Как взыскать с родственников сумму упущенной возможности?
Garant-agency.ru

Юридический портал

Как взыскать с родственников сумму упущенной возможности?

Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).

“Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер”, – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”; далее – Постановление № 7). В качестве примера “других доказательств” возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

Судебная практика по рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала “Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства” в “Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки” интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ “О защите конкуренции”). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с “дочкой” ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим “неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений”. И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО “Бюро присяжных поверенных “Фрейтак и Сыновья” Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

Подобное расхождение в подходах наблюдается и в актах судов нижестоящих инстанций. Например, по делу о досрочном расторжении договора в связи с нарушением сроков выполнения работ суд иск удовлетворил. Истец заключил с ответчиком договор, согласно которому последний обязался произвести работы по изготовлению и установке рекламных конструкций. В срок работа выполнена не была, поэтому заказчик досрочно расторгнул договор и обратился сначала с претензией к исполнителю, а затем и в суд с требованием взыскать с него неотработанный аванс, штраф за просрочку исполнения обязательства, а также возместить понесенные убытки. Действуя добросовестно, истец систематически производил плату администрации округа за размещение рекламных конструкций на территории округа. Поэтому размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из оплаты права на размещение конструкций и стоимости ежеквартального платежа по каждой из них. Суд отметил, что истец, являющийся коммерческой организацией, рассчитывал путем размещения рекламных конструкций привлечь потенциальных клиентов с целью получения прибыли и, следовательно, покрыть понесенные расходы. А поскольку ответчик свои обязательства нарушил, эта цель достигнута не была. В связи с этим суд признал наличие причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком своих обязательств по договору и наличием у истца убытков и взыскал требуемую истцом сумму в полном объеме (решение Арбитражного суда Московской области от 27 июля 2016 г. по делу № А41-57142/15).

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. “В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды”, – добавляет Ильяс Янбаев.

Стало ли взыскание упущенной выгоды более популярным способом защиты?

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. “Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков”, – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Читать еще:  Как должна гос компания оплачивать аренду нежилого помещения?

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.

Как правильно взыскать убытки с учетом существующей судебной практики

Краткое содержание:

Юристы жалуются на отсутствие внятных критериев определения размера убытков

Казалось бы за последнее время практика наших судов по делам о взыскании убытков стала более благоприятной для взыскателей. Но тем не менее юристы продолжают жаловаться на завышенный стандарт доказывания причинно-следственной связи и на отсутствие внятных критериев определения размера убытков. Также имеется существенная специфика при взыскании убытков с органов юрлица.

Методы доказывания и виды убытков

Как многие знают, что убытки могут быть материальными и моральными (моральный вред), номинальными и реальными, прямыми и косвенными.

Для привлечения лица к ответственности в виде возмещения убытков необходимо доказать:

наличие убытков и их размер;

противоправное поведение, повлекшее причинение вреда;

причинную связь между противоправностью поведения и наступившими убытками (№ А 40-49046/11).

Мнение юристов

Руководитель отдела банкротств ЮФ “Консалт” Сорокины и Партнеры, старший юрист
Ирина Зорина считает: – «Наличие того или иного элемента является оценочным понятием. Это остается основной проблемой. При рассмотрении вопроса о взыскании убытков суд может принимать во внимание степень предвидимости убытков для ответчика, разумность мер, предпринятых виновной стороной для предотвращения убытков, поведение самого истца, способствовавшего или не препятствовавшего причинению убытков, и тому подобные субъективные обстоятельства».

Другой юрист ЮФ Надмитов, Иванов и партнеры Елена Дмитриева полагает, что прежде чем рассчитать размер убытков, необходимо позаботиться о наличии подтверждающей их доказательственной базы.

Елена считает: – “Надежным доказательством послужит первичная документация, обосновывающая исходные данные. К иной документации суды относятся настороженно, могут принять ее лишь в совокупности”.

Например, сам по себе акт сверки не доказывает осуществление хозяйственной операции, так как не является первичным учетным документом, однако может быть принят совместно с иной документацией, содержащей сведения о задолженности должника (№ Ф 05-11573/2019).

Кроме того, можно использовать различные методы расчета ущерба: не только общий анализ представленных заявителем документов, но и экспертизу и об этом неоднократно подчеркивал Верховный суд РФ.

Как известно, в юриспруденции убытки делятся на реальный ущерб и упущенную выгоду.

Реальный ущерб – это расходы, которые лицо понесло или должно будет произвести для восстановления своих нарушенных прав, утрата или повреждение его имущества. Упущенная выгода – это неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (ст. 15 ГК).

Как доказать ущерб

Для доказывания реального ущерба достаточно документального подтверждения. Например, чек за ремонт.

Как считает юрист петербургской корпоративной практики Пепеляев Групп Елена Рыбальченко: – «Доказать размер упущенной выгоды сложнее, так как неполученные доходы носят гипотетический характер. При определении размера упущенной выгоды суды учитывают меры, предпринятые лицом для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления».
Руководитель практики банкротства ООО Митра Антон Томилин говорит, что «Имеется практика установления размера упущенной выгоды с помощью назначения судебной экспертизы. Целесообразно использовать экспертизу не только для подтверждения суммы убытков, но и причинно-следственной связи между убытками и действиями ответчика».

Взыскатель упущенной выгоды должен доказать, что возможность получения им доходов действительно существовала, но только действия ответчика стали препятствием для этого (№ 305-ЭС 16-18600, № А 56-39362/2017, № А 56-8167/2019).

Судебная практика по взысканию убытков

Суд вправе переквалифицировать заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности на заявление о взыскании убытков (№ 305-ЭС 18-15540). У лица, пострадавшего от двойной продажи, появилась возможность предъявить деликтный иск к самому первому продавцу, если пострадавший не получил возмещения от своего контрагента (№ 303-ЭС 16-19319). Стало реальным подать заявление о возмещении внедоговорного вреда к лицу, действия (бездействие) которого с очевидностью способствовали нарушению абсолютного права покупателя и возникновению у него убытков (№ 306-ЭС 17-18368). А решения участников об одобрении сделок теперь не снимают с директора ответственность за исполнение убыточных сделок (№ 305-ЭС 19-8975).

Неслучайно эксперт юрфирмы Инмар Ксения Рубец отметила расширение возможности доказывания причинно-следственной связи между действиями нарушителя и возникшими убытками. Теперь допустимыми доказательствами являются заверенные участвующими в деле лицами скриншоты с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения (п. 55 Постановления Пленума ВС от 23.04.2019 года № 10). Взаимодействие сторон в мессенджерах, даже если такой способ связи не закреплен в договоре, признается судом исполнением договора при условии подтверждения статуса лица, ведущего переписку (№ А 51-9793/2019).

Эксперт практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов считает, что «Тренд последнего времени – взыскание убытков, рассчитанных абстрактным методом. Он заключается в том, что убытки калькулируются исходя из рыночного показателя обычной затратности действий, направленных на восстановление имущественного положения лица. Пример – договор поставки, при нарушении которого размер убытков может определяться в виде разницы между ценой товаров по договору и их рыночной стоимостью».
Другой юрист КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ильнар Абдулов рассуждает: «Суды задают высокий стандарт доказывания размера убытков. Поэтому сохраняется расхождение между размером удовлетворённых исковых требований и изначально заявленных в иске».

Специфика взыскания убытков с органов юрлица

Взыскание убытков с органов юридического лица урегулировано Постановлением Пленума Высшего арбитражного суда от 30.07.2013 года № 62. Главная проблема взыскания убытков с органов юрлица не в их доказывании в суде, а в последующем исполнении вынесенного решения. Поскольку органами юрлица в российских компаниях в основном являются физлица, их имущественное положение часто не позволяет выплатить присужденные суммы.

Когда истец не может доказать точный размер убытков, суд должен определить его самостоятельно. При этом не совсем понятно, как именно суд будет производить оценку. Получается, истец гарантированно может рассчитывать лишь на возмещения в границах минимальной доказанной суммы.

По мнению партнера, руководителя практики по урегулированию споров с госорганами PwC Legal Раисы Алексахиной, длительное время одной из самых больших проблем судебной практики по взысканию убытков был завышенный стандарт доказывания. «Суды зачастую отказывали во взыскании, казалось бы, очевидных убытков со ссылками на недоказанность размера и отсутствие причинно-следственной связи. С масштабными поправками в ст. 393 ГК, а также принятием Пленумов ВС от 23.06.2015 года № 25 и от 24.03.2016 года № 7 ситуация стала меняться к лучшему», – говорит Алексахина. Например, суды решили, что при угоне у судебного пристава арестованного автомобиля его владелец не может претендовать на возмещение убытков, так как не доказан их размер и причинно-следственная связь. ВС последовательно объяснил, почему казна России отвечает за недобросовестность пристава и в каком размере произошло уменьшение имущества истца (№ 16-КГ 18-53).

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Упущенная выгода статья 15 ГК РФ

Упущенная выгода статья 15 ГК РФ. Взыскание и возмещение упущенной выгоды. Ведение судебных споров о взыскании (возмещении) упущенной выгоды.

В соответствии со ст.12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является возмещение убытков. В силу п.2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимается и упущенная выгода, представляющая собой неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

При этом применении вышеуказанной нормы необходимо учитывать положения п.4 ст.393 ГК РФ, позволяющие фактически дополнить ее содержание и определить условия применения. Так, при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. На наш взгляд, введение подобного условия направлено на исключение недобросовестности кредитора или создания мер по борьбе с нею в случае, когда последний стремиться получить необоснованные доходы за счет должника. Однако именно подобное может быть инструментов защиты ответчика от заявленных к нему требований.

Напомним, что «деление убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду отражает различие в проявлении убытков как имущественных потерь. В первом случае это реально наступающие (физические) потери в имуществе, во втором – потери от неполучения ожидаемых имущественных доходов, которые могли и должны были быть получены при надлежащем исполнении норм гражданского права. Соответственно различным является и круг тех доказательств, которые должно представлять требующее возмещения убытков лицо» (Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. 221 с.).

Учитывая сказанное, можно констатировать, что доказывание в суде требования о возмещении (взыскании) упущенной выгоды является сложным. Т.к. предъявляя подобное требование, истец должен доказать противоправность действий (бездействия) ответчика, факт и размер убытков, а также причинную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

В противном случае можно получить базовый вариант возражений о злоупотреблении правом истцом.

Именно поэтому целесообразно дифференцировать доказательства в зависимости от вида убытков, подлежащих доказыванию и предпринимать дополнительные усилия по обеспечению их допустимости, относимости, достаточности и достоверности.

Также стоит учитывать, что п.11 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” выделил и еще одно условие, подлежащее обязательному выполнению при расчете упущенной выгоды. В соответствии с указанным пунктом постановления пленумов размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Читать еще:  Куда пожаловаться на шум стройки

В 2015 году также в ГК РФ были внесены изменения, которые предусмотрели, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

Таким образом, определение упущенной выгоды возможно только при учете расходов (затрат), возникающих при получении прибыли.

Еще одним элементом, вызывающем необходимость дополнительного внимания при исчислении упущенной выгоды являются «обычные условия гражданского оборота» (п.2 ст.15 ГК РФ). Применяя данную норму права, суды, как правило, ссылаются на стандартное определение, указывая, что под обычными условиями гражданского оборота понимаются типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы (Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010. 423 с.).

По причине отсутствия универсальной или хотя бы частично унифицированной формулы расчета неполученного дохода судебная практика по делам о взыскании упущенной выгоды крайне противоречива.

В связи с тем, что расчет упущенной выгоды, на наш взгляд, всегда носит несколько гипотетический характер, охватывающий возможные обстоятельства будущего, то стоит согласиться с позицией, когда «при предъявлении исковых требований о взыскании упущенной выгоды истцу необходимо представить доказательства реальности ее получения (наличия всех условий для извлечения дохода, проведения приготовлений, достижения договоренностей с контрагентами)» (Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма, Инфра-М, 2010. 464 с.).

Таким образом, расчет упущенной выгоды должен учитывать расходы, могущие возникнуть при получении заявляемых доходов, меры, предпринятые и планируемые меры, направленные на получение прибыли, а также обычные условия гражданского оборота.

Для иллюстрации озвученного, мы приведем наиболее интересные, на наш взгляд, судебные акты, подлежащие учету при составлении расчета упущенной выгоды.

Судебная практика по взысканию и возмещению упущенной выгоды:

1) Указывая на недоказанность размера убытков в виде упущенной выгоды, суды исходили из того, что расчет истца, осуществленный из средней ежедневной прибыли, количества дней простоя торговой точки и содержащий сумму предполагаемого дохода, основан на доказательствах, носящих односторонний характер и справочных документах самого истца. Вследствие того, что сумма упущенной выгоды рассчитана истцом без учета названных требований, достоверность суммы упущенной выгоды и неизбежность получения дохода в заявленном размере не приняты и не признаны судами как доказанные (Определение ВАС РФ от 27.12.2010 N ВАС-17278/10 по делу N А73-7654/2009).

2) Как правильно указал арбитражный апелляционный суд, расчет упущенной выгоды произведен истцом исходя только из полученных доходов, при этом документов, подтверждающих расходы предпринимателя за период, предшествующий пожару в материалах дела не имеется (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.07.2011 по делу N А81-856/2010).

3) Возмещение убытков как мера гражданско-правовой ответственности применяется при наличии совокупности условий, предусмотренных законом. Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер убытков, причинную связь между допущенным правонарушением и возникшими убытками. Недоказанность хотя бы одного из указанных условий является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска о взыскании убытков. Кроме того, ответчик не доказал, что предпринял меры для получения упущенной выгоды в предъявленной сумме и сделал с этой целью приготовления (п.3 ст.393 Гражданского кодекса Российской Федерации). При таких обстоятельствах предпринимателю правомерно отказано во взыскании убытков (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.04.2011 по делу N А45-15233/2010).

4) Как обоснованно указал суд апелляционной инстанции, применительно к убыткам в форме упущенной выгоды, то есть неполученным доходам, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, это лицо должно доказать, что допущенное нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду, и что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве его субъективного представления (Постановление ФАС Западно – Сибирского округа от 03.12.2010 по делу N А70-2556/2010).

5) Арбитражный суд отклонил ссылку истца на предварительный договор N Р-11 от 29.09.2007, заключенный ИП Бойко А.Г. и ИП Орловым В.Н., и предложение ИП Орлова В.Н. от 01.07.2009 о заключении договора на размещение наружной рекламы, как на доказательства наличия убытков и их размера, обоснованно указав, что в силу ст.429 Гражданского кодекса Российской Федерации предварительный договор порождает только обязательство заключить основной договор в будущем, не порождает имущественных (денежных) обязательств, в силу чего, не может служит бесспорным доказательством наличия у лица реальной возможности для получения выгоды (Постановление ФАС Западно – Сибирского округа от 18.06.2010 по делу N А03-10626/2009).

6) Установив наличие убытков, а также причинно-следственную связь между их возникновением и действиями ответчика, выразившимися в неправомерном прекращении исполнения Государственного контракта, нарушении государственной дисциплины, предусмотренной Федеральным законом от 21.07.2005 N 94 ФЗ, суд обоснованно, с учетом размеров дохода, который мог бы получить истец при действии Государственного контракта, пришел к выводу об удовлетворении иска в части взыскания убытков (Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2010 N КГ-А40/4465-10 по делу N А40-63161/09-135-516).

7) Сумма убытков в виде упущенной выгоды должна быть определена исходя из размера дохода, который мог бы получить истец при нормальном обороте ценных бумаг, то есть размер упущенной выгоды должен определяться обычными условиями гражданского оборота и реально предпринятыми мерами для ее получения. При новом рассмотрении суду было предложено установить размер упущенной выгоды исходя из размера дохода, который мог бы получить истец в случае нормального оборота ценных бумаг, какие меры предпринимались истцом для уменьшения убытков, причинную связь между действиями ответчика и возникшими в связи с этим убытками в виде упущенной выгоды (п.10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 января 2002 г. N 67 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами»).

8) ИП Гинзбург Н. Г. обратилась в суд с иском к РОСИНКАС Банка России о взыскании упущенной выгоды в размере 3284498,53 руб. Решением арбитражного суда установлена ответственность ответчика за ненадлежащее исполнение договора об охране ценностей в магазине ювелирных украшений истца посредством пульта централизованного наблюдения. Взыскана упущенаня выгода (решение АС Еврейской автономной области по делу № А16-1558/2017).

9) Между ювелирным заводом и добытчиком сырья был заключен договор поставки сырья для дальнейшего производства ювелирных изделий и их продаже третьему лицу – покупателю. Поставщик янтаря-сырца осуществил первую поставку по условиям договора, а затем прекратил поставку, направив письмо о повышении цен на сырье. Ювелирный завод потребовал возврата денежных средств, деньги частично были частично ему возвращены. Ювелирный завод обратился с иском к поставщику о взыскании недополученных денежных средств, процентов, убытков (как реального ущерба, так и упущенной выгоды). Подробнее по ссылке на нашем сайте.

И немного видео про упущенную выгоду.

Как взыскать с родственников сумму упущенной возможности?

Опция доступна для Челябинского и Саратовского регионов

Опытный юрист перезвонит вам, чтобы обсудить вашу задачу.

Беседа с юристом БЕСПЛАТНА, не является консультацией, длится до 10 минут

Отправляя эту форму, вы даете согласие на обработку персональных данных в соответствии с нашей политикой конфиденциальности

Согласен на обработку персональных данных в соответствии с Соглашением

Услуги и цены

Юридическая помощь в судах

Юридические услуги по недвижимости и земле

Юридические услуги бизнесу

Консультации

Услуги кадастровых инженеров

Дистанционные услуги

К автору любого материала на сайте можно записаться на личную консультацию
Телефон для записи:

(351) 233-50-35

Статьи
Новости
Советы юриста

Люди по-разному реагируют, узнав о своем участии в судебном процессе в этом качестве. Кто-то не обращ.

С января 2011 года кассационная инстанция стала третьей инстанцией в судах общей юрисдикции по граждан.

Многих арендодателей заботит вопрос, что делать с арендаторами, оставляющими после себя в съемной ква.

Подготовка иска – это работа для юриста. От качества этого документа на 50% зависит успех дела. Однако, есл.

Люди, которым приходится впервые столкнуться с судебным процессом, часто боятся идти в суд. И не удив.

Во-первых, не впадать в панику. 30-40% дел проигрывается истцами. Во-вторы.

Юридическая помощь по взысканию убытков

подготовка исков, представительство в суде

Цены на услуги ЗДЕСЬ

24 марта 2016 года Пленум Верховного Суда выпустил новые разъяснения по вопросам о применении законодательства об обязательствах (Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 №7).

Напомню, что в последние годы полным ходом движется реформа гражданского законодательства. Федеральным законом от 08.03.2015 №42-ФЗ были внесены очередные масштабные изменения в ГК РФ, вступившие в силу 01.06.2015г. Теперь, почти год спустя, ВС РФ решил разъяснить новые положения.

Постановление Пленума содержит множество важных толкований, так же, как и сам закон содержит множество важных новшеств, однако, наиболее интересными мне показались позиции Верховного Суда по вопросам взыскания упущенной выгоды.

Судебная практика свидетельствует о том, что взыскать упущенную выгоду крайне сложно. С уды мотивировали свои отказы как отсутствием доказанной причинно-следственной связи между нарушением права и убытками, так и отсутствием возможности достоверно определить размер упущенной выгоды.

И действительно, всегда очень трудно доказать, что при отсутствии нарушения права истец гарантированно получил бы определенный доход, ведь всегда возможно наступление и иных обстоят ельств, препятствующих получению прибыли. Таким образом, норма о взыскании упущенной выгоды оставалась фактически «мертворожденной».

В новом Постановлении ВС РФ попытался устранить данную проблему правоприменительной практики, указав следующее:

1. « … в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.

Например, если заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено.

Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором» (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24.04.2016 №7).

Таким образом, Верховный Суд предлагает обосновывать размер упущенной выгоды не только объемом уже заключенных контрактов, которые с высокой вероятностью могли принести доход при отсутствии нарушения права, но и просто обычным размером выгоды, извлекаемой кредитором в процессе хозяйственной деятельности, ко торая по вине должника была нарушена. Полагаю, что появление такой позиции в документах, выпущенных Верховным Судом, может серьезно изменить практику по названной проблеме.

Читать еще:  Какова ответственность предприятия, если в лицензии отсутствует вид деятельности?

2. Верховный Суд напомнил судам о положениях п.5 ст. 393 ГК РФ, внесенных тем же законом от 08.03.2015 №42-ФЗ, в со ответствии с которыми размер убытков в целях их взыскания должен определяться не с точностью до копейки, а с разумной степенью достоверности. Указанная норма является крайне важной в тех случаях, когда сложно точно рассчитать размер убытков, в частности, для рассмотрения иско в о взыскании упущенной выгоды.

Более того, даже невозможность определить размер убытков с разумной степенью достоверности не должна становиться препятствием ко взысканию убытков. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п. 5 ст. 393 ГК РФ, п. 4 Постановления Пленума). Однако, как именно и на основании каких документов суд должен определять размер убытков, «исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности» по-прежнему не понятно. Полагаю, что данная норма, будучи принцип и ально новой для нашей правоприменительной пра ктики, требует не пустого ее повторения в Постановлении Пленума, а детального разъяснения на примерах конкретных ситуаций.

3. Крайне важным можно назвать разъяснения по вопросу об установлении причинно-следственной связи между причинением вреда и возникшими убытками. Суд указал, что:

«Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лише н возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков» (п. 5 Постановления Пленума).

Таким образом, Верховный Суд отсек разнообразные доводы умозрительного характера о том, что, якобы, возникновение убытков могло быть следствием и иных причин.

В дополн ение хочется отметить, что все разъяснения о взыскании упущенной выгоды, данные в названном Постановлении Пленума, относятся, прежде всего, к убыткам, вызванным ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 393 ГК РФ). Однако, можно предположить, что рассмотренные позиции ВС РФ будут применяться и к иным случаям взыскания убытков.

Запишитесь на юридическую консультацию по взысканию упущенной выгоды

Цены на консультации ЗДЕСЬ

Как взыскать с родственников сумму упущенной возможности?

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о рассмотрении судами исков о взыскании упущенной выгоды

I. Основные положения о рассмотрении судами исков о взыскании упущенной выгоды

В соответствии со ст.15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, в том числе и неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, возмещение убытков в виде упущенной выгоды – это мера гражданско-правовой ответственности. Поэтому ее применение возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотренных законом. Ответственность за такие убытки наступает при наличии следующих условий:

а) неправомерность действий ответчика;

б) наличие реального ущерба (расходы, понесенные или необходимые в будущем для восстановления нарушенного права потерпевшей стороной в связи с нарушением ее прав) и (или) упущенной выгоды (неполученные доходы);

в) причинная связь между неправомерными действиями и наступившим вредом (убытками);

г) виновность ответчика.

Отсутствие хотя бы одного из перечисленных обстоятельств не влечет за собой взыскание убытков.

Пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” разъясняет, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

При определении размера упущенной выгоды первостепенное значение имеет определение достоверности тех доходов, которые потерпевшее лицо предполагало получить при обычных условиях гражданского оборота.

Согласно ст.65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец должен доказать то, что ответчик не исполнил или ненадлежащим образом исполнил договорные обязательства, нарушил его права, а также возможность получения истцом доходов в заявленном размере при обычных условиях гражданского оборота (наличие упущенной выгоды, причинно-следственную связь, размер доходов).

Бремя доказывания наличия и размера упущенной выгоды лежит на истце, который должен доказать, что он мог и должен был получить определенные доходы, и только неправомерные действия ответчика стали единственной причиной, лишившей его возможности получить прибыль.

II. Выводы судов по спорным вопросам о взыскании упущенной выгоды

1. Суд удовлетворил иск о взыскании упущенной выгоды

1. Суд удовлетворил иск о взыскании упущенной выгоды

1.1. Постановление Президиума ВАС РФ от 21.05.2013 по делу N А60-53822/2011

Исковые требования:

Общество 1 (истец) обратилось в суд с иском о взыскании с Общества 2 (ответчик) упущенной выгоды.

Решение суда:

Суд отменил постановление кассационной инстанции и удовлетворил заявленные истцом требования.

Позиция суда:

Как установил суд, из материалов дела усматривается, что спорные отношения, связанные с использованием помещения, возникли между обществами ранее обращения арендодателя в арбитражный суд с иском об обязании освободить помещение и настоящим иском.

Общество 1 с 2008 года предпринимало действия по увеличению размера арендной платы, в результате которых между сторонами были подписаны дополнительные соглашения. Общество 2, не соглашаясь с повышением арендной платы, обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с арендодателя излишне уплаченной суммы арендных платежей. Решением Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-25706/2010 дополнительные соглашения признаны незаключенными, ввиду чего повышения арендной платы за пользование спорным помещением так и не произошло.

Указанное свидетельствует о желании Общества 1 как собственника недвижимого имущества заключить договор аренды на более выгодных условиях, с учетом действующих рыночных ставок за пользование недвижимым имуществом.

Лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно документально подтвердить совершение им конкретных действий, направленных на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением.

Заключение Обществом 1 после возврата спорного помещения основного договора аренды с банком подтверждает, что предварительный договор подписывался сторонами не как мнимая сделка, направленная на взыскание с Общества 2 в последующем убытков, а как реальный договор, заключенный для получения арендодателем прибыли от использования своего имущества.

Согласно п.11 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен понести, если бы обязательство было исполнено.

Надлежащих доказательств завышения суммы убытков, заявленных к взысканию, или несоответствия ставки арендной платы, используемой арендодателем при расчете упущенной выгоды, рыночной, в ходе рассмотрения спора ответчиком не представлено.

Таким образом, условия, необходимые для применения меры ответственности к арендатору в виде возмещения убытков (противоправность, убытки, причинная связь), в настоящем деле присутствуют в полном объеме, установлена и вина арендатора.

1.2. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2013 по делу N А73-9779/2012

Исковые требования:

Открытое акционерное общество (истец) обратилось в суд с иском о взыскании с закрытому акционерного общества (ответчик) упущенной выгоды за февраль, июнь, июль и август 2012 года.

Решение суда:

Суд удовлетворил заявленные обществом требования.

Позиция суда:

Суд апелляционной инстанции признает обоснованным применение истцом для определения размера убытков Временной методики определения размера ущерба (приложение к Письму Госарбитража СССР от 28.12.90 N С-12/НА-225). Указанная методика при определении убытков при уменьшении объема производства включает в состав убытков как неполученную прибыль, которая рассчитывается как разница между ценой и полной плановой себестоимостью единицы работ, умноженной на количество не произведенных по вине контрагента работ, так и увеличение условно-постоянных расходов в себестоимости продукции. При этом условно-постоянные затраты, в частности, расходы на техническое обслуживание и ремонт оборудования, арендная плата, общепроизводственные и общехозяйственные расходы, по смыслу ч.2 ст.15 ГК РФ упущенной выгодой не являются.

Согласно п.1 Временной методики определения размера ущерба (приложение к Письму Госарбитража СССР от 28.12.90 N С-12/НА-225), настоящая Методика предназначена для определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров, заключенных между предприятиями и организациями.

Применение истцом такого подхода при определении размера упущенной выгоды соответствует рекомендациям, данным в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, согласно которым размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что истец предпринял необходимый комплекс мер, направленных на получение прибыли от реализации продукции восьми наименований в феврале, июне, июле и августе 2012 года.

Как установил суд, имеющихся по состоянию на 01.03.2012 запасов произведенной продукции было более чем достаточно для покрытия ежемесячной поставки в адрес ответчика. При этом в соответствии с п.1.3 договоров поставки поставщик поставляет покупателю продукцию в соответствии с предварительными заказами покупателя, то есть обязанность по совершению активных действий по закупке продукции изначально лежит именно на ответчике (предварительное размещение заказа).

Поскольку стороны согласовали в п.3.2 договоров поставки передачу продукции с остаточным сроком годности не менее 80%, то истец, обоснованно не желая накапливать объемы продукции с истекающими ОСГ, разумно снизил объемы производства, но сохранил производственные мощности для производства всего объема продукции по Соглашениям по первому требованию ответчика (сохранил штат, оплачивал содержание производственных помещений, электроэнергию, др.).

Таким образом, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что истец совершил все необходимые приготовления к получению прибыли (продолжил финансирование производственных мощностей; закупил сырье и материалы для производства продукции восьми наименований; заключил договоры на будущие поставки сырья и материалов) и тем самым создал реальную возможность надлежащего исполнения договорных обязательств продавца в разумные сроки по заказу ответчика. Однако таких заказов от ответчика в феврале, июне, июле и августе (а равно и в последующем) не поступало.

1.3. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2013 по делу N А73-9779/2012

Исковые требования:

Индивидуальный предприниматель (истец) обратился в суд к обществу с ограниченной ответственностью (ответчик) с иском о взыскании 1128732,21 рублей упущенной выгоды от недополученного урожая, 118840 рублей – процентов по кредиту за время вынужденного простоя трактора.

Решение суда:

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector