Не возникнут ли проблемы с лицензированием и сертификацией продукции?
Garant-agency.ru

Юридический портал

Не возникнут ли проблемы с лицензированием и сертификацией продукции?

Декларирование и сертификация: с чувством, с толком, с расстановкой

Если продукция подлежит обязательному подтверждению соответствия, то вывести ее на рынок, не пройдя процедуру сертификации или декларирования, не удастся. Первый вопрос, который встает перед ответственным бизнесом: как не стать жертвой лжесертифакаторов и тем самым не испортить репутацию своей компании?

«Черные» сертификаторы и лаборатории-фантомы

Как известно, спрос рождает предложение. Вот и спрос на фальсифицированные сертификаты, к сожалению, пока достаточно высок. Соответственно, и предложений на рынке достаточно.

Усугубляет ситуацию тот факт, что в течение нескольких предыдущих десятилетий серьезных мер противодействия этому негативному явлению не предпринималось. Это, в свою очередь, привело к формированию в обществе некоего нигилизма по отношению к процедуре сертификации.

Росаккредитация намерена изменить ситуацию. Уже несколько лет служба ведет серьезную борьбу с «черными» сертификаторами, фантомными испытательными лабораториями и органами по сертификации, нелегальными дилерскими сетями по продаже сертификатов.

В 2017 году Росаккредитация последовательно и неоднократно предупреждала, что нужно тщательно выбирать орган по сертификации, не обращаться к посредникам.

Стало в порядке вещей заказывать услугу сертификации у посредников. Притом что это неаккредитованные лица и их деятельность неподконтрольна службе

Инициативу поддержали и другие органы исполнительной власти. Например, ФТС. И это закономерно. От 60 до 80 процентов фальсифицированных сертификатов оформляются на импорт.

Под угрозой оказываются известные торговые марки и их репутация. Причем, как правило, топ-менеджмент компаний даже не подозревает, что на их продукцию сертификаты оформляют с нарушениями. Этим занимаются специалисты более низкого звена, отвечающие за логистику и заинтересованные в ускоренном выводе продукции на рынок.

Начиная с 2018 года Росаккредитация к режиму предупреждения подключила формат name and shame. Этот принцип широко применяется во всем мире и подразумевает публичное оглашение названий компаний, которые сознательно нарушили закон. В нашем случае – осознанно решили приобрести сертификат без проведения испытаний, подтверждающих соблюдение обязательных требований к безопасности выпускаемой продукции. На сайте Росаккредитации регулярно публикуются сводки о результатах проверочных мероприятий и перечень заявителей, обратившихся за услугами к сомнительным контрагентам.

Часть нарушений со стороны бизнеса объясняется незнанием законодательства в части ответственности за нарушение требований сертификации. Для повышения уровня грамотности таких заявителей разберем конкретные ситуации и определим, кто прав и виноват в каждой из них.

Итак, заявителю нужно сертифицировать продукцию. Он обратился в орган по сертификации, который включен в реестр аккредитованных лиц.

  • Ситуация 1: заявитель не передал образцы для испытаний. В этом случае ответственность ложится как на заявителя, так и на орган по сертификации.
  • Ситуация 2: заявитель передал образцы в орган по сертификации, но испытания так и не были проведены. В этом случае заявитель вправе обратиться в правоохранительные органы – налицо факт мошенничества. Ответственность на органе по сертификации.

На момент создания Росаккредитации в национальном реестре аккредитованных лиц находилось 1800 органов по сертификации. Сейчас их число сократилось до 1000. Но из них реально работает порядка 300 органов. В принципе этого достаточно. Например, в Германии их 350. Что же делают остальные органы по сертификации? Можно предположить, что регистрируют декларации о соответствии.

Так как процесс не требует специальной компетенции, Росаккредитация не так давно создала общедоступный электронный сервис по регистрации деклараций. Он позволяет производителям и поставщикам самостоятельно пройти данную процедуру. Причем бесплатно.

Сегодня порядка 5–7 процентов деклараций (всего в стране регистрируется около 1 млн деклараций в год) зарегистрированы именно таким образом. Почему так мало? Вероятно, производитель надеется, что, обратившись в орган по сертификации с целью регистрации декларации, он передает ему ответственность за безопасность продукции. Но это не так.

Орган выполняет исключительно учетную функцию. По закону только заявитель несет ответственность за недостоверное декларирование

Стоит сказать, что регистрация декларации в органах по сертификации создает серьезные препятствия для очистки рынка от небезопасной продукции. Так, в случае отзыва аттестата аккредитации у органа действие зарегистрированной им декларации может приостановить только заявитель.

Однако зачастую в такие недобросовестные органы обращаются фирмы-однодневки, которые просто исчезают к моменту закрытия органа. А декларация остается в реестре. И удалить ее никто не вправе. Так же как и инициировать проверку в отношении декларируемой продукции: доказательств того, что она опасна, нет.

Уголовная ответственность за сертификацию не по правилам

Еще одна болевая точка для бизнеса – контрольно-надзорная деятельность службы. В случае выявления нарушений в работе органа по сертификации Росаккредитация обязывает органы по сертификации принимать меры в отношении выданных ими документов. Параллельно Росаккредитация информирует об этом смежные органы надзора с просьбой проверить продукцию, на которую органом-нарушителем был выдан сертификат.

Если ведомство подтверждает, что продукция опасна, у Росаккредитации есть все основания обратиться в правоохранительные органы, в том числе на основании статьи 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности в части неправомерных выдачи или использования официального документа, удостоверяющего соответствие небезопасных для жизни или здоровья потребителей товаров требованиям безопасности».

Ранее эта статья применялась только в отношении алкогольной продукции. Однако в этом году Росаккредитация совместно с правоохранительными органами будет формировать правоприменительную практику в отношении более широкой номенклатуры продукции. Например, сейчас дается уголовно-правовая оценка ряду сертификатов на цемент и автокомпоненты. Напоминаю, что ответственность будет распространяться на эксперта, подписавшего сертификат.

Справка

В первом полугодии 2018 года Росаккредитацией было составлено протоколов об административных правонарушениях на более чем 301 млн руб. К выплате судами назначено более 243 млн руб. (с учетом дел, возбужденных по заявлениям с 2017 года).

В практике Росаккредитации были такие случаи, когда аккредитованные лица не пускали представителей службы для проверки их деятельности. Для решения этой проблемы в конце 2016 года Росаккредитация подписала соглашение о взаимодействии с Главным управлением экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России. Теперь в особенно тяжелых случаях мы можем наносить внезапный визит с силовым сопровождением.

Это позволяет зафиксировать уклонение организации от правомерной проверки, получить объяснения такого поведения от собственников помещения. Зачастую причина агрессии – отсутствие испытательной лаборатории или органа по сертификации по месту осуществления деятельности. Данный факт фиксируется в акте проверки. А это – нарушение критериев аккредитации и основание для приостановки аттестата аккредитации.

Правда, до такого развития событий редко доходит. Недобросовестные организации, поняв, что пахнет жареным, в экстренном порядке ликвидируют юридическое лицо, оставляя «в наследие» рынку напечатанные ими сертификаты соответствия и декларации.

Отмечу, что с 30 июля 2018 года вступили в силу поправки в закон об аккредитации. В соответствии с ними Росаккредитация имеет право приостановить действие аккредитации в случаях невозможности выездной проверки:

  • из-за отсутствия аккредитованного лица по месту осуществления деятельности;
  • из-за фактического неосуществления аккредитованным лицом деятельности.

Это существенно повысит дисциплину тех, кто намеренно препятствует проверкам Росаккредитации.

Несколько лет назад Росаккредитация подготовила законопроект о признании недействительными деклараций и сертификатов, выданных органами по сертификации, аттестат аккредитации которых был аннулирован.

Добросовестным заявителям таких органов не стоит бояться утверждения документа: по законопроекту им будет предоставлена возможность передать «дело сертификата» в любой другой выбранный заявителем орган с соответствующей областью аккредитации. Зачем загонять бизнес в затраты, если «дело сертификата» существует. Это лишь создаст предпосылки для обращения бизнесменов к следующим жуликам.

Смысл изменений в том, чтобы дать возможность добросовестным бизнесменам реабилитироваться

Автоматически будут аннулироваться только сертификаты в строго описанных и урегулированных случаях. Например, в тех, когда в установленные сроки не был проведен инспекционный контроль.

Решая перечисленные выше проблемы, Росаккредитация плотно взаимодействует с другими органами власти. И хотя проблема недостаточной скоординированности действий остается, прогресс есть.

Так, в результате плотного сотрудничества с ФТС налажен один из лучших межведомственных электронных документооборотов. Принцип работы таков: ФТС в отношении каждого сертификата, предоставляемого на границе, делает запрос в базу данных Росаккредитации.

В ответ в автоматическом режиме в таможенную службу приходит информация, выдавался документ или нет. Отсутствие документа в базе – профиль риска. В свою очередь, Росаккредитация, выявляя не проводящие испытания лаборатории, передает информацию о них в ФТС. Это значит, что все протоколы этой лаборатории становятся «профилем риска». Таким образом удалось создать систему управления рисками: сигнал с профилем риска – повод для дополнительной проверки.

Число таможенных деклараций на пробы и образцы за 7 месяцев 2018 года увеличилось на 36 процентов по отношению к аналогичному периоду 2017 года. В отношении плодоовощной продукции за тот же период зафиксирован рост в 6,3 раза

В конце 2017 года Росаккредитацией и ФТС были подготовлены разъяснения. В них в том числе обозначено, что образцы, пересекающие границу для проведения испытаний, должны декларироваться на таможне определенным образом. Это позволяет создать цепочку прослеживаемости.
Сейчас в пилотном режиме отрабатываем формат в отношении организаций, где инициированы проверочные мероприятия. Если выясняем, что в истории сертификации нет информации о перемещении образцов через границу, используем это как дополнительную доказательную базу нарушения.

Система межведомственного электронного документооборота будет совершенствоваться. С этой целью Росаккредитация консультируется с участниками ВЭД, с ТПП РФ. Это позволяет службе удостовериться, что решения взвешенны и не оказывают негативного влияния на добросовестных участников бизнес-сообщества. Здесь включается объективный фактор – зачастую наши нормативные документы не позволяют однозначно трактовать требования.
Приведу два примера.

Лаборатория проводит сертификационные испытания. Получает результат с соблюдением всех установленных процедур, но допускает техническую ошибку при оформлении протокола испытаний. Выявив ошибку, лаборатория исправляет ее, изменив номер итогового документа согласно требованиям своей системы менеджмента.

Поскольку номер протокола указывается в сертификате соответствия, необходимо внести изменения и в него. Но процедура внесения в сертификат изменений не предусмотрена действующим законодательством. Значит, нужно выпускать новый сертификат. Чтобы его выпустить, формально нужно провести новые испытания и повторный анализ производства. Это экономически бессмысленно. Выйти из этой вполне рабочей ситуации в рамках правового поля затруднительно.

ГОСТ Р ИСО/МЭК 17065-2012 предусмотрено, что орган для принятия решения по сертификации должен назначить минимум одно лицо для анализа всей информации и результатов оценивания. Данный сотрудник не должен принимать участия в оценке заявителя.

При этом единой формой сертификата Евразийского экономического союза предусмотрено, что сертификат подписывается руководителем органа по сертификации и экспертом (экспертом-аудитором). Это не соответствует международной практике и приводит к неправильной трактовке положений стандарта органами по сертификации.

Большим достижением Евразийской экономической комиссии стал выпуск новой редакции типовых схем оценки соответствия. Теперь сертификат соответствия продукции не может подписываться экспертами (экспертами-аудиторами), заверившими акт о результатах анализа состояния производства, где данная продукция была изготовлена.

Служба осознает сложность соблюдения наднационального законодательства Евразийской экономической комиссии. Поэтому мы выступаем с инициативой создать разъяснения на национальном уровне, детально описывающие правила подтверждения соответствия продукции. В Беларуси и Казахстане такой документ есть. Не так давно Минпромторг поддержал инициативу Росаккредитации. Сейчас проект такого документа готовится. В нем будут детально прописаны:

  • правила отбора образцов;
  • процедура анализа состояния производства и инспекционного контроля;
  • процедура переоформления сертификатов, например, в случае смены юридического адреса заявителя или других технических деталей.

Создание регламента станет серьезным подспорьем для добросовестного бизнеса в части четкого исполнения законодательства.

В заключение еще раз напомним российским производителям и поставщикам продукции две простые истины:

  1. Не обращайтесь к посредникам услуг по сертификации.
  2. Обязательно передавайте образцы на испытания.

А Росаккредитация позаботится, чтобы испытания действительно были проведены и сертификаты имели законную силу.

заместитель руководителя Федеральной службы по аккредитации

Проблемы, возникающие у участников ВЭД при подтверждении соответствия товаров на этапе таможенного оформления

Статья основана на выступлении адвоката Оксаны Леонидовны Курочкиной на заседании Совета Торгово-промышленной палаты России по таможенной политике летом 2019 года и рассматривает проблемы импортеров при подтверждении соответствия товаров как на этапе таможенного оформления, так и после выпуска товаров. По состоянию на ноябрь 2019 г. проблемы всё ещё не решены. Данная публикация призвана ещё раз осветить проблематику и предложить пути решения.

Как работает механизм? Случаи из практики

Как защитники интересов бизнеса, мы наблюдаем, что постоянно меняются реперные точки и критерии риска, по которым контролирующие органы проверяют бизнес за прошлые периоды. Предлагаем рассмотреть конкретные ситуации и проблемы, возникающие у участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД).

Как проходит процедура оценки соответствия?

Есть добровольная оценка соответствия и есть обязательная. Обязательная оценка проводится по форме принятия декларации о соответствии, в форме обязательной сертификации. И есть обязанность участника ВЭД подтверждать соответствие продукции требованиям безопасности.

Комиссией Таможенного союза утверждено Решение от 07.04.2011 г. №621 «О Положении о порядке применения типовых схем оценки (подтверждения) соответствия требованиям технических регламентов Таможенного союза». Решением Коллегии ЕЭК от 25.12.2002 г. №293 (с изменениями на 15.11.2016 г.) установлены единые формы сертификата соответствия и декларации о соответствии требованиям технических регламентов Евразийского экономического союза и правилах их оформления.

Стандартная схема оценки соответствия выглядит так:

  1. анализ технической документации;
  2. идентификация испытания продукции;
  3. исследования типа продукции;
  4. оценка производства;
  5. производственный контроль;
  6. выдача сертификата соответствия;
  7. принятие декларации о соответствии техническим регламентам;
  8. регистрация деклараций, нанесение единого знака обращения на товар;
  9. последний этап – завершающий инспекционный контроль.

А теперь переложим теорию на жизнь. Участник ВЭД заключает договор с органом по сертификации, который, будучи аккредитованным, привлекает также испытательную лабораторию для проведения исследований и выдает заявителю сертификат соответствия. По сути, участник ВЭД никаким образом не влияет на ход процедуры оценки соответствия. Предприниматель участвует, разве что, в отборе образцов при подготовке декларации о соответствии.

Читать еще:  Прекращение уголовного дела примирением сторон

Предполагается, что участник ВЭД, заключив договор, выполнил все необходимые действия и не может нести ответственность за то, каким именно образом будет проведена оценка соответствия продукции. Однако, по факту таможенные органы по-другому оценивают ситуацию и возлагают контроль на участника ВЭД. Получается, что участник ВЭД становится заложником процедуры подтверждения соответствия.

Сюрпризы после оценки соответствия

Постановлением Правительства № 982 от 01.12.2009 «Об утверждении единого перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации» определен список товаров, требующих обязательной сертификации. Этому же вопросу посвящена Информация ФТС России «О продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия при помещении под таможенные процедуры, предусматривающие возможность отчуждения или использования в соответствии с ее назначением в Российской Федерации, с указанием кодов ТН ВЭД ЕАЭС».

Но жизнь гораздо шире любого, даже самого подробного и детального перечня. На практике достаточно часто участнику ВЭД приходится доказывать, что ввозимая им продукция не подлежит обязательному подтверждению соответствия.

Сейчас таможенные органы запрещают использование так называемых «отказных писем» органов по сертификации, но суть остается прежней. Компания обращается в органы по сертификации с заявкой для заключения договора на проведение работ. Получает мотивированный ответ, что данная продукция не подлежит обязательному подтверждению соответствия. Это письмо участник ВЭД прилагает к декларации на этапе таможенного оформления. Либо же компания направляет запрос во Всероссийский институт сертификации (ВНИИС) и получает информацию о том, что данная продукция не подлежит обязательному подтверждению соответствия.

Стоит отметить, что таможенный орган на этапе выпуска товаров или в рамках таможенной проверки может не согласиться с тем, что ввезенные и задекларированные товары не подлежат обязательной сертификации. В таком случае участника ВЭД ожидают негативные последствия – отказ в выпуске товаров.

В другом случае, ФТС может посчитать, что данная продукция все-таки подлежит обязательному подтверждению соответствия. На практике за этим следует отказ в выпуске товаров (дело № А32-51386/2018) и, возможно, возбуждение дела об административном правонарушении. Возбуждения дела не избежать, если в рамках посттаможенного контроля таможенный орган выявит, что ввезённая продукция подлежит обязательной сертификации (дело № А40-292374/18).

В поисках ясности

Законодательство в области подтверждения соответствия продукции – сложная и противоречивая система. С одной стороны, есть законодательство ЕАЭС – таможенное и техническое регулирование, технические регламенты. С другой стороны, есть национальное законодательство. И здесь, как мы видим, совершенно различные толкования правовых норм при проверках на местах. Ситуацию усложняет тот факт, что нет единого официального органа, который бы давал необходимые разъяснения. С одной стороны, это, конечно, «закаляет». С другой стороны, хотелось бы большей прозрачности и логики в действиях проверяющих органов.

Зажаты между шестерёнок

Рассмотрим процедуру идентификации продукции. Что это такое?

Идентификация – это процедура отнесения продукции в области применения технического регламента Таможенного союза, и установления соответствия этой продукции её технической документации. В этой области действует межгосударственный стандарт ГОСТ 31814-2012 «Оценка соответствия. Общие правила отбора образцов для испытаний продукции при подтверждении соответствия».

С ГОСТом не всё так просто. Потому что определения и понятия, которые в нем содержатся, не соотносятся с законодательством ЕАЭС в области технического регулирования, и с таможенным законодательством РФ тоже не соотносятся. Из-за этого у бизнеса возникает много проблем.

Не так давно появились рекомендации ФТС России и Росаккредитации о порядке совершения таможенных операций, связанных с ввозом в Российскую Федерацию товаров в качестве проб и образцов для целей проведения исследований и испытаний продукции (от 27 февраля 2019 г.)

Данные рекомендации во многом не соотносятся как с выше указанным ГОСТом, так и с законодательством ЕАЭС.

Приведём случай из практики, возникший при отборе проб и образцов продукции для обязательной сертификации. Рекомендации, в отличие от межгосударственного ГОСТа, не предусматривают отбор образцов для партии продукции, если местом нахождения партии является склад изготовителя.

Это значит, чтобы произвести отбор образцов для лабораторных испытаний, необходимо осуществить ввоз всей партии. То есть, импортер лишается возможности сначала ввезти минимальное количество образцов для испытаний и только после этого принимать решение о ввозе всей партии. То есть, он принимает на себя риски финансовых потерь, и, в случае неудовлетворительных результатов исследования, должен вывезти эту продукцию за свой счёт.

Это ещё не всё. При проведении исследований, испытаний и измерений необходимо использовать образцы продукции, подлежащие выпуску в обращение. В связи с чем, ранее выпущенная продукция не может служить в качестве образцов продукции, подлежащей ввозу. Получается, фактический отбор этой партии должен осуществляться за пределами Таможенного союза и не может быть осуществлен из продукции, которая была ввезена в рамках действия предыдущего сертификата соответствия.

Наносим единый знак обращения. И тоже попадаем под риски

Российские таможенные органы почему-то считают, что маркировка единым знаком обращения осуществляется перед выпуском продукции в обращение. Под этим понимают, соответственно, процедуру таможенного оформления.

Европейские же поставщики отказываются наносить на товар маркировку ЕАЭС, если на него еще не оформлен сертификат соответствия. Таким образом, ввезённая в Российскую Федерацию партия товаров для последующие сертификации, изначально попадает под нарушение, так как ФТС считает, что пересекать границу товар должен уже с нанесенной маркировкой.

Есть, конечно, процедура условного выпуска. Но и с ней не всё прозрачно. Мы столкнулись с тем, что 45 суток, которые даются для проведения процедуры подтверждения соответствия, бывает недостаточно.

Что делает таможенный орган? 45 суток прошло – подтверждение соответствия отсутствует, значит участник ВЭД привлекается к административной ответственности в соответствии с ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ. Хотя его вины здесь нет никакой: договор заключил, услуги оплатил – сделал всё от него зависящее.

Неуловимый сертификат

С формой сертификата происходят интересные метаморфозы. У компании есть сертификат соответствия в установленной форме. Росаккредитация в какой-то момент принимает решение либо об архивировании этой формы сертификата, либо об аннулировании. Архивирование означает, что сертификат перестает действовать в момент, когда Росаккредитация приняла такое решение. Аннулирование – что он недействителен с момента выдачи.

Буквально несколько месяцев назад начались массовые обращения участников ВЭД за помощью в наш адвокатский кабинет. Росаккредитация в течение одного дня поместила в архив несколько сотен сертификатов соответствия, выданных одним из крупнейших органов по сертификации. Компания утром подает таможенную декларацию, указан номер сертификата соответствия. Примерно в полдень Росаккредитация размещает информацию о том, что данный сертификат находится в архиве. И через два часа таможенный орган выносит решение об отказе в выпуске, поскольку действие сертификата соответствия не подтверждено. Это может случиться с каждым.

Хуже, если сертификат соответствия, выданный ранее, аннулируется Росаккредитацией. Тогда таможенный орган возбуждает дело об административном правонарушении в отношении участника ВЭД, поскольку считает, что если продукция была ввезена без подтверждения соответствия, то имеет место нарушение. Хотя на момент ввоза продукции сертификат действовал.

При аннулировании сертификатов возбуждается огромное количество дел и, к сожалению, судебная практика складывается не в пользу бизнеса.

Большие последствия небольших изменений

Допустим, что с документами всё хорошо, сертификат действующий. И жизнь не стоит на месте – внутри компании происходят изменения. Изменился адрес (юридический, фактический), сменился генеральный директор, номер телефона, электронная почта.

Что происходит с сертификатом? Участник ВЭД вынужден заново начать процедуру подтверждения соответствия. Внести изменения в действующий сертификат он не вправе. У нас сейчас есть решение 2018 года Евразийской экономической комиссии о том, что в таких случаях возможно использование ранее выданных документов. Однако, это не работает. Потому что процедура подтверждения соответствия очень строго формализована и протокол испытаний, который выдан в рамках исследования, не может быть оформлен датой ранее, чем заключен договор с органом по сертификации. Получается, что надо проходить полностью весь цикл. А это огромные финансовые потери, ведь некоторые предприятия заказывают исследования стоимостью до десятков миллионов рублей.

Безусловно, необходимо вносить изменения в законодательство. Такие, которые бы позволили участникам ВЭД вносить корректировки в сертификат соответствия в упрощенном порядке. Либо давали право предоставлять документы, подтверждающие изменения.

Назовем еще одну часто возникающую проблему для бизнеса. Таможенные органы при проведении таможенного контроля имеют право запрашивать, в том числе, документы, на основании которых был выдан сертификат соответствия или декларация соответствия. Это может быть протокол испытаний, акт отбора проб и образцов, заявки, договор с органом по сертификации, описание и техническая документация и т.д., которые выданы как после выпуска, так и в момент таможенного оформления (Рекомендации ФТС России, Росаккредитации от 27.02.2019). При этом, для участника ВЭД не предусмотрена возможность проверить легитимность выдачи протокола испытаний. Ведь единого реестра по протоколам испытаний в открытом доступе нет, испытательные лаборатории отчитываются перед Росаккредитацией исключительно указанием номеров, которые зарегистрированы внутри лаборатории, т.е. во внутреннем журнале учета за определенный период. Сами протоколы испытаний в реестре не публикуются.

На чьей стороне закон?

В Федеральном законе о таможенном регулировании говорится о том, что любые сомнения должны трактоваться в пользу участника ВЭД. Если есть правовая неопределенность – это тоже должно трактоваться в пользу участника ВЭД. Но на практике это не так, в вину участнику ВЭД вменяется даже то, чего он не делал. Мы хотим обратить внимание Федеральной таможенной службы на необходимость пересмотра своей позиции – каким образом рассматривать данные дела, и что действительно можно вменять в вину участнику ВЭД.

Если подытожить озвученные проблемы, то ключевое обращение адресуется Федеральной таможенной службе. На участника ВЭД не стоит накладывать излишнее бремя контроля за деятельностью органов по сертификации. Сейчас с точки зрения таможенных органов, участник ВЭД полностью отвечает за документооборот внутри органа по сертификации, и за переписку, и за документооборот между испытательной лабораторией и органом по сертификации. Это явно избыточно и явно неправомерно. Надеемся, наш опыт и аргументы в данном вопросе помогут преодолеть перечисленные выше проблемы правоприменения. Это, в свою очередь, будет способствовать развитию международной торговли, росту товарооборота, достижению высокого качества таможенного администрирования, а также создаст конкурентные преимущества для законопослушных участников ВЭД.

Лицензирование и сертификация: понятия, в чем разница? Федеральный закон “О лицензировании отдельных видов деятельности”. Объекты обязательной сертификации

Чтобы открыть свой бизнес, предпринимателю необходимо сначала оформить лицензию, которая даст ему право заниматься тем или иным видом деятельности. Кроме того, законодательство обязывает предприятия сертифицировать выпускаемую продукцию, поступающую на экспорт или внутренний рынок. Лицензирование и сертификация – это два родственных, но неодинаковых термина. Их следует четко разграничивать между собой.

В чем главное отличие?

И сертификация, и лицензирование являются важными инструментами защиты прав и интересов потребителя. Основное отличие между этими двумя понятиями заключается в следующем: лицензия — это разрешение на занятие конкретным родом деятельности (транспортные перевозки, строительные работы, изготовление кондитерских изделий и прочие направления), а сертификат — это документ, который подтверждает качество, соответствие товаров или услуг установленным положениям и требованиям.

О лицензировании

Любые соглашения, заключенные с предприятием, не имеющим лицензии на осуществление определенного вида деятельности, считаются недействительными. За предоставление услуг или производство товаров без соответствующего разрешения предприятие должно быть ликвидировано по судебному решению. Также законом предусмотрены другие меры наказания в виде штрафа, ареста на срок до шести месяцев или обязательных работ для предпринимателя.

Федеральный Закон «О лицензировании видов деятельности» определяет направления, в которых осуществление легальной предпринимательской деятельности возможно только при наличии соответствующего разрешения. Обязательным получение документа является в том случае, если данный вид деятельности может нанести ущерб правам, интересам, здоровью граждан, безопасности государства. Такие виды деятельности регулируются с помощью метода лицензирования.

Для оформления лицензии необходимо ознакомиться с содержанием закона и методическими указаниями регионального лицензионного центра. Если деятельность открываемого предприятия присутствует в указанном перечне, которые подлежат прохождению этой юридической процедуры, предприниматель должен подготовить необходимые документы и заявить о своем желании получить лицензию. В реестр вносятся данные о разрешающем документе в течение 45 дней после подачи заявки. В зависимости от вида деятельности, данный срок может быть сокращен.

Действующей лицензия будет считаться на протяжении последующих пяти лет. Государственный орган, выдавший разрешение, имеет право аннулировать его на основании выявленных нарушений.

Для чего необходима лицензия

Лицензирование является своего рода гранью взаимодействия государственных органов с частными фирмами, которая обеспечивает грамотное и безболезненное регулирование определенных экономических процессов.

Сертификация и лицензирование – понятия разные, но в обоих случаях предполагается юридическая процедура, прохождение которой необходимо для получения разрешения от органов власти. Законом установлен конкретный перечень услуг, подлежащих лицензированию. Речь идет о вышеуказанном нормативно-правовом акте – №99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», который определяет базовые положения, связанные с данным вопросом. Перечень направлений, требующих получения разрешения, присутствует в приложении к этому документу.

В случае осуществления предпринимательской деятельности без предварительного получения лицензии, нарушитель может быть привлечен к административной ответственности. К вопросам лицензирования и сертификации не следует подходить беспечно.

Термины, которые нужно знать

Существует понятийный аппарат, в котором следует поподробнее разобраться для четкого понимания особенностей лицензирования и сертификации. Начать следует с органов, которые принимают решения о выдаче или об отказе в выдаче лицензии. Эти структуры вправе производить проверку деятельности конкретной компании или частного предпринимателя на предмет соответствия букве закона.

Оформлением и выдачей лицензий занимаются отраслевые федеральные органы исполнительной власти субъектов РФ. Например, разрешение на розничную или оптовую продажу алкогольной продукции можно получить, обратившись в Федеральную службу по регулированию алкогольного рынка, а лицензию на пассажирские перевозки – в Ространснадзоре. Чтобы заняться изготовлением лекарственных препаратов, с заявлением о лицензировании придется обращаться напрямую в Министерство здравоохранения РФ, а право на предоставление частных охранных и детективных услуг выдает МВД РФ.

Читать еще:  Задолженность по решению суда

Соискатели лицензии –это компании, зарегистрированные как юридические лица, или частные предприниматели, которые обращаются с заявлением о предоставлении лицензии на продажу или производство товаров, оказание услуг. После выдачи разрешения соискатели переводятся в разряд лицензиатов. Данные о лицензиатах содержатся в реестре лицензий – это электронная база, в которой суммирована вся информация о выдаче документов, дающих право на осуществление конкретных видов деятельности.

Необязательное и добровольное лицензирование

Правовым регулированием процедур лицензирования, сертификации и аккредитации занимаются органы государственной власти. Особое внимание уделяется таким сферам, как информация, образование, азартные игры, медицина, строительство, взрывоопасная продукция, фармакология и пр. При этом существуют направления, которые не выступают объектом лицензирования при наличии определенных условий. Ярким примером служат отдельные саморегулируемые строительные организации. Необходимость оформления лицензии будет зависеть от профиля и вида выполняемых работ.

Не все виды деятельности подлежат обязательной сертификации. Объектом может стать любое направление деятельности при условии заключения договора между патентообладателем и автором. Суть соглашения заключается в официальном предоставлении прав на внедрение продуктов или технологий их изготовления. В данном случае получение разрешения от автора не является обязательной, но процедура позволяет определять взаимную выгоду обоих сторон договора. За предоставленную возможность использования запатентованного продукта интеллектуального труда автор должен получать фиксированный гонорар. Таким образом, добровольное лицензирование – это акт взаимодействия между двумя участниками соглашения, не требующий регистрации в государственных органах.

Что нужно для получения лицензии?

Для оформления разрешающего документа соискателю необходимо направить или представить заявление в соответствующую государственную структуру, занимающуюся вопросами лицензирования. В нем обязательно нужно указать следующую информацию:

  • наименование предприятия, его организационно-правовую форму;
  • юридический адрес и местонахождения производственных мощностей;
  • государственный регистрационный номер юрлица или ИП в Едином госреестре;
  • сведения об учредителях, включая Ф.И.О., место жительства, паспортные данные, идентификационный номер налогоплательщика;
  • вид деятельности, подлежащей лицензированию.

К заявлению о выдаче лицензии требуется приложить учредительные документы (предоставляются оригиналы, а нотариально заверенные копии отдают на рассмотрение вместе с заявлением), квитанция об уплате государственной пошлины и старый экземпляр, если ранее лицензия уже оформлялась. В некоторых случаях перечень документов может быть расширен, в зависимости от вида деятельности. Обычно лицензия выдается на срок до пяти лет.

Консалтинговые услуги

Сертификация и лицензирование консультационной деятельности является одним из способов защиты клиентов от некомпетентности и безграмотности должностных лиц. Потребность в легализации вызвана стремлением получения высококачественных консалтинговых услуг. Обращаясь к консультанту, клиент должен быть уверен, что доверяется консультанту, имеющему документ с подтверждением компетенции и права предоставлять информационную поддержку.

При этом лицензирование данного вида деятельности не является обязательным, если речь идет не о работе с имущественными сертификатами, приватизации жилища, аудите и экспертизе недвижимости. Получение разрешения на оказание консультационных услуг является обязательным условием для учреждений, которые собираются осуществлять образовательную деятельность с последующей выдачей документов об образовании.

Эксперты считают, что наличие лицензии при оказании консалтинговых услуг – несомненный плюс для предпринимателя. Якобы получение этого документа является косвенным признаком консалтинга как самостоятельной профессии и позволяет снизить процент некомпетентных консультантов. Однако не все видят лишь положительные стороны лицензирования сферы консультационных услуг. По мнению специалистов, выдача лицензий не решает проблему низкого качества предоставляемых услуг. Обратиться за оформлением разрешения можно в любой региональный экспертный центр сертификации и лицензирования, то есть получить заведомый документ через посредников, а не в государственных органах напрямую.

Что такое сертификация

В отличие от лицензирования, сертификация предполагает прохождение юридической процедуры для подтверждения качества выпускаемой продукции или оказываемых услуг. Прохождение сертификации преследует следующие цели:

  • создать условия для деятельности юридических лиц и частных предпринимателей на рынке товаров и услуг;
  • участвовать в международной торговле, находить партнеров в экономической и научно-технической сфере;
  • содействовать потребителям в честном выборе качественных продуктов;
  • защищать потребителя от недобросовестных производителей;
  • контролировать экологичность продукции, ее безопасность для жизни, здоровья и имущества покупателей.

Так же, как и лицензии, сертификаты бывают обязательными и добровольными. Согласно действующим нормативно-правовых актам, объектом обязательной сертификации является продукция, которая отнесена к специальному правительственному перечню. Конвейерное производство таких товаров возможно только при наличии документа о подтверждении их соответствия техническим требованиям – сертификата. К данному перечню относится все, что может влиять на здоровье, безопасность и жизнь потребителя:

  • продукты питания;
  • одежда и обувь;
  • предметы последнего пользования;
  • средства гигиены;
  • электроприборы;
  • товары для детей;
  • медицинское оборудование;
  • пассажирские перевозки.

Лицензирование и сертификация на автомобильном транспорте – самые распространенные разрешительные процедуры, ведь грузовые и пассажирские перевозки считаются опаснейшим видом деятельности. Невозможно избежать сертификации предприятиям, которые занимаются производством взрывоопасных изделий, метрологического оборудования и т. д.

Продукция, подлежащая сертификации, должна обладать такими же качественными характеристиками, какие указаны в ГОСТе. Данная процедура проводится в РФ на основании Постановления Госстандарта РФ «О принятии и введении в действие Правил сертификации». Данный нормативный акт предусматривает также возможность добровольной сертификации, что подразумевает выпуск предприятием товаров без сертификатов, но с соответствующим маркировочным знаком качества. Получить документ соответствия на добровольной основе можно в региональном отделении Государственного центра стандартизации и метрологии.

Сертификат ISO 9001:2015

Об этом документе можно встретить множество упоминаний, но что он означает и по отношению к каким видам продукции применяется, мало кому известно. Сертификат ISO 9001:2015 – это стандарт международной системы качества. Его наличие означает, что продукт или услуга полностью соответствует мировым требованиям и имеет дополнительные преимущества перед отечественными аналогами. Сертификация ISO 9001:2015 способствует повышению конкурентоспособности фирмы, дает некоторые привилегии в вопросах кредитования, различных конкурсах и государственных тендерах.

Применяется данный вид сертификации и в строительной отрасли в рамках закона «О техническом регулировании». Такой документ выдается партнерам саморегулируемой фирмы и дает право на подготовку проектной документации, строительство и капитальный ремонт, реконструкцию здания, проведение инженерных работ. К сертификации ISO 9001:2015 нередко прибегают как к методу альтернативного лицензирования, подтверждающего профессионализм, качество и безопасность услуг.

Лицензии и сертификаты как инструменты государственного контроля

Важно понимать, что государственные органы призваны следить за соблюдением всех положений, которые касаются производства товаров и сферы предоставления услуг. Проверки различных направлений бизнеса неизбежны, обходить закон стороной бессмысленно. Вместе с тем не нужно путать контролирующий механизм с согласием правообладателя на применение продукции. Этим и отличается лицензионное соглашение от государственной лицензии, которую выдать могут только органы государственной власти.

Исходя из вышеизложенной информации, напрашивается следующий вывод: контролировать предпринимательскую деятельность путем проверки субъектов бизнеса на предмет соответствия определенным показателям – это весьма эффективный способ поддержания благоприятных условий на отечественном рынке товаров и услуг. Инициатива оформления сертификатов и лицензий обычно исходит от государства. И хотя процент добровольного получения разрешений невысок, действующая система успешно защищает права и интересы потребителей.

Проблема сертификации российских товаров препятствует экспорту

Заместитель министра экономического развития и торговли Андрей Шаронов на прошлой неделе сообщил о правительственных планах поддержки малого бизнеса. В 2005 году на эти цели будет выделено 1,5 млрд рублей, а кроме того, правительство обещает оказывать помощь малым предприятиям в получении площадей, банковских кредитов и в сертификации продукции.

Если о налоговых проблемах малого бизнеса и сложностях в получении “малышами” кредитов последние два-три года говорится много, то тема сертификации – новая. Однако сегодня именно отсутствие сертификатов служит камнем преткновения для предприятий малого и среднего бизнеса, пытающихся выйти со своей продукцией на международные рынки. По самым скромным оценкам экспертов, Россия теряет десятки миллионов долларов из-за отсутствия у отечественных экспортных товаров паспорта соответствия мировым стандартам. Особенно сильно страдает малый и средний бизнес. “Проблема сертификации актуальна прежде всего для малых и средних предприятий, поскольку крупный бизнес в силу больших финансовых возможностей и длительного опыта работы эту проблему для себя в основном уже решил”, – говорит заместитель директора Всероссийского НИИ сертификации Иван Чайка.

Львиная доля российских товаров экспортируется в страны Европы, поэтому наиболее остро стоит вопрос их соответствия именно европейским стандартам. “Цели системы стандартизации и сертификации продукции в ЕС -. это, с одной стороны, техническое регулирование единого внутреннего рынка, а с другой – закрытие внутреннего рынка и регулирование импорта, что помогает внутреннему производителю в борьбе с конкурентами. Европейский союз выработал такую политику в области оценки соответствия, чтобы сбалансировать необходимость свободного обращения товаров на едином внутреннем рынке ЕС с требованием гарантировать ‘высокий уровень охраны здоровья, обеспечения безопасности и защиты окружающей среды, а также защиты интересов потребителя'”, – объяснил “Эксперту” руководитель отдела сертификации продукции компании “СЖС Восток Лимитед” Андрей Коваль.

Существует обязательная система сертификации, которая как раз и служит целям защиты интересов потребителя – без соответствия этой системе товар вообще не может продаваться на рынке. Кроме того, применяются различные системы добровольной сертификации, которые служат местным производителям как инструмент защиты от конкуренции. “Если ваш товар продается в Европе только с маркировкой, подтверждающей соответствие обязательной сертификации, а аналогичный товар другого производителя имеет дополнительно маркировки о прохождении добровольных сертификаций, то потребитель, скорее всего, остановит свой выбор на последнем товаре, – объяснил Иван Чайка. – Последнее время таких дополнительных систем сертификации становится все больше и больше”.

Соответствие европейским требованиям по стандартизации позволяет российским производителям без дополнительных усилий выходить со своей продукцией не только на европейский рынок. “Многие страны уходят от национальных требований по сертификации и принимают модель, близкую к европейской, – говорит Андрей Коваль, – поскольку большинство стран требует соблюдения именно европейских стандартов на продукцию. Даже в Америке наравне с национальными системами действуют европейские сертификационные модели. Они плавно переходят в системы национальной сертификации. Это актуально для пищевой продукции, товаров медицинской техники и многих других”.

В зависимости от вида продукции (от сложности, от величины риска, связанного с использованием данной продукции) прохождение сертификации требует разного количества проверок. Например, если для сертифицирования детских игрушек не нужно проходить контроль качества по ISO 9000 и проводить лабораторные исследования (что отчасти объясняет засилье на этом рынке дешевой китайской продукции), то для экспорта медицинского оборудования это необходимо. Что и отражается на стоимости расходов на получение сертификата.

Проводить сертификацию продукции, предназначенной на экспорт в Европу, имеют право лишь аккредитованные ЕС организации, по всему миру их более 700. Однако на российском рынке их очень мало, ведь спрос на сертификационные услуги в нашей стране невелик. А отсутствие спроса на сертификацию объясняется тем, что доля несырьевых товаров в российском экспорте мизерна. Кстати, и из-за отсутствия сертификации. Такой вот получается заколдованный круг.

Но если кто-то и захочет сертифицировать свою продукцию по западным стандартам, сделать это будет непросто. “Основная проблема российских экспортеров – отсутствие информации по данному вопросу”, – говорит Александр Панин, главный инженер ЗАО “Артсок”. В России не существует организации, которая консультировала бы производителей и разъясняла бы, куда им обращаться для получения нужной сертификации. Сертификациями по разным видам продукции занимаются разные уполномоченные органы, которые “справок не дают”.

Такая неосведомленность россиян исключительно выгодна европейцам. Различные посреднические фирмы из западных стран предлагают нашим экспортерам несырьевой продукции взять на себя “нелегкую” процедуру сертификации, лишая при этом наших соотечественников львиной доли прибыли. “Например, российский производитель уникального в своем роде оборудования продает свою продукцию в Италию, – рассказывает Андрей Коваль. – Но так как у него нет права нанесения европейской маркировки на изделия, он вынужден осуществлять продажи через посредника, который вешает собственную торговую марку, проводит все необходимые сертификационные работы и успешно продает это оборудование в Италии. Только здесь есть один нюанс: разница в цене между маркированной и не маркированной знаком европейского стандарта продукции составляет до 40%, естественно, в пользу маркированной продукции. Все эти деньги идут в карман посредника лишь потому, что производитель не знал, как и где ему получить знак сертификации на свою продукцию”. Случаи такого “взаимовыгодного” международного партнерства распространены. Здесь даже есть свои рекорды – когда цена российской продукции после навешивания знака евросертификации была увеличена посредником в 210 раз!

Особенно выгодной для посредников оказывается работа с предприятиями российской деревообрабатывающей и мебельной промышленности. Здесь продукция закупается посредниками по единым усредненным ценам, независимо от качества. Происходит это лишь потому, что она не сертифицирована. Естественно, что возможности наживы у посредников оказываются при этом грандиозными. Неумением российских производителей сертифицировать свою продукцию широко пользуется, например, известная международная сеть мебельных магазинов, которая берет на себя сертификацию продукции, закупая товар у поставщиков из России по минимальным ценам. “В результате рентабельность российских мебельных производителей получается очень низкой, всего три-пять процентов, – говорит директор Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ Андрей Яковлев. – Через два-три года из-за отсутствия сертификации на продукцию лесообрабатывающей промышленности европейский рынок может для наших производителей вообще закрыться”.

Часто на неинформированных россиянах наживаются и сами сертификационные органы, предлагая ненужную дополнительную сертификацию. “На этом строится бизнес многих небольших сертификационных компаний, получивших аккредитацию в ЕС: они впаривают дорогие ненужные услуги неосведомленным россиянам, – рассказывает Андрей Коваль. – В результате в среде малого и среднего бизнеса появился страх перед сертификацией, сложился миф о том, что сертификация -. это безумно тяжело, долго и дорого”. На самом же деле стоимость получения сертификата различна для разных видов товаров, и многие товары не нуждаются в дорогой сертификации.

Читать еще:  Можно ли в судебном порядке выписать родственника?

Дешевле всего – от 2 тыс. долларов – обходится сертификация игрушек. Сертификация строительных изделий стоит несколько тысяч долларов. Получение сертификата занимает от нескольких недель до полугода, срок действия составляет три года. “Экспорт продукции по реальным рыночным ценам, как правило, окупает затраченные на сертификацию деньги и время”, – говорит менеджер по сертификации продукции компании СЖС Виктор Успенский.

Если правительство действительно собирается помочь российским компаниям в деле сертификации продукции, оно должно работать по нескольким направлениям. Первое – преодоление информационного вакуума. “Помогать в этом деле российскому производителю могли бы государственные органы – Ростехрегулирование (бывший Госстандарт), Торгово-промышленная палата, – говорит Андрей Коваль. – Кроме того, здесь имеется огромное поле деятельности для консультантов по данному вопросу. Эта ниша на российском рынке услуг свободна. Консультанты могли бы информировать об уполномоченных органах и их возможностях, предотвращать недобросовестную практику малых сертификационных компаний, предлагающих клиентам ненужные услуги, информировать о номенклатуре – что нужно сертифицировать, где и как”.

Второе необходимое направление помощи бизнесу – решение финансовых проблем. Стоимость услуг по сертификации некоторых товаров невысока, однако для предприятий, выпускающих сложную продукцию (требующую серьезных лабораторных испытаний для определения ее качества и безопасности для потребителя), стоимость сертификационных услуг может быть весьма высокой. “Дорого стоит сертификация изделий высокого класса опасности, – говорит Виктор Успенский. – К ним прежде всего относится медицинская техника. Ведь здесь необходимы различные виды дорогих лабораторных испытаний, в том числе клинические и биологические. Поэтому стоимость прохождения сертификации для медицинской техники может составлять сотни тысяч долларов. Дорого обходится и сертификация, требующая сложных технических работ, сертификация специфической немассовой продукции (например, лифтов)”. Для продукции деревообработки и мебели только оценка качества обходится в 25-30 тыс. долларов. Понятно, что далеко не все предприятия малого и среднего бизнеса могут позволить себе такое удовольствие.

Снизить затраты российских предприятий на сертификацию можно. Для этого нужна аккредитация в России лабораторий, проводящих испытания на предмет соответствия международным стандартам. “Стоимость сертификационных услуг западных лабораторий и отечественных различается в разы, – говорит Александр Панин. – Но, не имея аккредитации, российские лаборатории не могут признаваться службами по выдаче сертификатов. Стоимость аккредитации слишком высока для российских лабораторий, и сами они такие затраты не потянут”.

Аккредитацией лабораторий могут заниматься и сами заинтересованные предприятия, но очевидно, что это под силу только крупным компаниям типа “Северстали”. “Сегодня имеются аккредитации российских лабораторий, проводящих испытания по электротехнике и станкостроению, по другим же видам деятельности аккредитаций нет”, – говорит Виктор Успенский. Аккредитация отечественных лабораторий помимо общего удешевления услуг по сертификации даст стране и дополнительный “бонус” – рост квалификации персонала этих лабораторий. “Мы видим потенциал роста российского экспорта, прежде всего экспорта медицинского оборудования, медицинских препаратов, оборудования для работы под давлением, – говорит Виктор Успенский. – Поэтому заниматься аккредитацией российских лабораторий имеет смысл”. Но без помощи государства здесь не обойтись.

В качестве примера можно использовать государственную программу содействия сертификации предприятий малого и среднего бизнеса в Чили. “С помощью этой программы международную сертификацию получили примерно 25 тыс. из 100 тыс. чилийских средних предприятий, – рассказывает Андрей Яковлев. – Правительство финансировало 50% расходов на прохождение сертификации, еще 50% должна была оплатить компания, обратившаяся за поддержкой. При этом бюджетные средства перечислялись не компании-заявителю, а непосредственно международному агенту, проводящему сертификацию. Результатом данной программы стало снижение барьеров выхода на внешние рынки для предприятий среднего бизнеса”.

Росаккредитация массово аннулирует сертификаты. Что ждет импорт?

Автор: Анна Андрющенко, первая публикация: ChinaLogist.ru

Примерно для 70-80% товаров, ввозимых в нашу страну, необходимо обязательное оформление сертификата соответствия или декларации соответствия. Еще год назад импортеры просто покупали эти основные разрешительные документы. Но сейчас все кардинально изменилось.

Для понимания: Ключевое слово в названиях СС и ДС — «соответствие». Каждый товар должен соответствовать определенному техническому регламенту. Для каждого типа товаров действуют свои регламенты. Например, для одежды это ТР легкой промышленности. Для электроники ― электромагнитной совместимости. Технических регламентов огромное множество. Поэтому полностью сертификаты соответствия обозначаются как СС ТР ТС (где СС — сертификат соответствия, ТР ― технический регламент, ТС ― Таможенный Союз).

На разные типы товаров требуются разные разрешительные документы. На какие-то — декларация о соответствии, на какие-то — сертификат соответствия. Например, на какой-нибудь бытовой аккумулятор потребуется сертификат, а на похожий аккумулятор для коммерческого использования — декларация. Декларацию получить проще.

Как определить, подлежит ли товар ввозу, соответствует ли он действующему техническому регламенту? Единственный способ ― провести испытания на соответствие. Они проводятся в лабораториях. Лаборатория выдает протокол испытания, и уже на основании этого документа орган сертификации выпускает СС или ДС.

Когда год назад импортеры покупали сертификаты или декларации, многие из них не покупали и не оформляли протоколы испытаний. А приобретали сразу готовый документ.

Образцы обязательны! День, когда все изменилось

27 декабря 2017 года вышло «Совместное разъяснение ФТС России и Росаккредитации о порядке ввоза товаров в качестве проб и образцов», которое сделало миссию получения сертификатов соответствия практически невыполнимой.

Десятки лет никто не замечал, что СС и ДС покупают. Закон был, но не работал. Поэтому выпущено было именно разъяснение, а не постановление, к примеру. Основной акцент в документе был сделан на необходимость первичного ввоза образцов товаров для проведения испытаний.

В разъяснении было прямо сказано о том, что львиная доля документов просто покупалась — без реального прохождения испытаний. И главным посылом разъяснения стало то, что теперь все будет иначе. Ужесточат контроль, наведут порядок. ФТС будет усиленно контролировать импортеров, Росаккредитация — органы сертификации и лаборатории.

Так должно было стать, но так не стало. Очевидно, что в нынешнем виде закручивание гаек в механизме сертификации положительно повлияло только на бизнес крупных импортеров и части российских производителей, но губительно сказалось на бизнесе мелких и средних импортеров. В основном — из-за пробелов в законодательстве.

Росаккредитация стала жестко контролировать органы сертификации и лаборатории. В результате внеплановых проверок значительную часть их закрыли. Это был просто огромный рынок, на работу которого закрывали глаза. Внезапно глаза открыли, и оказалось, что никто не знает, что со всем этим делать. Ни таможня, ни органы сертификации, ни лаборатории. Так, многим лабораториям пришлось впервые проводить реальные испытания присланных образцов товаров. Некоторые вначале даже не знали, что же делать с образцами. У них была паника. Никаких образцов они раньше в глаза не видели. Какие-то испытания, конечно, проводились в крупных лабораториях и раньше. Но, в основном, это были испытания товаров местных производителей, которым также необходимо оформлять сертификаты соответствия. А импортерам было проще покупать готовые документы, так как у них зачастую даже не было времени на то, чтобы ждать результатов испытаний.

Сейчас для того чтобы произвести ввоз образца, провести его испытания, необходимо написать письмо в таможню, приложить к нему договоры с лабораторией и с органом сертификации, доказывающие, что это не абы какой образец, а ввозимый для испытаний. После чего проводятся испытания, выдается протокол испытаний, на основании которого выпускают сертификат или декларацию, и уже после этого ввозят основную партию товара.

Казалось бы, все понятно и регламентировано. Однако на деле все совсем не так.

Пример 1. Успеть за 45 дней!

Компания заказала контейнер с бытовыми приборами, по которым есть действующий сертификат соответствия. Но пока контейнер 50 дней плыл в Санкт-Петербург по морю, орган, выдавший сертификат, закрыли за нарушения. И аннулировали сертификат. То есть в Санкт-Петербург товар приплыл уже без сертификата. Что делать?

Необходим условный выпуск на весь груз, который дается на 45 дней. За это время из основного груза берут образец, передают в лабораторию, проводят испытания, выдают протокол, получают сертификат.

Казалось бы, все хорошо. Но что происходит в реальности? В лабораторию, куда передали образцы, внезапно нагрянула Росаккредитация с проверкой. Все встало. Образцы не отдают. Часы тикают. Время выходит. Таможня резонно заявляет: «У нас нет законной возможности продлить срок условного выпуска, так как по закону он делается только на 45 дней». В итоге груз не выпущен, заводится дело об административном правонарушении. Импортера ждут, как минимум, очень серьезные штрафы. Что делать дальше с грузом — непонятно. По сути, нужно вернуть его на СВХ, заявить какой-то новый режим, и все это связано с огромными издержками. Компания не понимает, получит ли она когда-нибудь свой груз. И таких ситуаций сейчас великое множество.

И это не все сложности. С июля 2019 года для получения сертификата соответствия обязательной стала процедура проведения испытания производства — так называемого инспекционного контроля. Для того чтобы импортер получил сертификат, зарубежный производитель должен пройти инспекционный контроль. Для этого эксперт из российского органа выезжает на данное производство. Заметим, что у разных органов и разных экспертов — свой спектр аккредитаций по тем или иным техническим регламентам. И очень важно, чтобы у эксперта была аккредитация на проведение контроля по нужному техническому регламенту.

Инспекционный контроль для получения сертификата стал еще одним камнем преткновения на пути импортера. Если раньше сертификат получали на три года, то теперь импортер должен будет продлевать его ежегодно. Потому что инспекционный контроль производства необходимо проводить раз в год. Если такой контроль не будет своевременно пройден, сертификат отправят в архив.

Пример 2. Сертификат подорожал в 10 раз!

Компания возит сеялки из Германии. Есть действующий сертификат соответствия, выданный в июле 2018 года, полученный на три года. Теперь нужно подтвердить сертификат, пройдя инспекционный контроль. Но орган, выдавший сертификат, закрылся. Импортер и рад был бы пройти инспекционный контроль, но нет возможности это сделать. По закону не установлено, что можно делегировать инспекционный контроль другому органу. При этом дата выдачи сертификата — конец июля 2018 года. И уже с августа 2019 года сертификат могут в любой момент отправить в архив. А виной всему пробел в нашем законодательстве.

Что делать? В условиях действующего законодательства — получать новый сертификат соответствия. Если в 2018 году оформление такого сертификата стоило 40 тыс. рублей, то теперь за него придется заплатить 205 тыс. рублей. И сверх этого оплатить инспекционный контроль: проезд, проживание и работу эксперта российского органа. И оплачивать такой контроль нужно будет ежегодно. Прибавьте расходы на ввоз образца и проведение испытаний в лаборатории. Таким образом, новый сертификат обойдется импортеру примерно раз в 10-12 дороже старого — минимум в полмиллиона рублей!

Добавим, что на фоне ужесточения контроля закрылось огромное количество органов сертификации и лабораторий. Примерно 80%. Грубо говоря: было 10, осталось 2. И для двух оставшихся ввели ограничения. Раньше они могли выпускать какое угодно количество сертификатов, теперь ― не более установленного лимита. Например, если в органе сертификации работают три человека, он может выпускать, к примеру, 20 сертификатов в день, не более. Неслучайно очереди за сертификатами сейчас просто огромные! А теперь представьте: в один из двух оставшихся органов сертификации нагрянула внеплановая проверка — и он накрылся. После чего все подготовленные к процедуре выпуска сертификата документы зависли. Нагрянула проверка в лабораторию — и на месяцы зависли предоставленные туда импортером образцы. Такое случается сейчас сплошь и рядом. И никто пока не знает, как преодолеть возникшие проблемы.

Получается, что наше государство ставит импортера в условия, когда ему в любом случае придется платить штрафы, и немалые: от 100 до 300 тыс. рублей. Поскольку, с одной стороны, обязательным для выпуска сертификата становится ввоз образцов и проведение испытаний, где важно успеть за 45 дней, а, с другой, бесконечные проверки органов сертификации и лабораторий делают такое своевременное получение документов не всегда возможным. А потом наступает ответственность перед законом — вследствие несовершенства закона.

Конечно, в моей статье пока больше вопросов, чем ответов. Чтобы узнать ответы, нужно время. А пока я попросила крупного специалиста по ВЭД, кандидата исторических наук, управляющего компанией «ВЭД Агент» Александра Дегтярева прокомментировать ситуацию на рынке сертификации. Публикую его мнение.

«Для огромного количества компаний оформление сертификата — жизненно важный вопрос. Без него они не смогут ввезти товар для продажи, и бизнес может серьезно пострадать.

Сегодня нормативная база в области сертификации и таможенного права, по сути, загоняет импортеров в капкан: надо оформлять сертификат с условным выпуском (если до ввоза товара на таможенную территорию получить ДС или СС по разным причинам не получилось), но органы и лаборатории не могут уложиться в 45 дней в связи с действиями того же государства. Мало того что импортер по независящим от него причинам должен нести огромные издержки по возврату товара на СВХ, располагающегося в зоне деятельности таможенного поста, на котором он оформлял партию товара (например, таможенное оформление было во Владивостоке, а товар находится уже в Москве), так еще и таможенный пост возбуждает дело об АП с вытекующими из этого штрафами.

Необходимо совместными усилиями ходатайствовать об увеличении срока 45 дней на получение разрешительной документации!»

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector