставлено без рассмотрения при наличии предусмотренных статьей 148 АПК РФ оснований как судом первой инстанции, так и вышестоящими судами (т.е. уже после принятия решения на основе достаточной совокупности собранных по делу доказательств).

Возможно, процессуальный институт оставления искового заявления без рассмотрения требует изменений. Например, здесь может быть использовано то же регулирование, что и применительно к приостановлению производства по делу (наличие обязательных оснований, когда производство по делу во всяком случае подлежит приостановлению, и факультативных оснований, когда производство может быть приостановлено по усмотрению суда с учетом обстоятельств конкретного дела). Однако до тех пор, пока нормы главы 17 АПК РФ действуют в существующей редакции, такое подход, примененный ВС РФ при вынесении Определения от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364 и включенный в Обзор судебной практики как руководство к действию для судов, рассматривающих аналогичные казусы, выглядит далеко не однозначным.

Компенсация за пользование жилым помещением

На практике отсутствует единообразный подход при разрешении споров о взыскании компенсации, связанной с невозможностью пользования собственником частью имущества, приходящегося на его долю. Рассмотрим ситуации, при которых собственник вправе требовать компенсацию от других участников долевой собственности, и укажем обстоятельства, лишающие его такого права, а также проанализируем правовое положение участников общей долевой собственности, приводящее к выплате компенсации.

Объективная невозможность

В пункте 2 ст. 247 ГК РФ закреплено право участника долевой собственности на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности — право требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

При регулировании этого вопроса законодатель устанавливает примиряющий вариант владения и пользования собственностью, который направлен на защиту прав и обеспечение необходимого баланса интересов участников долевой собственности (Определение КС РФ от 19.10.2010 N 1321-О-О).

Соблюдение баланса в каждом конкретном случае достигается судом в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения в зависимости от объективных особенностей складывающихся правоотношений (Определение КС РФ от 20.11.2008 N 831-О-О).

Особенностью правоотношений и основным критерием, который должен быть положен в основу решения суда при взыскании компенсации, является долевое соотношение сторон в праве собственности на это имущество. Применение критерия требует обязательного учета таких обстоятельств, как интерес собственников в проживании и возможность использования жилого помещения для совместного проживания.

Например, в Определении ВС РФ от 03.12.2013 N 4-КГ13-32 помимо установления соотношения долей суд установил, что объект не может быть использован всеми сособственниками по его назначению (для проживания) без нарушения прав собственника, имеющего большую долю в праве собственности.

Читать еще:  Можно ли оформить аренду земли в природно охранной зоне?

В связи с указанной позицией ВС РФ стоит обратить внимание на то, что положение п. 2 ст. 247 ГК РФ нельзя рассматривать как инструмент лишения права проживания в квартире собственника малозначительной доли при наличии заслуживающего внимания существенного интереса в проживании у последнего (например, единственное жилье малоимущего). Исходя из учета интересов сторон взыскание компенсации в таком случае позволяет собственнику малозначительной доли удовлетворить свой интерес в проживании при условии выплаты компенсации собственнику господствующей доли за пользование частью помещения, превышающей его долю.

Равенство долей сособственников также не исключает возможности установления обстоятельств, указывающих на невозможность использования помещения для совместного проживания сособственников.

Из Постановления Президиума Приморского краевого суда от 31.01.2011 N 44г-2 следует, что принадлежащая сторонам в равных долях квартира имеет одну жилую комнату, стороны не являются членами одной семьи, поэтому их совместное проживание невозможно. С учетом данных обстоятельств суд считал правомерным взыскание компенсации в связи с невозможностью реализовать право на владение и пользование 1/2 долей квартиры.

Определением Московского областного суда от 27.03.2012 по делу N 33-7458/12 установлено, что однокомнатная квартира принадлежит в равных долях. Учитывая, что вступившим в законную силу решением в удовлетворении иска Л. к ответчику о вселении, об устранении препятствий в пользовании и определении порядка пользования квартирой отказано, суд применил п. 2 ст. 247 ГК РФ и взыскал с ответчика денежную компенсацию с учетом обстоятельств данного конкретного дела.

Невозможность использования помещения для проживания может быть обусловлена состоянием здоровья сособственника.

В Кассационном определении Ярославского областного суда от 14.11.2011 по делу N 33-6732 суд установил доли сособственников на квартиру и взыскал компенсацию, поскольку истец является недееспособным, нуждается в постоянном постороннем уходе, в силу состояния здоровья не имеет возможности пользоваться принадлежащей ему на праве долевой собственности однокомнатной квартирой, что свидетельствует об объективной невозможности пользования истцом своей долей в собственности.

Объективный характер невозможности совместного пользования имеет ряд важных следствий: отсутствие между сособственниками соглашения о владении и пользовании общим имуществом, неиспользование части имущества, отсутствие препятствий в пользовании либо воспрепятствование одним из сособственников другим участникам долевой собственности в пользовании их долями — все это само по себе не является достаточным основанием для взыскания компенсации по п. 2 ст. 247 ГК РФ.

Взыскание компенсации

Взыскание компенсации в соответствии со ст. 247 ГК РФ не является элементом определения порядка пользования имуществом и представляет собой самостоятельное материально-правовое требование (Апелляционное определение Московского городского суда от 16.08.2013 по делу N 11-25992).

Реализация права на выплату компенсации за превышение идеальной доли возможна как при определении порядка пользования, так и после определения порядка пользования.

В Постановлении Президиума Липецкого областного суда от 30.11.2012 N 44-г-33/2012 указано, что принятие решения об определении порядка пользования имуществом с предоставлением общего имущества в большем размере одному из сособственников без рассмотрения вопросов о выплате компенсации не лишает сособственника права требования компенсации, предусмотренной ч. 2 ст. 247 ГК РФ, в последующем.

Участник долевой собственности, чьи права ущемляются предоставлением в пользование одному из собственников имущества, площадь которого превышает размер идеальных долей, также может требовать плату за пользование частью помещения, превышающей долю, с того, в чью пользу произошло увеличение.

Так, в Апелляционном определении от 18.10.2013 по делу N 11-34838 Московский городской суд пришел к выводу, что подлежит взысканию компенсация за 2,5 кв. м жилой площади, которые фактически занимают ответчики с превышением приходящейся на них доли.

Сособственник при определении порядка пользования своим волеизъявлением может подтвердить отказ от компенсации и отсутствие необходимости ее получения, согласившись на форму пользования, при которой в счет доли ему передается меньшее имущество без выплаты компенсации.

В случае если собственник предлагает условия, по которым он получает в пользование часть имущества меньше, чем его доля, он не вправе требовать взыскания платы за пользование частью его имущества с других сособственников, превышающего идеальную долю ответчиков. На данную особенность обращено внимание в Определениях Санкт-Петербургского городского суда от 17.09.2013 N 33-13544/2013, от 06.03.2012 N 33-3341/2012, Апелляционном определении Новосибирского областного суда от 14.05.2013 по делу N 33-3522/2013.

Если требование об определении порядка пользования имуществом заявлено при условии взыскания денежной компенсации, то суду следует выяснить, являются ли данные требования о передаче в пользование другого сособственника имущества, превышающего долю, и о выплате истцу компенсации за пользование его частью имущества взаимосвязанными требованиями, составляющими единый предмет спора (Постановление президиума Челябинского областного суда от 23.09.2009 по делу N 44-г-100/2009).

Имущественное предоставление

Положение п. 2 ст. 247 ГК РФ предоставляет возможность периодически получать от господствующего собственника недвижимой вещи имущественное предоставление в форме товара, денег, работ или услуг в определенном размере. В отношении жилых помещений такой компенсацией на практике является чаще всего денежная плата, однако закон не исключает и иного способа компенсации.

Такое понимание компенсации позволяет предполагать возможное установление в п. 2 ст. 247 ГК РФ случая возникновения у собственника права вещной выдачи в том понимании, как это предложено закрепить в главе 20.6 проекта Федерального закона N 47538-6. При этом в п. 2 ст. 305 данного законопроекта допускается установление права вещной выдачи в случаях, предусмотренных законом, что согласуется с возможностью установления такого случая в п. 2 ст. 247 ГК РФ.

Однако стоит признать, что вопрос о правовой природе такой компенсации окончательно не решен. Таким отношениям суд или законодатель могут давать не только вещную или обязательственную формы, но и форму корпоративного правоотношения и считать компенсацию из суммы дохода, фактически полученного участником общей долевой собственности, управляющим общим имуществом.

В решении от 25.01.2011 по делу N А19-13538/07-22-23 Арбитражный суд Иркутской области (Определение ВАС РФ от 16.12.2011 N ВАС-15952/11 по делу N А19-13538/2007-22-23) указал, что компенсация по существу представляет собой в экономическом смысле разницу между суммой максимально возможного дохода, который можно было бы получить от использования общего имущества, и суммой фактически полученного участником общедолевой собственности, управляющим общим имуществом, дохода.

Имеется и иной подход, согласно которому выплаты должны компенсировать только необходимые материальные потери (плата за пользование коммунальными услугами, ремонт мест общего пользования и иные обязательные платежи), а не приносить доход (Определение Ленинградского областного суда от 19.01.2012 N 33-179/2011). Данный подход является ошибочным. Расходы по содержанию имущества, находящегося в долевой собственности, не связаны с компенсационными платежами. Регулирование этого вопроса целесообразно проводить путем освобождения собственника от обязанности уплачивать платежи за услуги, которыми он вынужденно не пользовался (Определение ВС РФ от 24.04.2007 N 78-В06-64), а не путем взыскания компенсации на основании п. 2 ст. 247 ГК РФ.

В отношении жилых помещений наиболее близким способом определения размера платы за владение и пользование жилым помещением является способ, применяемый в сходных отношениях по аренде.

Порядок компенсации применительно к жилым помещениям определяется правилами о соответствующем виде договора, на основании которых жилое помещение передается в пользование другим лицам. Таким договором является договор аренды квартиры.

Поэтому следует считать обоснованным при расчете компенсации за пользование принадлежащей другому сособственнику долей в праве собственности на квартиру исходить из стоимости аренды всей квартиры, а не комнаты в квартире (Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда, II квартал 2010 года, утв. Постановлением Президиума Свердловского областного суда от 04.08.2010).

На будущее и за прошлое

Один из подходов судов заключается в том, что компенсационный характер платежа на основании п. 2 ст. 247 ГК РФ связан с возмещением реально понесенных потерь собственника и может быть взыскан только за прошлое время (Апелляционные определения Московского городского суда от 18.04.2013 по делу N 11-16582, Московского областного суда от 16.08.2012 по делу N 33-16409/2012, Определение Ленинградского областного суда от 23.01.2013 N 33-301/2013).

Данный подход судов категорически не допускает взыскания компенсации на будущее время.

Это является ошибочным, что подтверждается в Постановлении президиума Московского областного суда от 16.01.2013 N 11 по делу N 44г-15/2013, в котором указанный выше подход признан не соответствующим закону. Также обращено внимание на то, что компенсация, возможность которой установлена нормой п. 2 ст. 247 ГК РФ, подразумевает постоянные выплаты собственнику, который лишен возможности получить во владение и пользование конкретную часть имущества со стороны других сособственников.

Из Кассационного определения Судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 01.10.2008 N 33-3588/2008 следует: если стороны ранее не достигали соглашения о порядке пользования квартирой и выплате компенсации, взыскание такой компенсации за прошлый период недопустимо. Истица вправе требовать взыскания данной компенсации лишь на будущее время.

Таким образом, взыскание компенсации возможно на будущее время в виде периодических платежей с момента достижения соглашения о взыскании компенсации. Не исключена возможность взыскания компенсации в виде денежной суммы и за прошлый период с момента лишения собственника возможности владеть и пользоваться частью общего имущества соразмерно своей доле. Учитывая длящийся характер отношений, связь выплат с существующим порядком пользования имеется до тех пор, пока не будет изменен порядок пользования. Это может быть вызвано объективными причинами, такими как изменение состава участников общей долевой собственности, появление новых обстоятельств, указывающих на наличие существенного интереса в проживании.

Способы расчета

Методика установления размера денежной компенсации при определении порядка пользования жилыми помещениями в квартире, расположенной в многоквартирном жилом доме, на уровне правового регулирования в настоящее время отсутствует.

С учетом положений ст. 8 ГК РФ право требовать денежную компенсацию, по поводу которой возник спор, возникло не из договора, а из закона при установлении факта, что выделенное в пользование сособственнику помещение превышает приходящуюся на него долю.

При определении размера компенсации суд вправе исходить из стоимости арендной платы (найма) доли, приходящейся на долю истца, в общей площади жилого помещения, которую суд определяет на основании заключения, отражающего наиболее вероятную стоимость найма жилого помещения, из предыдущего соглашения сторон, на основании данных Росстата о среднегодовой стоимости арендной платы либо на основании отчета оценщика о средней месячной плате за аренду жилого помещения.

Компенсация за невозможность использования общедолевого имущества по гражданскому законодательству Российской Федерации: вопросы правоприменения

(Канцер Ю. А., Костенко И. А.) («Юрист», 2011, N 21)

КОМПЕНСАЦИЯ ЗА НЕВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОБЩЕДОЛЕВОГО ИМУЩЕСТВА ПО ГРАЖДАНСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Ю. А. КАНЦЕР, И. А. КОСТЕНКО

Канцер Юрий Александрович, юрист 2-го класса юридической компании «Princeps Consulting Group».

Костенко Игорь Александрович, юрист 1-го класса ЗАО «Региональная правовая компания».

В статье проанализирована практика применения ст. 247 ГК РФ, а именно возможность получения компенсации за неиспользование общедолевого имущества одним из сособственников. Авторами исследованы позиции арбитражных судов, раскрывающие смысл и возможность применения данной правовой нормы, отражен перечень обстоятельств, которые необходимо учитывать при доказывании требований такой компенсации.

Ключевые слова: общее долевое имущество, гражданское законодательство, суд, убытки, компенсация.

Compensation for impossibility to use joint share property in accordance with the civil legislation of the Russian Federation: issues of law-application Yu. A. Kancer, I. A. Kostenko

The article analyses practice of application of article 247 of the Civil Code of the RF, i. e. the possibility of receipt of compensation for non-use of joint share property by one of co-owners. The authors study the positions of arbitrazh courts revealing the meaning and possibility of application of this legal norm, reflect the list of circumstances which should be taken into consideration in proving the demands for such compensation.

Key words: joint share property, civil legislation, court, losses, compensation.

Греческому писателю-сатирику Лукиану, жившему во II в. н. э., принадлежит афоризм, который философски отражает суть приведенной правовой проблемы: «Пользуйся своей собственностью, как человек, который должен умереть, свое же богатство береги, как человек, который должен долго жить. Умен тот, кто, помня это, умеет держаться середины между скупостью и расточительством» . ——————————— Лукиан. Избранная проза: пер. с древнегреч. / Сост., вступ. ст., коммент. И. Нахова. М.: Правда, 1991. С. 346.

В нормальном хозяйственном обороте владение и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников (пункт 1 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)). И только лишь при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Иными словами, в отношениях долевой собственности требуется единогласное решение о порядке, формах и способах использования имущества каждым из сособственников. Только при единогласии между собственниками такое соглашение может считаться заключенным. ——————————— Гражданский кодекс Российской Федерации (часть I от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 06.04.2011)) // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

В развитие указанного положения пункт 2 статьи 247 ГК РФ определяет один из возможных вариантов владения и пользования общим имуществом: предоставление собственнику его конкретной части пропорционально доле в общем праве. Такое предоставление осуществляется по соглашению всех собственников, с соблюдением правила о единогласии при определении выделяемой части имущества. Отсутствие согласия всех участников долевой собственности по вопросу выделения одному из них части имущества не лишает его права требовать такого выделения. При отсутствии соглашения право собственника может быть реализовано через суд. Вместе с тем объективная возможность предоставить часть имущества имеется не всегда. При ее отсутствии, а иногда и при нежелании одних сособственников дать возможность пользоваться другому (другим) общим имуществом собственнику от других участников долевой собственности предоставляется соответствующая компенсация, регламентированная тем же пунктом 2 статьи 247 ГК РФ. Компенсация, как правило, носит денежный характер, но может быть в виде предоставления иного имущества, в том числе имущественных прав. Основное требование к компенсации: способность возместить те реальные потери, которые понес собственник в связи с невозможностью реализовать право на владение и пользование соответствующей частью общего имущества. В связи с этим возникает резонный вопрос о соотношении понятий «компенсация» и «убытки». Иногда истцы просят суд взыскать убытки с ответчика (сособственника) в связи с невозможностью владения и пользования общим имуществом или его частью при создании в этом препятствий со стороны последнего. Свои имущественные потери они обосновывают необходимостью компенсации им как сособственникам имущества расходов по уплате налогов и пр. В связи с этим не будет лишним вспомнить, что согласно статье 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). При этом сособственник по указанным требованиям должен доказать причинную связь между «нарушением» его субъективного права и необходимостью несения им расходов в связи с этим в виде арендных платежей, налога на имущество и пр. Часто истцы субъективно полагают, что нарушением являются обстоятельства чинения препятствий со стороны ответчика. Однако названные платежи истцы обязаны уплачивать безотносительно «нарушения» его прав. То есть они не доказывают в этом случае факт необходимости восстановления нарушенного права путем уплаты указанных расходов. Следовательно, называть такие имущественные потери убытками в смысле статьи 15 ГК РФ нельзя. Сказанное подтверждается судебной практикой. Так, истец (один из бывших сособственников) обратился с иском в суд с требованием о взыскании с ответчика убытков в размере 713 492,32 руб., представляющих собой суммы выплаченных им арендных платежей за земельный участок и налога на имущество, невозможность пользования которым произошла по вине ответчика . ——————————— Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 24 июня 2011 г. по делу N А12-5853/2011.

Читать еще:  Пример заявки на увеличение мощности электроэнергии образец

Обратившись с данным иском в суд, истец просит взыскать с ответчика на основании статей 10 и 15 ГК РФ свои «убытки» в размере 785 779,35 руб., представляющих собой сумму выплаченных им арендных платежей за земельный участок с мая 2008 г. по декабрь 2009 г., и уплаченный налог на имущество за 2008 — 2009 гг., указывая при этом, что выплаты этих денежных средств им производились как совладельцем имущественного комплекса, однако по вине ответчика он не имел возможности пользоваться принадлежащим ему имуществом, так как последний препятствовал ему в этом, в связи с чем он лишился единственного источника дохода. Однако суд справедливо отказал в удовлетворении исковых требований, указав, в частности, что произведенные истцом выплаты за аренду земельного участка и уплата налога на имущество являются его обязанностью, как собственника имущественного комплекса — производственной базы, соразмерно его доле, и поэтому уплата таких денежных средств не может считаться для истца его убытками, которые он понес по вине ответчика. Президиум ВАС РФ , а также ФАС Уральского округа и другие арбитражные суды указали: «Компенсация, указанная в ст. 247 Гражданского кодекса Российской Федерации, является по своей сути возмещением понесенных одним сособственником имущественных потерь, которые возникают при объективной невозможности осуществления им полномочий по владению и пользованию имуществом, приходящимся на его долю, вследствие действий другого сособственника, в том числе когда этот другой сособственник за счет потерпевшего использует больше, чем ему причитается. Именно в этом случае ограниченный в осуществлении полномочий участник общей долевой собственности вправе ставить вопрос о выплате ему компенсации». ——————————— Постановление Президиума ВАС РФ от 12 октября 2010 г. N 8346/10 по делу N А71-13059/2009-Г27. Постановление ФАС Уральского округа от 13 сентября 2010 г. N Ф09-7105/10-С6 по делу N А60-46756/2009-С3.

В отмеченном выше Постановлении Президиума ВАС от 12 октября 2010 г. справедливо указано: «По смыслу ст. 247 ГК РФ сами по себе отсутствие между сособственниками соглашения о владении и пользовании общим имуществом (либо отсутствие соответствующего судебного решения) и фактическое использование части общего имущества одним из участников долевой собственности не образуют достаточную совокупность оснований для взыскания с фактического пользователя по иску другого сособственника денежных средств за использование части общего имущества… …Неиспользование имущества, находящегося в общей долевой собственности, одним из сособственников не дает ему права на взыскание денежной компенсации с другого участника долевой собственности, использующего часть общего имущества в пределах своей доли». В споре описанных выше истца и ответчика имелось продолжение. Тот же индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Волгоградской области с исковым заявлением, в котором просит взыскать с ответчика 12 482 857 руб. 29 коп. компенсации за вынужденное неиспользование общедолевого имущества за период с 12.04.2008 по 08.10.2009. Суд отказал в удовлетворении требований истца по следующим основаниям. Арбитражный суд ссылался на правовые выводы, к которым пришел Президиум ВАС в отмеченном выше Постановлении. Также было указано, что «из материалов дела не следует, что в течение спорного периода один индивидуальный предприниматель (истец) обращался к другому индивидуальному предпринимателю (ответчику) с предложениями об установлении какого-либо порядка владения и пользования помещениями либо о передаче конкретных помещений, занятых ответчиком, в его пользование, а ответчик необоснованно бы уклонялся от справедливого распределения помещений между сособственниками-пользователями. Предпринимателем-истцом также не представлены доказательства обращения в суд с требованием об определении порядка владения и пользования принадлежащей ему частью в праве собственности на спорные помещения. Истцом не доказано, что ответчик использовал больше, чем ему причитается. В спорный период, указанный в исковых требованиях, доли сособственников не были выделены в натуре, порядок пользования общим имуществом не был определен. Тот факт, что ответчик мог препятствовать истцу во владении и пользовании какими-либо конкретными объектами, занимаемыми ответчиком, не означает, что ответчик препятствовал истцу в пользовании его долей» . ——————————— Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 1 августа 2011 г. по делу N А12-5863/2011.

Как нам представляется, истец, полагая, что его права на владение и пользование его имуществом нарушаются, законно мог бы обратиться в суд с негаторным иском. Лица, право собственности или законное владение которых нарушается сохранением таких объектов, могут обратиться в суд с иском об устранении нарушения права, не соединенного с лишением владения (ст. 304 ГК РФ). Однако предприниматель не воспользовался этой возможностью. Таким образом, на основании судебной практики истец, обосновывая необходимость компенсации ответчиком за пользование им частью общего имущества, должен был представить суду доказательства, подтверждающие следующие обстоятельства: — факт невозможности владения и пользования истцом принадлежащей ему на праве общей собственности долей в спорном объекте; — наличие между истцом и ответчиком соглашения о порядке пользования спорным объектом или судебного решения об определении такого порядка; — наличие судебных актов о выделе в натуре доли одного из участников долевой собственности; — доказательства того, что истец требовал от ответчика предоставления в его владение и пользование части общего имущества. Ничего из вышеназванного истец в рассматриваемом примере не представил. Как отметил ФАС Уральского округа , «невозможность осуществления полномочий по владению и пользованию частью общего имущества может быть установлена на основании соглашения участников общей долевой собственности либо судом». ——————————— Постановление ФАС Уральского округа от 13 сентября 2010 г. N Ф09-7105/10-С6 по делу N А60-46756/2009-С3.

Определением ВАС РФ отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора Постановления ФАС Уральского округа и указано, что в удовлетворении требования о взыскании с сособственника компенсации за пользование помещением отказано, поскольку истец не обращался к ответчику с предложениями об установлении порядка владения и пользования общим имуществом либо о передаче конкретных помещений, занятых ответчиком, в его пользование, а ответчик не уклонялся от справедливого распределения помещений между сособственниками. ——————————— Определение ВАС РФ от 9 февраля 2011 г. N ВАС-583/11. Постановление ФАС Уральского округа от 13 сентября 2010 г. N Ф09-7105/10-С6 по делу N А60-46756/2009-С3.

Таким образом, при наличии спора между сособственниками общей долевой собственности по вопросам владения и пользования общим имуществом необходимо знать: получить компенсацию за невозможность использования такого имущества одним из сособственников весьма затруднительно. Из содержания статьи 247 ГК РФ и правоприменительной практики следует, что реализовать такое правомочие о выплате соответствующей компенсации за пользование частью общего имущества можно только при условии объективной невозможности осуществления своих полномочий по владению и пользованию этим имуществом, при этом такая невозможность обязательно должна быть безоговорочно доказана истцом.

​ВС просит судей не урезать без причин компенсации морального вреда

Как отмечает ВС в разделе, посвященном разрешению споров, возникающих вследствие причинения вреда, в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано на основании того, что невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений. Сам факт причинения таких повреждений является достаточным основанием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда. Привлечение ответчика к уголовной или административной ответственности не является при этом обязательным условием для удовлетворения такого иска.

С. 1953 года рождения обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что ей были нанесены побои А. 1988 года рождения, являющейся ее соседкой по коммунальной квартире. В связи с причинением ей физических и нравственных страданий истец просила суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением суда иск удовлетворен частично, с А. в пользу С. взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции указал, что каких-либо материалов, подтверждающих факт уголовного либо административного преследования А. или обращение истца в правоохранительные органы и принятие каких-либо мер в отношении ответчика, истцом не представлено.

В обоснование отказа в иске суд апелляционной инстанции указал, что материалы дела не содержат доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что причинителем вреда в том объеме, который указывает истец, является ответчик.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала указанные выводы суда апелляционной инстанции сделанными с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В п. 24 постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 декабря 2012 г. №29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что при рассмотрении кассационных жалоб, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства (ч. 2 ст. 390 ГПК РФ). Вместе с тем, если судом кассационной инстанции будет установлено, что судами первой и (или) апелляционной инстанций допущены нарушения норм процессуального права при исследовании и оценке доказательств, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера (например, судебное постановление в нарушение требований ст. 60 ГПК РФ основано на недопустимых доказательствах), суд учитывает эти обстоятельства при вынесении кассационного постановления (определения).

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ч. 1). Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч. 4).

Частью 4 ст. 198 данного кодекса установлено, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Согласно ч. 1 ст. 195 этого же кодекса решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в п. 3 постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59–61 и 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Читать еще:  Платит ли зем.налог ветеран боевых действий

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного суда РФ следует, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Результаты оценки доказательств суд должен указать в мотивировочной части судебного постановления, в том числе доводы, по которым он отвергает те или иные доказательства или отдает предпочтение одним доказательствам перед другими.

Данные требования в силу ч. 1 ст. 328 ГПК РФ распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Как следует из материалов дела и судебных постановлений, выводы суда первой инстанции основаны на непосредственном исследовании доказательств, в том числе объяснений сторон и показаний свидетеля. Выводы суда об оценке доказательств изложены в решении суда.

Суд апелляционной инстанции по материалам дела сделал прямо противоположный вывод о недоказанности факта причинения ответчиком телесных повреждений истцу. При этом в нарушение приведенных выше норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного суда РФ суд апелляционной инстанции не привел никакого обоснования тому, почему он отверг приведенные судом первой инстанции доказательства, в частности медицинские документы, подтверждающие факт наличия травм, ушибов, ссадин, и показания свидетеля, прямо указавшего на нанесение ударов истцу ответчиком.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ также признала ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что невозможность установить точный объем телесных повреждений, их характер и степень является основанием для отказа в иске о компенсации морального вреда.

В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

По аналогии с данным разъяснением объем причиненных телесных повреждений, их характер и степень тяжести для разрешения спора о взыскании компенсации морального вреда тоже должны быть доказаны с разумной степенью достоверности, невозможность установления точного количества, характера и степени телесных повреждений не может являться основанием для отказа в иске о возмещении морального вреда.

Ссылаясь на то, что вопрос о привлечении ответчика к административной или уголовной ответственности не разрешался, суд апелляционной инстанции не учел, что привлечение причинителя вреда к указанным видам ответственности законом не предусмотрено в качестве обязательного условия для возмещения вреда в гражданском порядке.

Указанные выше требования закона и разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного суда РФ, не были учтены судом апелляционной инстанции при разрешении данного спора, что повлекло вынесение незаконного судебного акта об отказе в иске (определение № 78-КГ17-30).

ВС разъяснил, когда можно не соблюдать обязательный досудебный порядок разрешения спора

Эксперты «АГ» положительно оценили определение ВС РФ, отметив нетипичный и неформальный подход к вопросу о соблюдении обязательного претензионного порядка. Один из них, в частности, указал, что Суд констатировал: право на судебную защиту превалирует над нормами об обязательности претензии.

В сентябре 2016 г. Наталья Смирнова купила у Валерия Дубового жилой дом с участком за 1,5 млн руб. При заключении сделки покупательница была удовлетворена качественным состоянием приобретаемой недвижимости после осмотра, не выявившего дефектов и недостатков, о которых ей не сообщил продавец, что было отражено в договоре. Стороны установили, что при подписании ДКП покупатель передает продавцу 500 тыс. руб., а оставшаяся сумма подлежала выплате до 28 февраля 2017 г. ежемесячными платежами по 200 тыс. руб. на счет продавца.

5 сентября 2016 г. дом и земельный участок были переданы покупательнице по акту приема-передачи, а через десять дней Наталья Смирнова зарегистрировала право собственности на объекты недвижимости. 6 сентября 2016 г. она оплатила 500 тыс. руб., а 1 ноября перевела продавцу еще 200 тыс. руб., после чего прекратила перечисление средств.

Городская администрация 19 января 2017 г. утвердила очередность сноса жилых домов, в том числе и купленного истицей дома. 22 февраля администрация предоставила Наталье Смирновой сведения о том, что по заключению межведомственной комиссии от 7 августа 2013 г. приобретенное ею жилое помещение непригодно для проживания в связи с физическим износом в процессе эксплуатации здания. Такое заключение было вынесено на основании заявления Валерия Дубового, поданного еще в сентябре 2012 г.

В связи с этим Наталья Смирнова обратилась в суд с иском к Валерию Дубовому о расторжении заключенного договора купли-продажи, взыскании уплаченной по нему суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда. В обоснование требований она указала, что при совершении сделки ответчик скрыл от нее тот факт, что дом признан непригодным для проживания, то есть продал товар ненадлежащего качества.

Ответчик исковые требования не признал, отказался от расторжения договора в добровольном порядке и предъявил встречные требования о взыскании недополученной суммы по ДКП и неустойки в размере 301 тыс. руб., сославшись на неполную оплату покупной цены.

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования Натальи Смирновой и отказал в удовлетворении встречного иска, зафиксировав факт продажи не соответствующего условиям договора имущества, имеющего существенные и неустранимые недостатки, что является основанием для расторжения договора и взыскания уплаченных по нему денежных средств и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Апелляция отменила решение нижестоящего суда, взыскала с истицы в пользу ответчика неустойку, посчитав, что покупательница не исполнила свои обязательства по оплате недвижимости в полном объеме. Также апелляционный суд оставил без рассмотрения требование покупательницы о расторжении спорного договора, отказав в удовлетворении остальных требований истицы. При вынесении решения апелляция исходила из того, что Наталья Смирнова не соблюла предусмотренный п. 2 ст. 452 ГК РФ досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком. Суд счел, что договор купли-продажи не расторгнут и не признан недействительным, поэтому нет правовых оснований для возврата уплаченных по нему средств.

Не согласившись с решением, Наталья Смирнова обратилась с кассационной жалобой в ВС РФ. Судебная коллегия по гражданским делам, рассмотрев материалы дела, вынесла Определение № 69-КГ18-8, которым удовлетворила жалобу.

Верховный Суд напомнил, что в соответствии с ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных законом или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Как следует из Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8, спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК РФ. Если истец не исполнил данный досудебный порядок урегулирования спора, суд оставляет заявление без рассмотрения.

Вместе с тем ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется государственная, в том числе судебная, защита его прав и свобод. В развитие конституционной гарантии на судебную защиту ч. 1 ст. 3 ГПК РФ устанавливает, что заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Как указал ВС РФ, из этого следует, что в тех случаях, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора невозможно по объективным причинам, данное обстоятельство не должно приводить к лишению права на судебную защиту.

Отменяя решение апелляции, Верховный Суд отметил, что она не учла, что Наталья Смирнова при обращении в суд с иском к Валерию Дубовому не располагала информацией о месте нахождения ответчика и просила суд оказать ей содействие в истребовании сведений о месте его регистрации в УФМС в порядке п. 3 ч. 1 ст. 149 ГПК РФ. Суд удовлетворил данное ходатайство и направил соответствующий судебный запрос в отдел по вопросам миграции ОМВД РФ. При этом в договоре купли-продажи и других документах, связанных с отчуждением продавцом дома и земельного участка, указаны место проживания и регистрации ответчика по месту нахождения перешедшего к истице имущества, поэтому направление корреспонденции по данному адресу не имело смысла.

Из объяснений Натальи Смирновой следует, что она неоднократно обращалась к ответчику по вопросу урегулирования спора по известному ей номеру мобильного телефона, однако Валерий Дубовой отказался от обсуждения вопроса о недостатках дома, а позже отключил телефон.

Как отметил Верховный Суд, с учетом указанных обстоятельств суду апелляционной инстанции следовало определить, имелась ли у истицы возможность вручить или направить ответчику письменное предложение о расторжении ДКП, и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить вопрос о наличии оснований для применения положений абз. 2 ст. 222 ГПК РФ. Апелляция же не вынесла на обсуждение сторон и не установила имеющие значение для дела обстоятельства, связанные с реализацией досудебного порядка урегулирования спора, а также не опровергла доводы заявителя об отсутствии у нее информации о месте жительства ответчика в нарушение требований ГПК РФ. В связи с этим дело был направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Адвокат АП г. Москвы Юрий Ершов назвал определение ВС РФ примечательным, поскольку в данном случае Суд отошел от устоявшегося правила о необходимости соблюдения досудебного порядка в споре о расторжении договора. По мнению адвоката, Верховный Суд применил критерий «невозможность по объективным причинам» и усмотрел в деле именно такие причины. «Исходя из описания, они действительно были, и в целом этот подход выглядит более прогрессивным относительно эффективности защиты нарушенного права. Притом что закон не предусматривает возможности извинить неисполнение досудебного порядка “по объективным причинам”, в рассматриваемом деле это произошло», – пояснил он.

В определении, по мнению эксперта, проявляется принцип защиты добросовестной стороны от недобросовестной, что соответствует основным началам, заложенным в ст. 1 ГК РФ, и недопустимости злоупотребления правом: «Суд явно учел и то, что истица принимала меры по реализации досудебного порядка, а не игнорировала их, как явный признак добросовестности, который действительно заслуживает судебной защиты. Суды на местах с большой осторожностью применяют общие начала, им все-таки проще держаться конкретных норм и процедур, так что здесь именно ВС РФ задает нужный тон».

Юрий Ершов предположил, что решение Верховного Суда способно повлиять на судебную практику, и можно будет добиваться защиты в делах, которые ранее считались «безнадежными» как раз по формальным причинам. «В подобной практике проявляется некоторый “дрейф” правовой системы в сторону большей свободы в оценке обстоятельств, включая защиту нарушенных прав даже “поверх” формальных ограничений», – заключил он.

Заместитель руководителя тверского филиала Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Антон Алексеев расценил определение ВС РФ как позитивное, поскольку оно дает разъяснения, что если объективно невозможно соблюсти обязательный досудебный порядок разрешения спора, то такие объективные обстоятельства не должны приводить к лишению права на судебную защиту. «Представляется, что данное разъяснение устранит в подобных случаях формальный подход судов при решении вопроса об оставлении иска без рассмотрения при несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора», – полагает он.

По мнению эксперта, позиция ВС РФ направлена на обеспечение принципа доступа к правосудию, закрепленного в том числе Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и развивает ее положения. «Это в особенности актуально для защиты своих прав гражданами, когда невозможно установить место нахождения ответчика. Однако в таких случаях истцу необходимо будет доказать наличие объективных причин, по которым соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора было невозможно», – резюмировал Антон Алексеев.

Руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» АБ КИАП Сергей Попов полагает, что в данном деле наибольшее значение имеет подход ВС РФ к вопросу соблюдения истцом обязательного претензионного порядка, предусмотренного законом: «Верховный Суд придерживается достаточно неформального подхода к истолкованию обязательности направления претензии, что нетипично для системы судоустройства».

По словам эксперта , ВС РФ констатирует, что право на судебную защиту превалирует над нормами об обязательности претензии, которые в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут, как выясняется из судебного акта, и не иметь обязательного характера. «В данном деле формальное направление истцом претензии о расторжении договора, пусть даже по своему же адресу, помогло бы избежать лишних судебных инстанций и не привело бы к подобному решению ВС РФ. Но коль уж истец не выполнил формальные требования закона, заслуживает уважения принципиальность Верховного Суда в вопросе защиты прав граждан, исходя из конкретных обстоятельств данного дела», – отметил Сергей Попов .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector