Какой порядок возмещения убытков в ходе банкротства?
Garant-agency.ru

Юридический портал

Какой порядок возмещения убытков в ходе банкротства?

Убытки при банкротстве

Екатерина Коршунова, помощник судьи ФАС УО

Опубликовано в газете «эж-ЮРИСТ»

Положениями Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено право лиц, участвующих в деле о банкротстве, обратиться с иском к арбитражному управляющему о взыскании убытков, причиненных в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей.

При обращении с подобным иском управомоченные лица сталкиваются с затруднениями в реализации права на судебную защиту. Они обусловлены спецификой формирования состава гражданско-правового нарушения, влекущего возникновение убытков у лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также отсутствием в Законе о банкротстве положений, устанавливающих порядок рассмотрения споров.

Возникновение права на иск

Положениями ст. 20.4 Закона о банкротстве не определен момент возникновения у кредитора права на обращение в суд с иском о взыскании убытков.

По общему правилу право на взыскание убытков возникает у потерпевшего с момента совершения виновным лицом действий (бездействия), последствием которых стало причинение вреда. Между тем анализ судебной практики рассмотрения соответствующих споров позволяет выявить диаметрально противоположные подходы к данному вопросу.

Первый подход предполагает наличие у кредитора права на обращение с иском о взыскании убытков до даты завершения применения к должнику процедур банкротства (постановления ФАС ЗСО от 13.04.2009 № 04-2448/2008 (2673-А45-24), от 14.09.2009 № Ф04-5606/2009 (19696-А45-44); ФАС ПО от 23.09.2009 № А65-25930/2008; ФАС ЦО от 20.11.2009 № Ф10-4365/09. В перечисленных судебных актах напрямую не указывается на возможность обращения с иском о взыскании убытков до даты завершения конкурсного производства, однако рассмотрение исковых требований осуществлено судами до завершения данной процедуры).

Вторая позиция допускает возникновение такого права лишь после завершения открытого в отношении должника конкурсного производства (постановления ФАС ПО от 28.07.2009 № А57-24423/2008; ФАС УО от 28.12.2009 № Ф09-10453/09-С4; ФАС ЗСО от 30.12.2009 № А27-3106/2009). Суды объясняют подобный подход вероятностью обнаружения имущества должника, за счет которого возможно удовлетворение требований кредиторов, взыскание дебиторской задолженности, получение должником исполнения по ранее заключенным сделкам. Приводимые судами доводы во многом обоснованны, поскольку даже малая вероятность удовлетворения требований кредиторов после рассмотрения иска о взыскании убытков влечет невозможность определения надлежащего лица, в пользу которого возможно взыскать убытки (в случае полного удовлетворения требования определенной очереди), а также точного размера убытков, причиненных кредиторам (при частичном удовлетворении требований).

В то же время с учетом конкретных обстоятельств дела у суда имеется возможность до завершения конкурсного производства заключить, что требования кредиторов не будут удовлетворены. Например, в случае если из материалов дела следует, что:

— расчеты с кредиторами завершены и денежных средств на удовлетворение всех требований не хватило (от принятия имущества должника в погашение требований к нему кредиторы отказались);

— имущество должника отсутствует либо денежных средств, полученных от его продажи, недостаточно для полного удовлетворения требований;

— дебиторская задолженность отсутствует либо, как часто происходит, списана по различным основаниям (в первую очередь в связи с отсутствием подтверждающих ее возникновение и размер документов) и т. д.

В таком случае отказ в иске по причине отсутствия доказательств нарушения прав истца представляется необоснованным и повлечет для кредитора необходимость повторного обращения с аналогичным иском в суд, при рассмотрении которого будут устанавливаться те же обстоятельства и исследоваться те же доказательства.

Существенный недостаток названной позиции обусловлен также ее применимостью лишь к ситуациям совершения арбитражным управляющим неправомерных действий, последствием которых является уменьшение размера конкурсной массы (объема имущества) должника.

В случае если действия (бездействие) арбитражного управляющего повлекли не уменьшение размера конкурсной массы, а нарушение прав конкретных кредиторов, необходимость в ожидании даты завершения срока конкурсного производства у таких кредиторов отсутствует.

Например, расходование арбитражным управляющим денежных средств, полученных от продажи имущества должника, которое являлось предметом залога, на удовлетворение текущих обязательств предполагает наличие у залогового кредитора права на обращение в суд вне зависимости от даты завершения конкурсного производства, поскольку вывод о нарушении его права на удовлетворение требования к должнику может быть сделан до указанной даты.

Исковая давность

С проблемой определения права на обращение в суд неразрывно связан и вопрос о начале течения срока исковой давности по требованиям о взыскании убытков.

По общему правилу срок исковой давности по спорам о взыскании убытков начинает течь с момента совершения действий, повлекших причинение вреда, либо окончания длящегося действия. Это правило целиком распространяется и на заявляемые кредиторами требования о взыскании убытков с арбитражного управляющего.

Вместе с тем сложившаяся в настоящее время в судебной практике неопределенность в отношении момента возникновения права на обращение в суд порождает и проблему исчисления срока исковой давности.

Следование позиции, в силу которой право на обращение с иском о взыскании убытков возникает у кредитора после завершения конкурсного производства (поскольку лишь с этой даты о нарушении его имущественного права можно сделать однозначный вывод), способно повлечь препятствия в осуществлении кредиторами защиты своих прав. При предъявлении иска о взыскании убытков кредитору может быть отказано в удовлетворении требований по причине пропуска срока на обращение в суд за защитой нарушенного права в результате принятого судом заявления ответчика о том, что началом течения срока выступает момент совершения противоправного действия, а не дата завершения в отношении должника конкурсного производства. Учитывая то, что в большинстве случаев применения к должнику процедуры конкурсного производства ее срок неоднократно продлевается судами и зачастую составляет четыре-пять лет, по многим искам срок исковой давности будет пропущен (например, при совершении арбитражным управляющим неправомерных действий в 2005 г. и завершении конкурсного производства в 2009 г.).

Кроме того, возможны ситуации, при которых ответчиком по иску о взыскании убытков является отстраненный судом от исполнения обязанностей арбитражный управляющий, ненадлежащим образом исполнявший возложенные на него обязанности (или вовсе не исполнявший их). Вновь назначенный управляющий приступит к осуществлению предусмотренных Законом о банкротстве мероприятий в рамках процедуры банкротства с самого начала, что неизбежно повлечет продление срока процедуры, а следовательно, создаст вероятность пропуска кредитором срока исковой давности.

Следует принять во внимание, что неправомерные действия, которыми нарушаются права кредиторов, могут быть совершены арбитражным управляющим не только в ходе процедуры конкурсного производства, но и при применении иных предшествующих ему процедур банкротства. Тогда указание на возникновение права на иск после даты завершения конкурсного производства также нарушает права кредиторов на судебную защиту.

Описанные ситуации повлекут необходимость рассмотрения судами одинаковых требований о взыскании убытков дважды, поскольку кредиторы во избежание невозможности защиты своих имущественных прав в будущем станут обращаться в суд до даты завершения конкурсного производства в целях прерывания срока исковой давности. Впоследствии на первоначальное обращение с иском в суд, результатом которого стал отказ в удовлетворении требований, кредиторы будут ссылаться как на обстоятельство, которым течение срока исковой давности было прервано. Но даже такой способ обеспечения реализации права на судебную защиту не сможет гарантировать обеспечение интересов всех кредиторов должника, так как обращение одного или нескольких кредиторов с исками до даты завершения конкурсного производства повлечет прерывание срока исковой давности лишь по требованиям таких истцов, в то время как оставшаяся масса кредиторов, не обратившаяся с подобными «предварительными» исками, неизбежно столкнется с отказами в исках о взыскании убытков по причине пропуска срока исковой давности.

Препятствия в осуществлении прав кредиторов на судебную защиту имущественных прав могут быть обусловлены и возможностью прекращения производства по повторно поданным искам, несмотря на их подачу в пределах срока исковой давности. Предмет (взыскание убытков) и основание (совершение арбитражным управляющим действий, повлекших возникновение убытков) повторных исков будут совпадать с предметом и основанием ранее поданных исков, заявленных в целях прерывания срока исковой давности. Данное обстоятельство служит основанием для прекращения производства по делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ вследствие затруднительного характера признания в качестве новых оснований для предъявления повторного иска отказа в удовлетворении требований по ранее поданному иску и завершения конкурсного производства.

Таким образом, представляется ошибочным вывод, что право на обращение с иском в суд возникает у кредитора лишь с даты завершения конкурсного производства. В связи с этим к спорам о взыскании убытков с арбитражного управляющего необходимо применение общих положений ГК РФ об убытках и определение момента возникновения права на их возмещение с даты совершения неправомерных действий. С этой же даты обоснованным будет исчисление срока исковой давности.

Проблемы подсудности

Рассмотрение споров о взыскании с арбитражного управляющего убытков осуществляется по правилам искового производства.

В настоящее время законодательством не установлено специальной территориальной подсудности данной категории споров, предполагающей рассмотрение исков судом, осуществляющим производство по делу о банкротстве. Вместе с тем применение к таким спорам общих правил о территориальной подсудности создает затруднения в сборе и исследовании доказательств.

Место нахождения должника, обусловливающее подсудность дела о банкротстве, отнюдь не всегда совпадает с местом жительства арбитражного управляющего. По этой причине иск о взыскании убытков может быть заявлен в арбитражный суд, не осуществлявший производства по делу о банкротстве, судьи которого не имеют возможности исследования материалов дела.

Читать еще:  Справка от ветеринара для перевозки в самолете

Это влечет невозможность установления судом, находящимся по месту жительства арбитражного управляющего, обстоятельств, выступающих условиями для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, поскольку рассмотрение данной категории споров предполагает наличие в распоряжении суда обширного перечня доказательств (документов), содержащих сведения о применении к должнику процедур банкротства (полученные от компетентных органов сведения о наличии у должника имущества; акты инвентаризации имущества должника; отчеты независимого оценщика о стоимости имущества; положение о порядке продажи имущества должника; приказы об увольнении работников должника, списании дебиторской задолженности; документы, содержащие сведения о продаже имущества — объявления о торгах, протоколы торгов (конкурсов), договоры купли-продажи; документы, подтверждающие обоснованность расходования арбитражным управляющим денежных средств, и др.).

Вероятность представления суду, рассматривающему иск о взыскании убытков, этих и многих других документов крайне мала. Последствием описанной ситуации становится принятие судебных актов, выводы в которых не опираются на надлежащие доказательства, а следовательно, являются необоснованными.

В качестве варианта разрешения проблемы можно предложить установить специальную подсудность споров, связанных со взысканием убытков, причиненных ненадлежащим исполнением арбитражным управляющим своих обязанностей в деле о банкротстве, при которой они рассматриваются арбитражным судом, осуществляющим (осуществлявшим) рассмотрение дела о банкротстве.

Еще один аспект, заслуживающий внимания, — разрешение вопроса о наличии у кредитора права обратиться с иском о взыскании убытков в случае, если в рамках дела о банкротстве им не заявлялись жалобы на ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим его обязанностей.

В практике встречаются два разных подхода к решению этой проблемы.

Первый из них напрямую связывает возможность заявления иска о взыскании убытков с реализацией кредитором права на предъявление жалоб на действия арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве. Факт того, что кредитор данным правом не воспользовался, суды рассматривают как основание для отказа в иске (постановления ФАС СЗО от 25.06.2009 № А56-55297/08; ФАС ЦО от 29.09.2009 № Ф10-4141/09, от 18.12.2009 № Ф10-5530/09, от 12.01.2010 № Ф10-5241/09 (2); ФАС ЗCО от 26.10.2009 № А46-24426/2008; ФАС ПО от 22.12.2009 № А12-11046/2009).

Другая позиция предполагает возможность заявления иска вне зависимости от того, обжаловались ли действия (бездействие) арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 № 778/09).

Вторая точка зрения представляется более предпочтительной, поскольку, во-первых, в большей степени предполагает обеспечение права на судебную защиту, а во-вторых, позволяет учесть различие оснований для обращения в суд с жалобами на действия арбитражного управляющего (которыми, помимо прочих, могут быть непроведение собраний кредиторов, непредставление отчетов и т. д.) и заявления исков о взыскании убытков (к их числу могут быть отнесены лишь действия (бездействие), влекущие нарушение прав кредитора на удовлетворение его требования к должнику).

Завершая анализ порядка рассмотрения споров о взыскании убытков, можно указать, что общность оснований возникновения права на взыскание убытков, обстоятельств, подлежащих установлению, круга исследуемых доказательств, специфика определения подлежащих взысканию в пользу конкретного кредитора убытков позволяют поставить вопрос о рассмотрении данной категории дел по правилам, закрепленным главой 28.2 АПК РФ.

Верховный суд задал стандарт взыскания убытков в банкротстве

Явно убыточный для компании-банкрота договор можно признать недействительным через суд. При этом закон даёт возможность взыскать убытки с тех лиц, которые определяли действия должника и приняли решение заключить такой договор. Что для этого нужно доказать, разъяснил Верховный суд в деле о несостоятельности «Клиники-М» (№ А40-51687/2012). В нём Вадим Ворст, Владимир Деревенец, Алексей Попов (по 10%) – учредители банкрота – и кредитор «Клиника-М» судились с лицами, которые имели контроль над должником. До банкротства это были участники Юлия Мельникова и Михаил Ботвинников (по 20%, в сумме – контролирующий пакет), а в ходе банкротства – мажоритарный залоговый кредитор «Гранд-Строй» в лице ликвидатора Александра Климова. Ворст, Деревенец, Попов и ЗАО «Клиника-М» предъявили к Мельниковой, Ботвинникову и Климову требования на 501,4 млн руб. убытков солидарно.

Как указали истцы, под влиянием ответчиков «Клиника-М» заключила невыгодную сделку, уже когда была банкротом. Она сдала 8755,4 кв. м помещений медицинского центра в Москве, на Мичуринском проспекте, всего за 60 000 руб. в месяц. Арендатором было УМХЦ, аффилированное с Ботвинниковым и Мельниковой. В 2018 году суд признал эту сделку недействительной, а следом истцы отправились взыскивать убытки. Три инстанции удовлетворили требования. Они подтвердили, что ответчики – это группа заинтересованных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия должника. Они решили сдать здание медцентра в аренду по заниженной цене, хотя могли установить рыночную цену и получать прибыль, из которой – погашать долги. Три инстанции учли также подтверждённый факт контроля со стороны ответчиков и аффилированность.

Сдали за бесценок, но без убытка

Но экономколлегия не смогла согласиться с таким исходом спора. Она решила, что решения нижестоящих инстанций основаны на предположении, что раз аренду признали недействительной по мотиву неравноценности, это значит, что должник понёс убытки. Поэтому они по ошибке ограничили исследование дела лишь одним вопросом: кто получил выгоду от спорной сделки.

Между тем неравноценность сделки сама по себе ещё не значит, что заключившие её лица обязаны возместить убытки, указал Верховный суд. Он отдельно обратил внимание на разные стандарты доказывания. Чтобы признать недействительной сделку по специальным основаниям, достаточно просто «перевеса доказательств» («баланс вероятностей»). Гораздо сложнее взыскать убытки с лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия юридического лица. Для этого нужны «ясные и убедительные доказательства».

Нельзя предположить, что большой медцентр в Москве можно сдавать за 60 000 руб. в месяц, это даже выглядит подозрительно, а независимый участник оборота вряд ли сможет найти такое предложение, рассудила тройка судей под председательством Ирины Букиной. В то же время ответчики говорили, что здание медцентра нельзя было использовать для медицинских услуг: не было смонтировано медицинское оборудование, не было разрешительной документации. А после того как отношения с УМХЦ прекратились, желающих занять его место не нашлось, утверждали ответчики. Нижестоящие суды оставили эти аргументы без оценки. По мнению ВС, надо было узнать, прикрывал ли недействительный договор настоящую аренду. Второй вариант – аренда была невозможна, а здание просто передали аффилированным лицам, чтобы обеспечить его сохранность и уменьшить текущие расходы.

Сдать большой медцентр в Москве за 60 00 руб. – это выглядит подозрительно. Но это необязательно значит злоупотребление.

Кроме того, суды упустили из виду, что обычное использование имущества банкрота ограничено. Подразумевается, что его будут готовить к торгам. Поэтому нужно было определить, можно ли вообще сдавать центр в аренду «в условиях неопределённости его дальнейшей юридической судьбы», то есть искать арендатора на объект, который мог отойти другому собственнику, говорится в определении экономколлегии.

Она также разобрала внутренние противоречия в решениях нижестоящих инстанций. Так, в деле о банкротстве имелись конкурирующие судебные акты. В одном говорилось, что «возможность получения прибыли от здания не подтверждена», в другом – что «нет доказательств ущерба». С такими наставлениями ВС отправил спор на пересмотр в АСГМ, которому предстоит исправить ошибки.

Определение ВС ценно тем, что распространяет повышенный стандарт доказывания убытков на банкротную сферу.

Партнер КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × Светлана Тарнопольская

По словам Тарнопольской, взыскание убытков в российской практике – дело непростое, но в банкротстве всё иначе: «Суды легко взыскивают убытки, причинённые действиями контролирующих лиц». Здесь в их отношении в конкурсном праве действует негласная презумпция вины, объясняет эксперт. Именно с ней борется в этом деле Верховный суд, который указывает: самого факта контроля недостаточно, надо доказывать убытки по общему (повышенному) стандарту.

Кроме того, определение ВС интересно тем, что детально исследует фактические обстоятельства дела и выходит далеко за рамки формальной оценки правильности применения норм, отмечает Тарнопольская.

Какой порядок возмещения убытков в ходе банкротства?

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (п. 3 ст. 53 ГК РФ), а также лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, обязано возместить убытки, причиненные по его вине юридическому лицу (п. 1 и п. 3 ст. 53.1 ГК РФ). Такую же ответственность несут также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании (п. 2 ст. 53.1 ГК РФ).

Читать еще:  Можно ли сдать кожаную куртку обратно в магазин

В случае совместного причинения убытков юридическому лицу лица, указанные в п.п. 1 – 3 ст. 53.1 ГК РФ, обязаны возместить убытки солидарно (п. 4 той же статьи).

Если в отношении юридического лица-должника вводится процедура, применяемая в деле о банкротстве, то требование о возмещении должнику убытков, причиненных ему лицами, уполномоченными выступать от имени юридического лица, членами коллегиальных органов юридического лица или лицами, определяющими действия юридического лица, в том числе учредителями (участниками) юридического лица или лицами, имеющими фактическую возможность определять действия юридического лица, подлежит рассмотрению арбитражным судом в рамках дела о банкротстве должника по правилам, предусмотренным главой III.2. Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, далее – Закон о банкротстве (п. 1 ст. 61.20 Закона о банкротстве)*(1).

При решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению – общие положения о возмещении убытков (в том числе ст. 53.1 ГК РФ) либо специальные правила о субсидиарной ответственности (ст. 61.11 Закона о банкротстве), – суд в каждом конкретном случае оценивает, насколько существенным было негативное воздействие контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц, действующих совместно либо раздельно) на деятельность должника, проверяя, как сильно в результате такого воздействия изменилось финансовое положение должника, какие тенденции приобрели экономические показатели, характеризующие должника, после этого воздействия. В том случае, когда причиненный контролирующими лицами, указанными в ст. 53.1 ГК РФ, вред исходя из разумных ожиданий не должен был привести к объективному банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по правилам ст.ст. 15, 393 ГК РФ. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную ст. 53.1 ГК РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков (п. 20постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве”).

В ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, требование о возмещении должнику убытков может быть предъявлено (п. 2 ст. 61.20 Закона о банкротстве):

– учредителем (участником) должника,

– арбитражным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов,

– представителем работников должника, работником или бывшим работником должника, перед которыми у должника имеется задолженность,

Такое требование предъявляется от имени должника (п. 2 ст. 61.20 Закона о банкротстве).

Требование о взыскании убытков с руководителя должника, членов его органов управления, лиц, определяющих его действия, может быть предъявлено также (п. 3 ст. 61.20 Закона о банкротстве):

– уполномоченными органами, обратившимися с заявлением о банкротстве должника, в случае возврата арбитражным судом заявления о признании должника банкротом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;

– конкурсными кредиторами или уполномоченными органами в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

В указанном случае лицо, заявление которого о банкротстве должника было возвращено, кредиторы в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, вправе обратиться с исковым заявлением о взыскании в свою пользу с руководителя должника, членов его органов управления, лиц, определяющих его действия, убытков, причиненных по их вине должнику, в сумме, не превышающей размера требований такого кредитора к должнику. Взыскание производится судом в пользу предъявившего требование конкурсного кредитора (уполномоченного органа) в размере причиненных должнику убытков, но не более суммы требования кредитора (уполномоченного органа), установленного в рамках прекращенного дела о банкротстве либо требования уполномоченного органа, указанного в возвращенном ему заявлении о признании должника банкротом (п. 4 ст. 61.20Закона о банкротстве, абз. второй п. 69 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 53). Это заявление рассматривается арбитражным судом, возвратившим заявление о признании должника банкротом или прекратившим производство по делу о банкротстве (п. 5 ст. 61.20 Закона о банкротстве).

Также из п. 6 ст. 61.20 Закона о банкротстве следует, что если лицо было привлечено к ответственности по основаниям, предусмотренным ст.ст. 61.11 – 61.13 того же Закона, то требование о взыскании убытков может быть предъявлено ему только в части, не покрытой размером субсидиарной ответственности.

Как разъяснено в абз. втором п. 68 и абз. втором п. 69 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 53, срок исковой давности по требованиям о взыскании убытков исчисляется с момента, когда должник, например, в лице нового директора, не связанного (прямо или опосредованно) с допустившим нарушение директором, или арбитражного управляющего, утвержденного после прекращения полномочий допустившего нарушение директора, получил реальную возможность узнать о допущенном бывшим директором нарушении либо когда о нарушении узнал или должен был узнать не связанный (прямо или опосредованно) с привлекаемым к ответственности директором участник (учредитель), имевший возможность прекратить полномочия директора, допустившего нарушение. При этом течение срока исковой давности не может начаться ранее дня, когда названные лица узнали или должны были узнать о том, кто является надлежащим ответчиком, например, фактическим директором (ст. 200 ГК РФ).

Также должник и его участники могут обратиться с иском о возмещении убытков к руководителю должника, членам его органов управления, лицам, определяющим его действия после возврата судом заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом либо прекращения производства по делу о банкротстве в общеисковом порядке в пределах оставшегося срока исковой давности (п. 53 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”). После внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ и завершения конкурсного производства (п. 4 ст. 149Закона о банкротстве) должник и его участники не могут обратиться с таким иском, поскольку юридическое лицо считается прекратившим свою деятельность (п. 3 ст. 49, п. 9 ст. 63 ГК РФ, п. 6 ст. 22 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей”), а участники юридического лица обращаются с заявлением о возмещении причиненных ему убытков руководителем, членами его органов управления, лицами, определяющими его действия, действуя от имени и в интересах юридического лица (п. 1 ст. 53.1, абз. пятый п. 1 ст. 65.2 ГК РФ).

*(1) Положения ст. 61.20 Закона о банкротстве применяются к заявлениям о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в случае, если определение о завершении или прекращении процедуры конкурсного производства в отношении таких должников либо определение о возврате заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом вынесены после 01.09.2017 (п. 4 ст. 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ).

ВС сформулировал правила взыскания убытков с арбитражных управляющих

Москва. 2 ноября. INTERFAX.RU – Желание Сбербанка наказать арбитражных управляющих за оставшиеся в силе сомнительные сделки дало возможность Верховному суду сказать новое слово в толковании законодательства о банкротстве. Он дал подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала мотивы своего решения по делу “Сбербанк против арбитражных управляющих Богинской и Прохоренко”. “Хочется просто поаплодировать Верховному суду за это определение”, – заявил “Интерфаксу” старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин. По его словам, ВС затронул в этом документе много нюансов правоприменения: и исчисление сроков исковой давности, и обоснование размера убытков, и распределение ответственности за совместно причиненный вред, и преюдициальную силу судебных актов по обособленным смежным делам, и механизм удовлетворения требований конкурсных кредиторов, и правила распределения денежных средств.

“Это дело отражает текущий подход ВС РФ к детальному рассмотрению споров с участием арбитражных управляющих. Он как бы намекает судам первых трех инстанций, что пора прекратить заниматься судейской профанацией и вспомнить о реальных задачах судопроизводства”, – говорит И.Сорокин. Мнение о большом значении этого дела для судебной практики разделяет адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. “Нечасто встречаются ситуации, когда ВС подвергает критике все судебные акты нижестоящих инстанций. Теперь предстоит начать дело фактически с чистого листа, но уже с учетом подробных указаний”, – сказал он “Интерфаксу”.

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки. Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО “Агис Сталь” Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО “Муромэнергомаш”. Эта сделка была сомнительной: пакет ушел за 4,54 млн рублей, хотя ООО “ФинЭкспертиза-Оценка” оценивало его стоимость в 1,127 млрд рублей (следующий конкурсный управляющий все-таки опротестовал ее, но ему отказали из-за пропуска исковой давности – ИФ).

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. “Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права”, – говорится в определении.

Читать еще:  Смогу ли я вернуть деньги за курс обучения маникюру?

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро “Падва и Эпштейн” Татьяна Манакова. Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий. “Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов”, – сказала Ю.Боброва.

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС. “Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности”, – говорится в документе. В этом случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности, указали судьи ВС.

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро “Деловой фарватер” Роман Терехин. “Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании”, – предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС. В нем говорится, что надо было “установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу”. К.Ермоленко называет это положение документа “наиболее примечательным”.

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок – ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.

Новые разъяснения ВС РФ о взыскании убытков с директоров, учредителей , иных контролирующих лиц, если у фирмы нет денег

Пленум ВС РФ в постановлении от 21.12.2017 года, при разъяснении вопросов, связанных с привлечением к ответственности при банкротстве контролирующих лиц должника, определил новый термин «объективное банкротство».

Указано, что учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов (далее – объективное банкротство).

Судом разъяснен вопрос о соотношении ответственности номинальных и фактических членов органов должника, касающиеся привлечения их к субсидиарной ответственности.

При наличии признаков банкротства, для исключения ответственности руководителю можно составить экономически обоснованный план и его наличие и попытки реализации, «спасут» руководителя, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Разъясняет суд и необходимость причинно-следственных связей.

Под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов (статья 61.11 Закона о банкротстве) следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы.

Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством.

Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (“фирмой-однодневкой” и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

Поскольку деятельность юридического лица опосредуется множеством сделок и иных операций, по общему правилу, не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя инициированная контролирующим лицом сделка (операция), которая привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения – появлению признаков объективного банкротства. Суду надлежит исследовать совокупность сделок и других операций, совершенных под влиянием контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц), способствовавших возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в стадию объективного банкротства.

Доказательствами могу быть: материалы проведенных в отношении должника или его контрагентов мероприятий налогового контроля, документы, полученные в ходе производства по делам об административных правонарушениях и уголовным делам, могут быть использованы в качестве средств доказывания фактических обстоятельств, на которые ссылается заявитель, предъявивший требование о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности. Такие материалы не имеют для суда заранее установленной силы и подлежат оценке наряду с другими доказательствами.

Условие не привлечения к ответственности.

Суд указал, что контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов. Контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиям и и т.п.).

Если необходимой причиной объективного банкротства явились сделка или ряд сделок, по которым выгоду извлекло третье лицо, признанное контролирующим должника исходя из презумпции, закрепленной в подпункте 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве, такой контролирующий выгодоприобретатель несет субсидиарную ответственность, предусмотренную статьей 61.11 Закона о банкротстве, солидарно с руководителем должника (абзац первый статьи 1080 ГК РФ).

Применяя при разрешении споров о привлечении к субсидиарной ответственности презумпции, связанные с непередачей, сокрытием, утратой или искажением документации (подпункты 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве), необходимо учитывать следующее.

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Могут быть привлечены к субсидиарной ответственности солидарно и лица, не признанные контролирующими должника, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

Что делать, когда денег нет на проведение процедур банкротства?

В этом случае при прекращении производства по делу о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства) заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности, если задолженность перед ним подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона.

Заявления подаются не ранее введения первой процедуры банкротства или возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом, прекращения производства по делу о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом..

Можно привлечь контролирующее лицом по иным основаниям, а именно по корпоративным, но только со дня введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства. По общим правилам подать такое заявление возможно только самому должнику, при причинении ему убытков, но так как имеется дело о банкротстве, то правом на предъявление от имени должника требования о возмещении убытков, причиненных должнику членами его органов и лицами, определяющими действия должника (далее – директор), по корпоративным основаниям (статья 53.1 ГК РФ, статья 71 Закона об акционерных обществах, статья 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) наделяются конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, работники должника, в том числе бывшие, их представитель. Соответствующее требование подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector