Могут ли привлечь психически больного к ответственности?
Garant-agency.ru

Юридический портал

Могут ли привлечь психически больного к ответственности?

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и психическими расстройствами, наступившими после совершения преступления

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Дата публикации: 07.02.2015

Статья просмотрена: 36867 раз

Библиографическое описание:

Трошина О. Н. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и психическими расстройствами, наступившими после совершения преступления [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 138-141. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/140/7326/ (дата обращения: 23.03.2020).

Ст. 22 уголовного кодекса Российской Федерации закрепляет уголовную ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость. В этой статье закрепляется как уголовная ответственность, так и наказание лиц, в том числе и назначение принудительных мер медицинского характера. То есть мы говорим о том, что лицо, у которого есть психическое расстройство подлежит и уголовной ответственности, и уголовному наказанию.

В соответствии с ч.1 ст. 81 «лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. Таким лицам суд может назначить принудительные меры медицинского характера». В этой статье речь идет об освобождении лица от наказания, но не от уголовной ответственности.

Уголовная ответственность наступает в каждом случае совершения определенным лицом или определенными лицами общественно опасного деяния, запрещенного уголовным кодексом РФ, а наказание, его вид определяется судом в каждом конкретном случае и в отдельном уголовном процессе по рассмотрению уголовного дела. В случае с лицами, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления до вынесения приговора, уголовное наказание отсутствует вовсе. Судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

Нести уголовную ответственность за совершенное общественно опасное деяние и тем самым быть субъектом преступления могут лишь вменяемые лица, т.е. обладающие сознанием и волей. В соответствии со ст 19 УК РФ уголовной ответственности подлежат только вменяемые физические лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность. В ряде преступлений 14 лет (убийство, изнасилование, кража и т.д), 16 лет или совершеннолетие. И только если соблюдены данные условия, лица способны сознавать содеянное ими и руководить своими действиями (бездействиями). Лица, лишенные такой способности, т. е. те, кто не осознает опасность совершенного ими деяния, а если и осознает, то не может руководить своими действиями (бездействиями), признаются невменяемыми и не подлежат уголовной ответственности. К ним могут быть применены только принудительные меры медицинского характера.

Для того, чтобы рассмотреть вопрос об уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость и лиц, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления необходимо определить понятие термина «невменяемость», ее критериев, а также какие именно расстройства психики человека, какие психические аномалии рассматриваются в качестве основания освобождения от уголовной ответственности и от уголовного наказания.

Понятие невменяемости раскрывается в ст. 21 УК РФ: «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Понятие невменяемости складывается из двух критериев, совокупность которых и характеризует это состояние: юридического (психологического) и медицинского.

Юридический критерий определяется двумя признаками: интеллектуальным и волевым. Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). Это качество психики означает отсутствие у лица способности понимать как фактическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный смысл. Непонимание содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непониманием им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями, не сознает, что лишает потерпевшего жизни, отнимает у него имущество и т. д. однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла деяния, т.е в отсутствии понимания его общественно опасного характера. В связи с эти вполне возможны случаи, когда лицо, сознавая фактическую сторону своего поведения, не осознает его общественной опасности. Так, страдающий определенным психическим заболеванием, например, шизофренией может осознавать, что лишает жизни человека, например, путевого рабочего, производившего осмотр или ремонт железнодорожного полотна, но воспаленное психической болезнью воображение субъекта связывает это не с совершением преступления, в данном случае убийства, а с предупреждением им, например, актом мнимого терроризма — крушение поезда. В связи с этим лицо считает свои действия выполнением им своего общественного долга, а не совершением преступления.

Другим признаком юридического критерия является волевой, т.е неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Подобное бывает при некоторых видах болезненного расстройства психической деятельности. Например, расстройство волевой сферы при относительной способности осознавать общественную опасность своего действия (бездействия) наблюдается у наркоманов в состоянии абстиненции, т.е наркотического голодания. В этих случаях лицо осознает уголовную противоправность, допустим, незаконного проникновения в аптеку и завладения лекарством, содержащим наркотические средства, но не может воздержаться от совершения этих действий. Подобное же расстройство волевой сферы возможно также при таких заболеваниях, кА эпидемический энцефалит, эпилепсия и др. уголовный закон для признания наличия юридического критерия требует установления не обязательно обоих признаков, а хотя бы одного из них — либо интеллектуального, либо волевого.

Наличие одного лишь юридического критерия не является основанием для признания лица невменяемым. Необходимо установить, чтобы юридический критерий был следствием медицинского, чтобы лицо не сознавало опасности своего действия (бездействия) или не могло им руководить по причинам, относящимся к медицинскому критерию. Последний представляет собой обобщенный перечень психических расстройств и заболеваний, способность привести к наличию у лица психического юридического критерия. Это — хроническое психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики (ч.1 ст. 21 УК РФ).

Хроническое психическое расстройство представляет наличие у лица прогрессирующего психического заболевания, не поддающегося или трудно поддающегося излечению. Болезнь может протекать и приступообразно, т.е с улучшением или ухудшением психического состояния, однако всегда оставляет после себя стойкий психический дефект. К таким психическим заболеваниям относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя, маниакально-депрессивный психоз и другие болезни психики. Временное психическое расстройство- это психическое заболевание, продолжающееся тот или иной срок (относительно быстро) и заканчивающееся выздоровлением. Сюда относится: патологическое опьянение (белая горячка), реактивные симптоматические состояния, т.е. расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями и переживаниями.

Слабоумие — это различного рода снижение или полный упадок психической деятельности, связанный с поражением интеллектуальных способностей человека. Слабоумие связано с понижением или потерей умственных способностей лица и является врожденным либо приобретенным в результате того или иного прогрессирующего психического заболевания. Различают три степени слабоумия: легкое (дебильность), среднее (имбицильность) и глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности (идиотия).

Иное болезненное состояние психики — это те болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями в точном значении этого понятия, но тем не менее также сопровождаются нарушениями психики. Например, ни брюшной, ни сыпной тиф не являются заболеван6иями психики. Однако и они могут сопровождаться помрачением сознания, галлюцинациями, во время которых у больного может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности. Подобной может наблюдаться и при травмах головного мозга, опухолях мозга и других в принципе непсихических заболеваниях.

Само по себе наличие медицинского критерия также не является достаточным для признания лица невменяемым. Например, не всегда та или ирная степень слабоумия предполагает наличие юридического критерия. Если, допустим, слабоумие у лица не выражено столь значительно, чтобы оно не осознавало опасности своего поведения и не могло руководить своими поступками, такое слабоумное лицо может быть признано вменяемым в связи с отсутствием именно юридического критерия. Точно также возможны и случаи, когда лицо не осознает опасности своих действий (бездействий) и не может руководить ими вследствие, например, опьянения. Такое лицо не может быть признано невменяемым и освобождено от уголовной ответственности. Только совокупность юридического и медицинского критериев дает основание для признания лица невменяемым и не подлежащим уголовной ответственности.

Таким образом, вменяемость — предпосылка к конкретного вида юридической ответственности.

В соответствии с ч.1 ст. 81 УК РФ мы можем сделать вывод о наличии медицинского и юридического критериев. Но они не идентичны таким же критериям, указанным в ст 21 УК РФ, определяющей формулу невменяемости, по своему содержанию. Медицинский критерий ч.1 ст 81 отражает один признак: «Психическое расстройство», которое включает в себя все формы психической патологии. А юридический критерий определен по аналогии со ст. 21 УК РФ, как возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководит ими. Однако, при применении данной статьи речь идет не о вменяемости, так как лицо, заболевшее психическим заболеванием после совершения преступления, согласно ст. 21 УК РФ должно быть признано вменяемым, а о процессуальной дееспособности — способности обвиняемого по своему психическому состоянию участвовать в судебно-следственных действиях, т.е. в деятельности органов дознания, следствия, в судебном процессе и осуществлять самостоятельно свое право на защиту.

Психические расстройства, исключающие уголовно-процессуальную дееспособность обвиняемого. Согласно закону, лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими освобождается от наказания (ч.1 ст. 81 УК РФ).

В отличие от невменяемых, не подлежащих уголовной ответственности, лица, заболевшие глубоким психическим расстройством после совершения преступления, не подлежат наказанию. Деяние невменяемого не являются преступлением, в связи с чем исключена и постановка вопроса об уголовно ответственности. Единственное ее основание — состав преступления. Лица, о которых идет речь в ст. 81 УК РФ, преступление совершили и ответственности подлежат. Но она не может быть реализована в наказании, которое в данном случае неприменимо по двум основаниям: во-первых, предварительное или судебное следствие (в зависимости от времени начала заболевания) без участия заболевшего, который занимает в деле процессуальное положение обвиняемого, не могут быть проведены, а дело не может быть окончено вынесением приговора (уголовно-процессуальное препятствие); во-вторых, само наказание нельзя ни назначить, ни исполнить по отношению к субъекту с глубоким психическим расстройством (уголовно-правовое препятствие).

Читать еще:  Как вернуть микроволновку обратно в магазин

В связи с этим содержащаяся в УК РФ формулировка юридического критерия психического расстройства, призванная определить его глубину (тяжесть), представляется не слишком удачной. Так как в рассматриваемом случае суть дела не в том, что расстройство не позволяет обвиняемому осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими. Раз преступление было совершено во вменяемом состоянии, то данный субъект не был лишен указанной способности. Но возникшее после этого психическое расстройство не позволяет ему самостоятельно участвовать в судопроизводстве. Он не может в силу болезни адекватно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, понимать сущность своих процессуальных прав и обязанностей, совершать действия, в которых реализуются его права. Так, обвиняемый с глубоким психическим расстройством неспособен правильно понять суть предъявленного обвинения и значение обосновывающих его доказательств, он не в состоянии, защищая свои права, представить свои доказательства, заявить ходатайства, принести жалобу и пр. иными словами, психическое расстройство делает обвиняемого процессуально недееспособным.

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ

2. Дмитриева А. С., Клименко Т. В., Судебная психиатрия, Москва, 1998

3. Колосова В. И., Поднебесный А. Н. Проблема уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, в современном уголовном праве России.

4. Еникеев М. И. Общая и юридическая психология. Часть 1. Общая психология: учебник. Москва: Юрид.лит., 1996.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ? Если обвиняемый психически болен или слабоумен…

В студии телеканала “ТВ Центр” (ТВЦ) закончилась съемка и завершается монтаж очередного выпуска телепередачи “Право голоса”. Согласно имеющейся у меня информации, эфир состоится в понедельник, 25 марта т.г. В центральной части России время начала – 18.20 час. В других регионах страны уточняйте его по тексту программы…

На этот раз тема обсуждения – судьба лиц, привлеченных к уголовной ответственности, но признанных судом невменяемыми, и возможные меры по защите общества от новых опасных деяний таких лиц.

Поводом для обсуждения явились предварительные результаты уголовного дела об убийстве пятилетнего Богдана Прахова, широко обсуждавшемся в СМИ в прошлом году. Напомню. 19 июня недалеко от села Грибово Петушинского района Владимирской области мальчик катался на велосипеде вместе со своим другом, когда из леса внезапно выскочил мужчина, схватил Богдана и убежал. На следующий день тело мальчика нашли волонтеры, оно находилось в лесу в 700 метрах от места похищения. Пострадавший скончался от полученной черепно-мозговой травмы.

В январе нынешнего года преступление было раскрыто. Под стражу взят тридцатипятилетний Сергей Козлов, являющийся инвалидом 2-й группы в связи с психическим заболеванием. Его причастность к убийству подтверждается результатами генетической экспертизы. Поясняя мотивы своего злодеяния, убийца пояснил, что ребенок “недобро посмотрел на него”. Выяснилось также, что в 1995 г. Козлов привлекался к уголовной ответственности за удар ребенку ножом, но был признан невменяемым. В конце текущего месяца станет известен результат психолого-психиатрической экспертизы, которая поможет дать ответ о вменяемости Козлова при совершении нового злодеяния. Вероятно, ему будут назначены принудительные меры медицинского характера. Но каковы гарантии, что вскоре Козлов не выйдет на свободу, и число его жертв не пополнится новыми именами?

Заявленная к обсуждению тема крайне сложна и весьма важна. Она находится на стыке нескольких отраслей знаний и видов социальной деятельности – психиатрии, судебной и правоохранительной деятельности, опеки, попечительства и прочего. Положение в рассматриваемой сфере усугубляется традиционной для современной России триадой проблем. Это, на мой взгляд, коррупция, непрофессионализм и безответственность должностных лиц.

Еще более усложняет ситуацию то, что туда нередко устремляются интересы членов организованных преступных групп и сообществ. С одной стороны, психически больные и слабоумные (и просто одинокие, престарелые граждане, которых необоснованно клеймят как психически больных, недееспособных, нуждающихся в принудительном лечении) обладающие жильем и другим ценным имуществом, становятся жертвами профессиональных преступников. С другой, фальсифицированные истории болезни, результаты экспертизы, освидетельствования, а также комбинация подкупа и запугивания должностных лиц позволяют порой уводить от уголовной ответственности опасных преступников, чтобы затем быстро обеспечить им выход на свободу как “выздоровевшим”.

И хотя я присутствовал в студии, наблюдал и слушал разговор непосредственно, собираюсь его пересмотреть и переслушать, чтобы зафиксировать все значимые подробности. Тем более что жанр передачи, её рваный ритм и неформальные правила не способствуют последовательному и четкому восприятию…

Чтобы можно было лучше представить форму и содержание дискуссии, привожу список её участников:

Основные участники дискуссии:

– Чекалин Александр Алексеевич, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности; в прошлом – первый заместитель министра внутренних дел России, герой России;

– Цветков Антон Владимирович, председатель комиссии по защите прав граждан и их объединений, взаимодействию с правоохранительными и судебными органами Общественного совета г. Москвы;

– Скобликов Петр Александрович, доктор юридических наук, автор ряда книг о защите лиц, пострадавших от преступлений, бывший сотрудник уголовного розыска;

– Агарков Максим Сергеевич, журналист, политический обозреватель;

– Воробьев Павел Андреевич, заместитель председателя формулярного комитета Российской академии медицинских наук;

– Богдан Валентин Михайлович, юрист-правозащитник фонда “В защиту прав заключенных”, член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ;

– Зобин Михаил Леонидович, кандидат медицинских наук, психиатр, главный врач “Медицинского центра доктора Зобина”;

– Теслер Александр Оскарович, академик РАМТН, суицидолог.

– Бендас Константин Владимирович, епископ, член экспертного совета Госдумы России по делам общ. организаций и религ. объединений;

– Клименко Татьяна Валентиновна, помощник министра здравоохранения РФ, профессор, доктор медицинских наук;

– Алексеев Александр Всеволодович, адвокат московской городской коллегии адвокатов;

– Башкирова Елена Ивановна, кандидат философских наук, генеральный директор социологической компании “Башкирова и партнеры”.

Итак, через несколько часов, вечером 25 марта 2013 г., приглашаю к экрану телевизора, жмите 3-ю кнопку (канал ТВЦ). Ищите в программе передачу “Право голоса”…

  • 5495
  • рейтинг 2

С 30.03.2020 все программы доступны в режиме онлайн со скидкой 25%

Заключение контрактов с иностранными (40 ак. ч.)

Гражданское право: актуальные вопросы и основные проблемы

Комментарии (10)

Проблема, Вами обозначенная, ОЧЕНЬ серьёзна.

«Но каковы гарантии, что Козлов вскоре не выйдет на свободу, и число его жертв не пополнится новыми именами?».

Насколько понимаю, абсолютно никаких гарантий нет. Современной психиатрии в полной мере не известны причины возникновения, развития ряда психических заболеваний, а также функционирования психики человека. Данная сфера является очень сложной для познания и понимания.
Кроме того, как Вы совершенно справедливо заметили, рассматриваемые отношения являют собой своеобразное пересечение различных отраслей науки и знания и требуют постоянного углублённого комплексного изучения представителями всех смежных институтов. Чего, к сожалению, как мне известно, мы сейчас не имеем. На кону стоят другие, более значимые для общества проблемы.

Указанную Вами двойственность в виде защиты общества от больных психическими заболеваниями людей, и, собственности, защиты последних от криминальных представителей общества, можно рассматривать и как необходимость защиты психически больных в обоих случаях. Иными словами, им должна быть обеспечена также защита от совершения ими различных действий, которые при совершении дееспособными людьми считаются преступлениями и правонарушениями. Полагаю, что ни у кого не возникает сомнений, что государство ОБЯЗАНО это обеспечить. Вопрос состоит лишь в том, как? А без серьёзных комплексных исследований, как указывал выше, ответ на этот вопрос невозможен. Причём, как мне видится, ведущая роль здесь будет принадлежать именно представителям психиатрии.

В качестве указания на имеющие место быть проблемы приведу случай, характеризующий отношение общества (особенно официальных органов) к больным людям.

Человек с диагнозом «шизофрения» (диагноз упрощён, его название много сложнее и объёмнее) в течение нескольких лет содержался в соответствующем лечебном учреждении. В силу понятных причин пенсия им не получалась. Позднее родственниками было обнаружено, что перечисления на сберкнижку пенсии происходили нерегулярно, кроме того, неоднократно снимались серьёзные суммы. Родственники обратились в прокуратуру, та — в территориальный орган полиции. От последней было получено: Постановление СТАЖЁРА оперуполномоченного ОУР об отказе в ВУД. В тексте указан диагноз пострадавшего, то, что он содержался в лечебном учреждении, а затем следующий пассаж: «. установлено. пенсию гражданин. получал в отделении почтовой связи своевременно. ».

Так что, проблемы есть, их множество, и они всесторонни. Однако, вопрос о том, будет ли наконец иметь место должное решение проблемы, остаётся открытым.

К сожалению, передачу не посмотреть, так как буду в дороге. Разве что попытаюсь позже поискать в сети запись.
Кстати, насколько мне известно, Зобин Михаил Леонидович в большей степени всё же нарколог, чем психиатр . Таким же образом позиционируется и Теслер Александр Оскарович, плюс ещё как психотерапевт и сексопатолог. Ярко выраженную наркологическую направленность имеет и Татьяна Валентиновна Клименко.
Я никоим образом не хочу поставить под сомнение авторитет названных учёных, но применительно к данной теме, на мой взгляд, необходимо всё же участие «чистого» психиатра, с богатой практикой, действующего и на сегодняшний день.

Пётр, добрый вечер!

Заранее прошу прощения за объёмный комментарий. Надеюсь, что к обсуждению всё же подключатся коллеги.

Передачу нашёл в записи, посмотрел, правда немного «побитая» в двух местах.
Кратко по передаче. Создалось впечатление, что Т.В. Клименко имела скучающий вид, хотя, возможно, это какой-то дефект записи. Обратил на себя внимание ряд её заявлений: «У нас есть механизм. »; «У нас есть процедура. »; «У нас есть лекарства. ». Многое не прозвучало.

Теперь о своём видении проблемы. Попытаюсь взглянуть на неё с несколько иного ракурса. В передаче был озвучен контроль со стороны участкового, а также абсолютная неэффективность этой меры. С данным заявлением полностью согласен, так как у участковых нет реальной возможности контролировать подобных граждан.

Читать еще:  Кпк центральная сберкасса последняя информация для обманутых пайщиков

Между тем, не вызывает сомнения, что именно контроль, причём именно на доврачебной (помещение в стационар) стадии является самой эффективной мерой и позволит не допустить обострение состояния больного, когда он способен на совершение действий, направленных, например, на причинение вреда жизни и здоровью иных граждан.

Для начала обозначу некоторые основные составляющие проблемы, ибо без них невозможно определение путей решения.
1) «Брошенность» соответствующих больных — как потенциальной угрозы.

2) Низкая активность и действенность органов опеки в выявлении больных подобными заболеваниями людей, а также установлении за ними надлежащего контроля и обеспечении защиты и помощи.
В чём мне видится, даже не столько вина самих конкретных работников опеки — рядовых исполнителей, но системы. В ходе общения с работниками опеки они отмечали следующие имеющиеся проблемы: большая занятость (как численная, так и территориальная), недостаточный уровень юридической грамотности (что в совокупности с отсутствием штатного юриста достаточно серьёзно) и т.п.

Анализируя свой, пусть очень небольшой, но всё же опыт по оспариванию сделок и иных действий лиц, имеющих определённые заболевания, вынужден отметить ещё одну проблему, являющуюся общей для гражданско-правовой и уголовно-правовой сфер.
Это несовершенство института опекунства над недееспособными лицами. На сегодняшний день опекун не имеет никакого вознаграждения, которое бы могло явиться стимулом для привлечения в эту сферу достойных людей, готовых работать с больными.
Поэтому, в случае, если у больного отсутствуют родственники, он, как правило, обречён на отсутствие опекуна. В силу этого органы опеки не спешат выступать инициаторами лишения дееспособности гражданина, так как понимают, что опекуна не будет, а так, возможно, гражданин как-то существует. Если опекун не будет найден, а дееспособности гражданин лишён, его, как правило направляют в соответствующее заведение для проживания там.
Таким образом, при существующей ситуации имеем отсутствие интереса органов опеки к инициативе по лишению дееспособности больных и отсутствие интереса на осуществление опекунства со стороны граждан.
Кстати, в связи с отсутствием вышеуказанного вознаграждения, имеет место и другая сторона проблемы. Органы опеки с недоверием относятся к людям, которые готовы взять опекунство над больными людьми, не являющимися им родственниками. На моей памяти такое имело место — отказали знакомой девушке, которая была готова стать опекуном другой девушки — моей бывшей клиентки, которую я представлял по гражданскому делу.

Между тем, я полагаю, что имеется острая необходимость наличия у каждого больного не просто формального опекуна, а реального человека, с которым больной может пообщаться, так как общение — это тоже терапия. Как говорил один очень уважаемый мной психиатр, безусловный профессионал, многие больные к нему просто поговорить приходили.
То есть налицо необходимость общения: 1) с лицом, понимающим проблемы такового больного хотя бы на минимальном уровне; 2) с лицом, прямо не связанным с больницей (упомянутый мной психиатр работал в поликлинике). Так как при упоминании больницы у больного возможны проявление страха, агрессии и иных отрицательных эмоций.
Кстати, и опыт Европы и США говорит в пользу психотерапии, которая, в некотором роде — тоже вид общения.

То есть, как мне кажется, возможно было бы существенно снизить риск возникновения подобных случаев нападения со стороны больных соответствующими заболеваниями, если бы рядом с ними имелись люди, прошедшие определённую минимальную подготовку (на уровне санитаров психбольниц), которые в случае изменения состояния подопечного могли бы сигнализировать в больницу. Не участковый, у которого отсутствует реальная возможность контроля, и не соседи, которым часто безразлично, не способны на выполнение роли «сигнализатора». Также возможно было бы и защитить больных от преступных воздействий.
Кроме того, очень важна и роль общения, как указывал.

Хотя, если смотреть на вещи реально, это потребует определённых денежных вложений, что делает реализацию практически невозможной.

Что делать, если рядом с вами психически нездоровый человек?

Сегодня основными принципами оказания психиатрической помощи в России являются максимальная гуманность и добровольность. Однако нередко человек, страдающий психическим расстройством, не готов признать, что ему нужна помощь врача. В таком случае, любой гражданин вправе обратиться в психоневрологический диспансер, чтобы указать на имеющуюся проблему.

Все алгоритмы и принципы действий врачей-психиатров, описанные в данной статье, регламентируются Законом РФ от 02.07.1992 N 3185-1 (ред. от 03.07.2016) “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” (с изменениями и дополнениями, вступившими в силу с 01.01.2017)

По закону, психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в одном из следующих случаев:

а) гражданин представляет непосредственную опасность для себя или окружающих;

б) он не способен самостоятельно удовлетворять свои основные жизненные потребности;

в) есть опасность, что, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи, его психическое состояние ухудшится.

В какой ситуации можно предположить, что рядом с вами психически нездоровый человек?

Наиболее частый маркер психического заболевания – это неадекватное поведение, а именно:

· Неспособность заботиться о себе, содержать в порядке себя и свой дом;

· Агрессивное поведение, потеря контроля над собой, внезапные вспышки ярости, создающие угрозу для окружающих;

· Аутоагрессия, систематическое причинение себе боли, попытки суицида;

· Привычки и образ жизни, создающие дискомфорт для окружающих (антисанитария, неприятные запахи из квартиры);

· Галлюцинации, потеря ориентации во времени и пространстве и т.д.

Если человек, чье поведение вызывает беспокойство друзей, знакомых, сослуживцев, соседей, не согласен сам обратиться к врачу-психиатру, любой гражданин вправе обратиться в психоневрологический диспансер по месту регистрации подозреваемого больного и сообщить о своих подозрениях.

Как заявить о том, что вы подозреваете у другого человека психическое расстройство?

Чтобы сообщить в медицинскую организацию о возможном психическом расстройстве вашего знакомого, родственника или соседа, вам нужно прийти в психоневрологический диспансер (ПНД) и подать заявление по определенной форме.

Вы можете подать заявление в ПНД Москвы, к которому относится адрес места жительства предполагаемого больного.

Обратитесь в регистратуру ПНД, и вам дадут образец заявления.

Сведения, которые обязательно должны быть в заявлении:

· Ваши фамилия, имя, паспортные данные;

· Ваши контакты (номер телефона, адрес);

· Кем вы приходитесь подозреваемому больному;

· Суть обращения. Укажите нарушения, по которым вы считаете, что у человека есть психическое заболевание, подробно опишите суть настораживающего поведения – лучше всего своими словами, но максимально подробно. Старайтесь избегать околоврачебных терминов и общих фраз (типа «бред, галлюцинации»). Лучше всего опишите то, что вы видели, наблюдали.

Принимая заявление, сотрудники ПНД проверят ваш паспорт и зарегистрируют ваше обращение в журнале входящей корреспонденции. Вы получите копию заявления, на котором будет проставлен входящий номер. С этого момента заявление считается принятым.

Что происходит после того, как вы подадите заявление?

Вариант 1. Врач-психиатр рассматривает заявление и принимает решение о немедленном принятии мер медицинского характера без освидетельствования суда.

В каком случае не требуется освидетельствования через суд?

Главный вопрос – опасен ли гражданин для себя и окружающих в настоящий момент? Если опасен, то заявление любого гражданина является основанием, чтобы незамедлительно провести медицинское освидетельствование без согласия больного.

Предполагаемый больной может быть признан опасным для себя и окружающих, если за ним замечают:

· Попытки суицида и аутоагрессии;

· Агрессивное поведение по отношению с другим лицам.

В этом случае бригада неотложной психиатрической помощи будет направлена по адресу нахождения предполагаемого больного незамедлительно.

Вариант 2. Во всех других случаях врач-психиатр рассмотрит ваше обращение в течение одного-двух дней с момента подачи. После этого вас как заявителя пригласят в ПНД для беседы с психиатром.

Беседа заявителя с психиатром. При личной встрече в ПНД врач уточнит у вас все необходимые сведения, а также разъяснит Вам правила и принципы недобровольного психиатрического освидетельствования.

В частности, врач-психиатр обязан предупредить заявителя, что, если будет подан судебный иск о недобровольном освидетельствовании, суд вправе пригласить заявителя для дачи показаний.

Сбор объективных сведений о предполагаемом больном. При наличии заявления о предполагаемом больном, сотрудник ПНД имеет право обращаться в различные социальные структуры, чтобы собрать дополнительные сведения и уточнить все факты о потенциальном пациенте.

Внимание! Независимо от ситуации, описанной в заявлении, никаких активных действий сотрудники ПНД не смогут предпринять до тех пор, пока не принято решение о психиатрическом освидетельствовании лица в недобровольном порядке.

Принятие этого решения осуществляется на основании Закона РФ от 2 июля 1992 года, №3185-1

По итогам всех проведенных мероприятий врач принимает решение о том, есть ли основание предположить у предполагаемого больного тяжелое психическое расстройство.

Если основания нет, врач отказывает в психиатрическом освидетельствовании гражданина и дает мотивированный письменный отказ заявителю (в течение недели).

Если основание есть, врач принимает решение о недобровольном освидетельствовании. Случай регистрируется, затем заключение врача-психиатра передается в судебные органы власти по месту регистрации гражданина.

Основные принципы психиатрического освидетельствования

1. Врач-психиатр независим и самостоятелен в принятии решения. Ни заявитель, ни руководство ПНД не вправе влиять на его решение.

2. Сотрудники ПНД полагаются на добропорядочность заявителя, поэтому каждое заявление подлежит рассмотрению и дальнейшему выяснению обстоятельств. Тем не менее, ни одно заявление не принимается на веру.

3. Наличие психического заболевания у заявителя не является основанием для отклонения заявления. Если заявитель ранее сам обращался к психиатру или состоит под наблюдением в ПНД, его заявление все равно будет рассмотрено.

Внимание! Описанный выше алгоритм действий адекватен в том случае, если предполагаемый больной не состоит под диспансерным наблюдением в психоневрологическом диспансере. Если предполагаемый больной уже находится под наблюдением врачей-психиатров, вновь поступившие заявления принимаются к сведению, а в случае ухудшения состояния пациента принимаются соответствующие меры врачебного реагирования (в том числе, выезд на дом к больному).

Уголовное судопроизводство в отношении психически больных

00.00.00 для печати отправить другу в избранное закладки ссылка

Следует провести различие между процессуальной стороной аспекта невменяемости, когда суд должен рассмотреть вопрос, способен ли обвиняемый на дату рассмотрения дела, в силу своего психического состояния, предстать перед судом, и существенной стороной аспекта, когда суд должен определить степень ответственности обвиняемого за совершённое деяние, а также его психическое состояние, то есть — был ли обвиняемый вменяем на момент совершения преступления.

Читать еще:  Как проверить откуда письмо по номеру извещения

Важно знать, что обвиняемый в любой момент имеет право сам либо через своего защитника заявить о своей невменяемости на момент рассмотрения дела в суде. Мало того, закон не запрещает заявить об этом ещё до начала рассмотрения дела в суде и до подачи обвинительного заключения, например, на стадии предварительного следствия или на стадии ареста.

Данное заявление вправе сделать не только обвиняемый, но и суд по собственной инициативе, если видно, что обвиняемый неадекватно воспринимает происходящее. В этом случае суд обязан направить его на освидетельствование к окружному психиатру.

Следует знать, что, если обвиняемый психически болен, или есть подозрения в этом, то суд обязан назначить ему защитника.

Заседания должны происходить в присутствии обвиняемого, за исключением 2 случаев:

1. Есть заключение окружного психиатра о том, что нельзя проводить заседание в присутствии обвиняемого.

2. Проведение заседания в присутствии обвиняемого может привести к ухудшению его психического здоровья.

Для того чтобы обвиняемый был признан невменяемым, с юридической точки зрения недостаточно лёгкого душевного расстройства. Требуется доказательство душевного расстройства настолько сильного, что имеет место серьёзное нарушение способности воспринимать происходящее и предстать перед судом. Когда суд выносит решение о вменяемости или невменяемости обвиняемого, заключение о способности или неспособности обвиняемого предстать перед судом относится к компетенции окружного психиатра.

Если суд установил, что обвиняемый действительно не способен предстать перед судом в силу своего психического состояния, болезни, у суда существует 4 варианта вынесения решения:

1. приостановка заседаний.

2. приостановка заседаний и вынесение ордера о госпитализации.

3. приостановка заседаний и выдача ордера об амбулаторном лечении.

4. продолжение заседаний для выяснения, виновен обвиняемый или нет.

Суд вправе прекратить заседания (процесс) и в случае, если нет оснований считать, что психическое состояние обвиняемого требует госпитализации или амбулаторного лечения.

Суд вправе вынести решение направить обвиняемого на лечение при следующих условиях:

1. Суд получил заключение психиатра после того, как направил обвиняемого к нему.

2. Психическое состояние обвиняемого требует госпитализации.

Суд вправе приостановить заседания и направить обвиняемого на амбулаторное лечение при следующих условиях:

1. Суд получил заключение психиатра после того, как направил обвиняемого к нему.

2. Психическое состояние обвиняемого требует амбулаторного лечения.

3. Амбулаторное лечение обвиняемого не будет представлять опасности для общества.

В том случае, если обвиняемый требует провести процесс и вынести решение о его виновности или невиновности, суд обязан сделать это, однако вправе сделать это и по собственной инициативе, если считает, что для этого есть основания. Результатами этого может быть следующее:

1. признание обвиняемого невиновным в связи с необоснованностью обвинений.

2. обвиняемый не несёт уголовной ответственности в связи с тем, что совершил преступление в силу психического заболевания. Важно отметить, что суд не устанавливает, виновен обвиняемый в совершении данного преступления или нет. В этом случае суд только выносит решение о принудительной госпитализации обвиняемого в специальное закрытое лечебное учреждение.

Приостановленный в связи с психическим состоянием обвиняемого процесс суд вправе возобновить при следующих условиях:

1. врачебная комиссия решила освободить обвиняемого после госпитализации;

2. юридический советник правительства решил возобновить уголовный процесс.

В том случае, если обвиняемый был направлен на амбулаторное или иное лечение (не госпитализация), то суд вправе возобновить процесс при следующих условиях:

1. обвинение подало просьбу, из которой явствует, что психическое состояние обвиняемого позволяет привлечь его к уголовной ответственности.

2. приложено заключение психиатра.

3. суд принял решение об отмене предыдущего решения.

Решение суда о госпитализации возможно обжаловать в вышестоящий суд в течение 45 дней с момента вынесения, так же, как решение суда о виновности или невиновности обвиняемого.

Лицензия № 30059
г. Ришон ле-Цион, ул. Тармаб 5 , этаж 1 , кабинет номер 3
тел: 03-9563676.
моб.тел: 0504-662165

Уголовное наказание за нарушение правил карантина

12.03.2020 В связи с последними событиями мне как адвокату по уголовному праву очень часто задают один и тот же вопрос: действительно ли нарушение карантина – это серьёзно, и может повлечь уголовное наказание?

Об уголовной юриспруденции в Израиле

29.08.2019 Об уголовной юриспруденции в Израиле

Закрытие уголовного дела по договорённости с полицией

25.02.2019 Закрытие уголовного дела по договорённости с полицией В 2012 году в уголовно-процессуальный закон Израиля были внесены изменения, вступившие в силу с 2013 года и позволяющие подозреваемому или даже обвиняемому закрыть уголовное дело

Архив ответов «Уголовное право, уголовные дела – защита в суде»

Задайте свой вопрос на консультации он-лайн по теме «Уголовное право, уголовные дела – защита в суде»

Почтовая рассылка

Свежая информация о новых законах, статьях по праву и юридических ответах, по электронной почте, два раза в неделю.
Рассылку получает 20681 подписчиков.

Что делать и куда пожаловаться, если сосед психически больной и неадекватно себя ведет

Граждане, которые ведут себя неадекватно, пугают людей и нередко могут приносить вред. Если сосед является психически больным человеком (на это должна быть справка), то его могут госпитализировать по обращению соседей. В случае, если справки нет, его поведение считается просто девиантным, поэтому стоит вызвать участкового или полицию.

Как правильно защититься от психически нездоровых соседей

Сначала необходимо узнать всю информацию о здоровье соседа. Если лицо психически нездорово, у него должно быть подтверждение этому. Необходимо, чтобы подтверждение было одновременно и медицинским, и юридическим.

Гражданин должен состоять на учете в психоневрологическом диспансере и наблюдаться у врачей. Кроме этого, стоит поинтересоваться о наличии опекуна у индивида (если он есть, значит, лицо признано судом ограниченно или полностью недееспособным). Собрать самостоятельно информацию о психическом состоянии другого человека в психоневрологическом диспансере не получится, так как информация является конфиденциальной. Это можно сделать только при содействии правоохранительных органов. Фиксировать доказательства неадекватности соседа можно с помощью камер (если такие установлены в подъезде).

В случае, если лицо состоит на учете в психоневрологическом диспансере и ведет себя буйно — смело вызывайте психбригаду.

Стоит отметить, что лучше записывать все разговоры с гражданином, так будут доказательства неадекватного поведения лица.

Закон

При правовых отношениях, которые возникают в данной сфере, актуальным регулятором будет Закон РФ от 02.07.1992 № 3185-1 (ред. от 03.07.2016) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Данный закон регламентирует положения о том, что медицинское освидетельствование может происходить и в тех случаях, когда лицо не давало согласия, так же как и опекун.

Для этого существуют определенные основания:

  1. Лицо представляет опасность для окружающих и себя самого;
  2. Лицо является беспомощным и удовлетворение необходимых жизненных потребностей для него представляется невозможным;
  3. Лицо причинит себе вред, если не будет предоставлена помощь.

Именно этим нормативным правовым актом будут руководствоваться правоохранительные органы и врачи при вызове.

Стоит отметить, что статья 25 данного закона закрепляет порядок подачи заявления и принятия решения о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя, что является очень важным моментом.

Скачать для просмотра и печати:

Куда пожаловаться, если психически сосед не здоров

Для решения данной проблемы существует несколько способов. Среди них самыми эффективными признаны обращение к участковому или вызов дежурного наряда полиции (можно выбрать одно из двух). В случае, если сосед оскорбляет, причиняет вред здоровью или имуществу — подается заявление в полицию, где обратившемуся гражданину выдадут талон.

Это необходимо для того, чтобы лицо могло доказать, что обращалось в органы внутренних дел, но не получило помощь (если такое произойдет).

Еще один способ — вызов психбригады. Этот способ является наиболее уместным. Только благодаря ему можно обезвредить гражданина.

Важно! Только психбригада может госпитализировать шумного соседа в стационар.

Крайним случаем решения проблемы служит заявление, которое соседи должны подать в психоневрологический диспансер. Заявление должно писаться на имя главного врача учреждения. Получив заявление, представитель медицинской организации составляет административный иск. После этого суд при наличии на то законных оснований и достаточных фактических данных примет решение о госпитализации больного гражданина.

После госпитализации и прохождения полного курса лечения в стационаре, гражданина все равно выпустят домой. Поскольку длительно его там удерживать без специального судебного акта никто не вправе. Если случается рецидив, то необходимо повторить все шаги, которые были предприняты до этого. После чего шумного соседа госпитализируют повторно. Это актуально в том случае, если человек действительно опасен для окружающих.

Советы юристов

Большинство юристов советуют фиксировать и предоставлять непосредственно юридические факты. К таким будут относиться показания с записей видеокамер и диктофона. Однако суд сам определит, учитывать записи или нет. Судья точно учтет их только в том случае, если лицо, поведение которого фиксировали таким образом, было на это согласно. Если фиксировать случаи неадекватного поведения соседа на камеру — шансы выиграть судебное заседание значительно повышаются.

Для сведения! Видеозапись окажется полезной для сотрудников сразу двух инстанций: правоохранительных органов и медицинских работников.

Если сосед нарушает тишину после 23.00, то полицию необходимо вызвать в любом случае, так как это нарушения уровня шума, установленного нормативными правовыми актами РФ. В таком случае, с него будут взыскивать еще и за этот проступок, главное его зафиксировать с помощью составления протокола. Данные правоотношения регулируются в основном региональным административным законодательством, которое закрепляет положения о том, что человек, проживающий в МКД , может (не превышая допустимого уровня шума) смотреть телевизор или, к примеру, слушать музыку до с 7 утра до 23 часов вечера.

Однако это не распространяется на граждан, которые состоят на учете в психдиспансере, так как к административной ответственности они не привлекаются по причине их невменяемости.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector