Как взыскать с недобросовестной гражданки общественные деньги?
Garant-agency.ru

Юридический портал

Как взыскать с недобросовестной гражданки общественные деньги?

Привлечение недобросовестного должника к уголовной ответственности

Неисполнение обязательств иногда имеет объективные причины. Но если такая ситуация должником создается искусственно или же он просто умышленно не исполняет обязательств, то самое время вспомнить о соответствующих статьях Уголовного кодекса. Разберемся, когда недобросовестную сторону договора можно привлечь к уголовной ответственности.

Прямой умысел

Отсутствие возможности или попросту нежелание должника исполнять принятые на себя обязательства приводит к нарушению прав и интересов кредиторов. Направляемые в адрес должников претензии в большинстве случаев остаются без ответа либо должники дают обещания, которые не исполняют. Взыскание долга в судебном порядке само по себе права кредитора в имущественной сфере не восстанавливает. Важное значение имеет фактическое исполнение судебного решения, вынесенного в его пользу.

Довольно часто у должника нет денежных средств на счетах в банке, а также отсутствует какое бы то ни было имущество, на которое можно обратить взыскание для удовлетворения имущественных притязаний кредитора. Исполнительное производство в этом случае подлежит прекращению по данному основанию. При этом недобросовестные должники остаются безнаказанными.

Однако многие действия недобросовестных должников можно квалифицировать как мошенничество, за которое предусмотрена уголовная ответственность. Согласно разъяснениям ВС РФ, изложенным в абз. 2 п. 3 Постановления от 27.12.2007 N 51, в качестве злоупотребления доверием действия лица нужно квалифицировать и в том случае, когда оно принимает на себя те или иные обязательства в отсутствие у него намерения такие обязательства выполнять в целях безвозмездного обращения в свою пользу чужого имущества или права на него (в данном случае – безвозмездное приобретение права аренды недвижимого имущества), его действия являются злоупотреблением доверием, которое, в свою очередь, является квалифицирующим признаком уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ.

В силу указанной правовой нормы мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, наказывается штрафом в размере до 120 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года, либо обязательными работами на срок до 360 ч, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо ограничением свободы на срок до 2 лет, либо принудительными работами на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 4 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Во второй, третьей и четвертой частях данной статьи предусматривается более суровое уголовное наказание за совершение мошенничества группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину; за мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере.

Как указал Московский городской суд в Определении от 05.09.2011 по делу N 22-10912, мошенничество может быть совершено только с прямым умыслом, а обязательным признаком субъективной стороны является корыстная цель.

Ни денег, ни обязательств

Рассмотрим несколько дел, где недобросовестные участники гражданского оборота принимали на себя договорные обязательства, а затем уклонялись от их исполнения, что в итоге привело к осуждению виновных лиц по ст. 159 УК РФ.

Директор общества заключал договоры на предоставление туристических поездок в разные страны. Получив от клиентов предоплату, свои обязательства он перед ними не выполнял, выплаченные ему средства не возвращал, прекращая с ними общение как по телефону, так и лично. Таким образом, под видом легальных гражданско-правовых сделок он мошенническим путем присваивал себе деньги.

Тот факт, что он заключал договоры и выдавал документы об оплате туров, не повлиял на квалификацию его преступных действий как мошеннических, поскольку полученные средства он не направлял на исполнение принятых на себя обязательств, не производил действия, свидетельствующие о его действительном намерении выполнить свои обязательства перед потерпевшими. За совершенные преступления ему было назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима (Кассационное определение Московского городского суда от 21.03.2011 по делу N 22-3237).

Директор общества подписывал договоры на приобретение водно-моторной техники. Получая от клиентов деньги, он должен был на них приобретать технику для последующей передачи им в счет исполнения обязательств, однако никаких действий, направленных на приобретение товаров, он не совершал. Это, по мнению суда, свидетельствует о наличии у него прямого умысла на противоправное завладение чужим имуществом под видом законных гражданско-правовых сделок.

Доводы подсудимого о том, что он лично не встречался с покупателями, договоры приносили ему на подпись, а зачастую заключались в магазине, где имелись бланки договоров с печатью и его подписью, которые заполнялись продавцами, суд отклонил как безосновательные. По совокупности преступлений ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет и 6 месяцев (Кассационное определение Ленинградского областного суда от 09.12.2010 N 22-2164/10).

Руководитель общества заключал договоры с гражданами на изготовление и поставку кухонной мебели. Получая от них деньги, он, используя свое должностное положение руководителя, не зачислял их на расчетный счет, не вносил в кассу и не передавал изготовителю мебели, а присваивал. Клиентам же сообщал, что свои обязательства он выполнил, а просрочка вызвана действиями завода-изготовителя. За совершенные преступления он был осужден, наказание назначено в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в колонии общего режима (Кассационное определение Московского городского суда от 20.07.2011 по делу N 22-8386/11).

Как видно из приведенных примеров, принятие на себя договорных обязательств и их неисполнение можно квалифицировать как мошеннические действия, если преступник получил от клиента деньги и не предпринимал никаких действий, направленных на исполнение своих обязательств, свидетельствующих далее о наличии у него намерения их исполнять, не возвращая при этом полученные деньги (Кассационное определение Московского городского суда от 22.08.2011 по делу N 22-5327).

Злостное уклонение

Помимо мошенничества существует и другой состав преступления, за совершение которого недобросовестный должник может быть привлечен к уголовной ответственности.

Согласно ст. 177 УК РФ злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо принудительными работами на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей 1 млн. 500 тыс. руб., особо крупным – 6 млн. руб. (примеч. к ст. 169 УК РФ).

Предметом данного преступления является кредиторская задолженность, то есть денежные средства. Данная задолженность может возникнуть как в результате кредитного, так и любого иного гражданско-правового договора (Кассационное определение Московского областного суда от 20.07.2010 по делу N 22-4481).

Злостность как признак состава преступления носит оценочный характер и не раскрывается в уголовном законе. Судебная практика характеризует злостность наличием обстоятельств, свидетельствующих о нежелании должника выполнять решение суда при наличии у него такой возможности (Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 10.02.2011 N 22-502).

Должник должен быть ознакомлен под роспись с постановлением о возбуждении исполнительного производства, а также он должен быть предупрежден об уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ. В этом случае его поведение можно квалифицировать как злостное уклонение от исполнения судебного акта (Кассационное определение Московского городского суда от 16.11.2011 N 22-14017).

Не выплачивают, скрывают, препятствуют.

Показательная подборка примеров злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности приведена в Методических рекомендациях по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности), утв. ФССП:

– имея в наличии или на банковском счете денежные средства, позволяющие погасить кредиторскую задолженность полностью либо частично, умышленно не выплачивал (не перечислял) их кредитору (Приговор Саяногорского городского суда Республики Хакасия от 02.09.2010 в отношении Меньшиковой Р.И.);

– умышленно скрывал от судебного пристава-исполнителя факт открытия нового расчетного счета в кредитной организации (Приговор Большесосновского районного суда Пермского края от 21.08.2009 в отношении Идрисова Р.К.);

– имея в личной (долевой) собственности имущество и предметы (за исключением перечня, определенного ст. 446 ГПК РФ), совершал сделки по отчуждению этого имущества, а полученные за него денежные средства не передал кредитору в погашение задолженности, скрыл или использовал в иных целях по собственному усмотрению (Приговор Армавирского городского суда Краснодарского края от 07.07.2009 в отношении Лютарь Ф.В.);

– имея дополнительные источники дохода, скрывал их либо представлял судебному приставу-исполнителю заведомо ложные сведения о своих доходах, имуществе (Приговор Приморско-Ахтарского районного суда Краснодарского края от 15.12.2009 в отношении Мороз В.Ю.);

– занимаясь предпринимательской деятельностью, производил кредитные операции (оформлял кредитные договоры и получал по ним денежные средства, рассчитывался с иными кредиторами, выступал в качестве кредитора, уступал права требования по долгам, то есть заключал договоры цессии, и т.д.) (Приговор Сорочинского районного суда Оренбургской области от 21.05.2009 в отношении Стукаловой Т.В.);

– по неуважительным причинам не являлся по вызовам судебного пристава-исполнителя, осуществляющего принудительное исполнение судебного акта о взыскании кредиторской задолженности, препятствовал совершению исполнительных действий (Приговор Мегионского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 13.08.2009 в отношении Макарова А.А.);

– в целях создания препятствий к обеспечению возможности взыскания кредиторской задолженности, не ставя в известность судебного пристава-исполнителя, изменял место жительства или место работы (Приговор Алапаевского городского суда Свердловской области от 30.12.2009 в отношении Лукашевич Т.Г.).

Знает, но не исполняет

Если руководитель должника, получивший требование об исполнении исполнительного документа, его не исполняет и препятствует его исполнению, он может быть привлечен к уголовной ответственности.

Так, в одном деле суд назначил осужденному штраф в размере 100 тыс. руб. за то, что он, выполняя в организации-должнике организационно-распорядительные функции, зная о вступлении в законную силу решения суда о взыскании денежных средств с должника и не желая его исполнения, совершил активные, целенаправленные действия, направленные на то, чтобы сделать исполнение решения суда затруднительным либо невозможным, то есть воспрепятствовал исполнению вступившего в законную силу решения суда.

Для этого осужденный предоставил денежные средства некоммерческому партнерству по договору займа, заключение которого не имело для должника коммерческой выгоды и не являлось для него необходимым. Кроме того, осужденный производил выплаты с расчетного счета должника, не связанные с исполнением судебного акта, не соблюдая при этом очередность, предусмотренную ст. 850 ГК РФ. Оставшаяся же на счете сумма была недостаточна для удовлетворения всех требований, содержащихся в исполнительном документе.

Осужденный также не предпринимал никаких мер по возврату суммы займа, переданной некоммерческому партнерству. Суд посчитал состав преступления в его действиях доказанным (Определение Ленинградского областного суда от 22.04.2010 N 22-681/2010).

Необходимо действовать!

Что же делать участникам гражданского оборота, пострадавшим от недобросовестных действий? Им для полной, своевременной и надлежащей защиты своих прав необходимо предпринимать комплекс различных мер: обращаться в правоохранительные органы, суды, ходатайствовать о наложении ареста и об обеспечении своих требований, знакомиться со всеми материалами дела, обжаловать отказные решения, пытаться продать безнадежные долги коллекторам.

Так, для возбуждения уголовного дела в отношении преступника надо с соответствующим заявлением обратиться в орган внутренних дел, передать копии имеющихся документов, свидетельствующих о мошенничестве, и дать показания.

Свои имущественные притязания потерпевший может заявить в порядке гражданского судопроизводства, а может заявить гражданский иск в рамках рассмотрения уголовного дела. Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины (п. 2 ст. 44 УПК РФ).

Потерпевшему нужно заявить ходатайство о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо о возможной конфискации имущества, исполнение которого возлагается на судебных приставов-исполнителей в соответствии со ст. 230 УПК РФ, в частности о наложении ареста на имущество обвиняемого (ст. 115 УПК РФ).

Не исключено, что и такие меры не возымеют должного эффекта, однако при их совершении вероятность положительного исхода более высока.

Надейся на себя: как бороться с недобросовестными юристами

В середине марта этого года ВС рассмотрел дело, в котором юрфирма добивалась удаления негативных отзывов о себе с интернет-форума. Истец настаивал, что подобные комментарии не соответствуют действительности и носят порочащий характер для организации. Однако три инстанции отказались так считать. А вот Экономколлегия направила это дело на новое рассмотрение (см. “Борьба за репутацию: как удалить из интернета негативные отзывы о юрфирме”).

Читать еще:  Как быть с некачественной услугой в данном случае?

У юристов снова появился шанс доказать обоснованность требования стереть с интернет-портала отрицательные отзывы об их деятельности. Во время заседания в ВС представитель истца рассказала, что у них уже получалось через суд признать недостоверными и порочащими подобные мнения пользователей, написанные на других сайтах.

Два договора и полная предоплата

Вместе с тем раскритиковать работу юрфирмы в интернете – порой единственный шанс для пострадавших клиентов, чтобы привлечь внимание к некачественным услугам. Создатель интернет-площадки по обмену негативными мнениями о юркомпаниях (группа «Юристы-аферисты» в Facebook) пенсионер Татьяна Вареничева рассказала нам, как решила бороться с юристами-обманщиками и что из этого вышло.

Соседи делали ремонт и повредили электропроводку в ее квартире, вспоминает Вареничева: «Договориться с ними в досудебном порядке мне не удалось, и я решила обратиться за помощью к юристам». В интернете наткнулась на сайт некоего общества защиты потребителей, куда и позвонила весной 2017 года за советом: “Оттуда меня перенаправили на бесплатную консультацию в юрфирму «Модис»”. В дальнейшем все отношения пенсионера с этой компанией складывались по стандартной системе.

Сотрудники юрфирмы заверили, что помогут ей разрешить спор с соседями, утверждает Вареничева: “Для этого я заключила с “Модисом” два договора на оказание услуг, заплатив всего 116 200 рублей”. При этом второе соглашение (прим. ред. – имеется в распоряжении “Право.ru”) мало чем отличалось от первого: оба документа предусматривали, что исполнитель проведет правовой анализ ситуации, а также представит интересы заказчика в различных ведомствах (от Департамента ЖКХ до Прокуратуры) и управляющей компании (УК).

Внесудебно помириться не удалось

В итоге эти юристы написали жалобу в УК, которая даже не обслуживала ее дом, и прислали проект абсолютно безграмотного искового заявления, говорит пенсионер: «Бумага представляла собой бессмысленный набор правовых норм». Она жаловалась несколько раз на некачественную работу сотрудников гендиректору юрфирмы Ярославу Жуку, рассказывает клиент: “Но мои обращения никакого результата не дали”.

Тогда женщина потребовала у “Модиса” обратно свои деньги. Она вспоминает: «Однако в ответ на мою претензию компания прислала мне ответ, где указала, что выполнила все условия соглашения и ничего мне не должна”.

Из-за этого пострадавшей в начале июля 2017 года пришлось обратиться в Гагаринский районный суд Москвы с требованием взыскать потраченные средства. В своем иске заявитель пояснила, что в двух соглашениях с «Модисом» совпадает перечень работ, оказываемых клиенту. Кроме того, все эти юруслуги (обращение в прокуратуру, управляющую компанию и т. д.) не имеют отношения к разрешению конфликта с соседями, отметила истец.

Вареничева добавила, что ответчик даже не изучил документы, которые она передала юрфирме, иначе бы юристы не стали по ошибке писать жалобу в управляющую компанию, не обслуживающую дом заявителя. С учетом неустойки, потребительского штрафа и компенсации морального вреда пострадавший клиент просила присудить ей 300 000 руб.

В итоге судья Ольга Колесниченко удовлетворила иск лишь частично, постановив взыскать с юфрирмы 140 000 руб. Первая инстанция сослалась на то, что истец направил ответчику претензию только по одному заключенному договору (дело № 02-3947/2017). Но ее такое решение вполне устроило, говорит пенсионер.

Самодельный черный список юрфирм

За время противостояния с «Модисом» Вареничева познакомилась с другими обманутыми клиентами этой юрфирмы: «Их за несколько месяцев накопилось больше сотни». Ей пришла в голову мысль, что всех пострадавших надо как-то объединить. Она рассказывает: «Тогда я создала паблик в Facebook». Сначала я в сообщениях давала какие-то советы, но потом поняла, что надо действовать более решительно. У нас сформировалась инициативная группа из нескольких человек, стали мониторить картотеку дел на сайте Московского городского суда, находили процессы с участием «Модиса» и ехали на эти заседания”. Вареничева поясняет: «В суде мы нередко выступали как представители пострадавших по устным ходатайствам».

Но защищались они не только в судебном порядке, говорит пенсионер: «Писали заявления в полицию, жаловались в прокуратуру». Однако эти обращения результатов не дали. Сотрудники ОВД «Дорогомилово» отказались возбуждать дело в отношении «Модиса» и его руководства по ст. 159 УК («Мошенничество»). Полицейские сослались на то, что оснований для этого нет, так как у клиентов с юрфирмой сложились «гражданско-правовые отношения, которые регулируются по ГК» (прим. ред. – имеется в распоряжении «Право.ru»). Такие отказы граждане успешно обжаловали в Дорогомиловскую межрайонную прокуратуру. Надзорный орган приказал правоохранителям устроить дополнительную проверку по заявлениям пострадавших от некачественных юруслуг. Однако по итогам повторных мероприятий полицейские снова отказались возбуждать дело.

Тем временем сообщество «Юристы-аферисты» продолжает разрастаться (на настоящий момент в группе состоит более 2600 человек). В какой-то момент ей стали жаловаться клиенты других подобных контор, вспоминает Вареничева: «Тогда я решила создать черный список юрфирм, которые обманывают граждан». Сейчас в своеобразный «бан-лист» входит шесть компаний, считая «Модис» с «Асессором» (в июне 2017 года «Модис» переименовался в «Асессор» и переехал в другой офис). Просто так в этот перечень никто не включается, утверждает администратор паблика: «Я внимательно изучаю историю каждого такого обмана и стараюсь лично сходить в юрфирму, на которую жалуются, после чего я выкладываю пост с подробным описанием компании и причинами, по которой организацию причислили к «обманщикам».

Как возбудить дело против таких “юристов”: советы экспертов

Таким способом граждане пытаются самостоятельно защититься от недобросовестных юристов. Подобный путь приходится выбирать из-за того, что маловероятно усмотреть состав преступления в некачественном оказании юруслуг, констатирует Андрей Гривцов, старший партнер АБ “ЗКС”, бывший следователь по особо важным делам ГСУ СК при прокуратуре РФ . По его словам, пострадавшим остается только обращаться в суд и взыскивать уплаченные суммы: «Но здесь встает сложный вопрос, как доказать ненадлежащие действия юрфирмы». В таких компаниях договоры наверняка содержат формулировки, которые ставят клиентов в заведомо проигрышное положение при судебном разбирательстве, отмечает он.

Хотя, если у обманутого заказчика получится собрать хорошую доказательную базу, то недобросовестных юристов все же удастся привлечь к уголовной ответственности. Главное – найти аргументы, которые подтвердят, что сотрудники компании изначально не собирались выполнять работу и умышленно вводили клиента в заблуждение с целью получить деньги, говорит адвокат. Вот и Тимур Хутов, руководитель уголовной практики BMS Law Firm, уверен, что в обсуждаемой истории есть состав мошенничества путем обмана или злоупотребления доверием. Если переезд фирмы в другой офис может лишь косвенно указывать на нежелание организации исполнять обязательства, то открытие полностью нового общества (с другим ИНН, ОГРН) – это более очевидное доказательство умысла, считает эксперт.

По мнению Владимира Китсинга из МКА «Князев и партнеры», будет не лишним найти бывших работников фирмы и получить от них пояснения по следующим вопросам:

  • кто принимал на работу;
  • кто был непосредственным руководителем и давал указания;
  • как была выстроена работа в компании по отношению к клиенту и выполнению клиентский поручений;
  • какой была основная цель создания компании по его мнению – получение денег от клиента путем введения в заблуждение или руководство настаивало на качественном выполнении работ;
  • с чем связаны многочисленные ошибки в работе компании и негативные отзывы – это неосторожность, выразившаяся в приеме на работу молодых и неопытных юристов, учитывая низкую платежеспособность целевой аудитории или умысел – создание имитации работы для получения возможности как можно более длительного периода работы компании до начала обращения клиентов с жалобами;
  • с чем было вызвано закрытие компании – неверная стратегия развития компании и банкротство или желание уйти от ответственности.
  • создавались ли собственниками компании после закрытия аналогичные компании, работавшие по тем же принципам.

Из ответов на эти вопросы можно будет сделать вывод о наличии умысла в действиях фактических руководителей организации, резюмирует Китсинг. Кроме того, Хутов советует обжаловать отказы в возбуждении уголовных дел в таких случаях и кропотливо собирать доказательства: «Это процесс небыстрый, но возможный. В нашей практике был случай, когда нам удалось добиться для подобного «юриста» реального лишения свободы». По сути, пострадавшему придется самому провести формальное расследование. Необходимо в ходатайствах и жалобах указывать правоохранителям, какие процессуальные действия надо провести и какие доказательства получить, делится опытом Хутов. Порой помогают мотивированные заявления об отводе конкретного следователя или оперативника, проводящего проверку, резюмирует он.

Как бороться с “нечистоплотными юристами”

В Минюсте ответили, что для решения перечисленных проблем подготовлен проект Концепции регулирования рынка профессиональной юрпомощи (см. “Итоги года и прогнозы: что ждет концепцию регулирования юррынка”). Этот документ подразумевает появление в России адвокатской монополии и «повышение уровня правовой защиты получателей юруслуг». Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков объяснил, как изменения, предусмотренные концепцией, защитили бы пострадавших в обсуждаемых случаях: «Подобный обман клиентов со стороны адвоката становится предметом рассмотрения Квалификационной комиссии, а затем и Совета адвокатской палаты».

Пока саморегулирование юридической профессии отсутствует, гражданам следует обращаться к адвокатам, чья ответственность следует не только из закона с договором, но и определена их Кодексом профессиональной этики. Еще один вариант – идти за помощью к другим авторитетным организациям или специалистам, чья репутация не вызывает сомнений.

Эксперт АЮР, директор Центра мониторинга законодательства и правоприменения МГЮА, к. ю. н. Олег Гринь

По этой причине руководитель ПБ “Олевинский, Буюкян и партнеры” Эдуард Олевинский тоже полагает, что этические принципы обязательно нужно делать стандартом для всех представителей юридической профессии. Когда будут единые требования саморегулируемой профессии, неотвратимость дисциплинарной и иных видов ответственности за мошенничество на рынке, то станет намного меньше пострадавших от «юристов-аферистов», резюмирует управляющий партнер КИАП Андрей Корельский. Хотя Матвей Протасов, партнер АБ “Романов и партнеры”, уверен, что оздоровление юррынка возможно только через повышение правовой культуры.

Решение суда есть, а денег нет? Не беда! Вместо должника заплатит… государство.

.

Здравствуйте коллеги! Давно читаю закон.ру и вот все-таки решился и сам начать вести юридический блог. В этом и последующих постах я попробую поднять несколько актуальных проблем, возникающих при исполнении судебных решений.

Итак, судебные баталии позади, противник повержен, но вкус победы почему-то не так сладок, как хотелось бы. Почему? Решение суда же вступило в законную силу, вроде бы нужно только направить исполнительный лист приставам и вуаля, денежки уже у вас на счету. Ну а если должник откажется платить, то могучая Служба Судебных Приставов обязательно заставит его заплатить (вон, как они в телепередачах лихо выламывают двери в квартирах у должников, накладывают арест даже на домашних животных ;).

Но это в теории. Однако, на практике все выглядит не так радужно. «Приставы не работают, должник не исполняет решение суда, что делать с бездействием приставов?»,- вот такие вопросы и комментарии можно встретить в разделах практически любого юридического ресурса на просторах сети интернет.

Рассмотрим проблему подробнее. Так в 2011 году арбитражными судами было выдано 903 899 исполнительных листов, а возвращено в связи с исполнением 197 626 документов (отчет о работе арбитражных судов в Российской Федерации в 2011 году // arbitr.ru/_upimg/BF2D3B8F8961047431972C2285F4F18A_an_zap_2011.pdf). То есть, даже по самым скромным подсчетам получается, что не исполняется около 78% вынесенных судебных решений. Чудовищная цифра. И это только по арбитражным судам.

Конечно, есть масса объективных причин, по которым решение суда может быть не исполнено: небольшая зарплата, коррупция, высокая текучка сотрудников, вследствие этого низкая квалификация работающих специалистов, перегруженность судебных приставов-исполнителей.

Только за последние 7 лет количество исполнительных документов, находящихся на исполнении в Федеральной службе судебных приставов России, возросло более чем в три раза. (www.rapsinews.ru/legislation_publication/20120815/264271439.html)

В таких условиях работа юриста на стадии исполнения судебного решения приобретает особое значение, тут нет мелочей.

Рекомендую при направлении исполнительного листа в ССП обращать внимание на следующие моменты:

– заявление о возбуждении исполнительного производства должно содержать максимум известной вам информации (имущество, номера счетов, адреса должника);

– после направления исполнительного листа необходимо максимально быстро установить конкретного судебного пристава-исполнителя, который занимается вашим производством;

– нужно всячески содействовать работе пристава (предоставление транспорта, сопровождение при выходе по месту нахождения должника).

Иногда это помогает, но в большинстве случаев ситуация развивается по накатанной колее: приставы не отвечают на запросы, не производят исполнительные действия, зачастую даже не высылают копии постановлений о возбуждении исполнительного производства. Жалобы вышестоящим должностным лицам, а также в прокуратуру помогают мало. А уж если должник находится в другом регионе, то и вовсе можно не надеяться не то что на исполнение, а даже просто на получение информации о работе пристава. Исполнительные производства, таким образом, тянутся годами, исполнительные листы теряются, должник успевает укрыть от взыскания все свое ликвидное имущество.

Одним из действенных средств в такой ситуации мне представляется обращение в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным. Многие недооценивают этот инструмент, а зря.

Читать еще:  Является ли деятель культуры и искусства предпринимателем?

И АПК и ФЗ «Об исполнительном производстве» предоставляют заявителю право обжаловать действия (бездействие) не только самого судебного пристава-исполнителя, но и главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей. Ведь если пристав бездействует, нарушает сроки установленные законом для совершения исполнительных действий, то явно его начальники плохо исполняют свои обязанности, не осуществляют должный контроль за работой своих подчиненных, а значит тоже бездействуют.

Скажу вам исходя из своей практики, начальство службы приставов очень чувствительно относится к жалобам такого рода. Даже если до подачи заявления в суд пристав не делал вообще ничего, скорее всего уже ко второму заседанию и у вас и у суда «волшебным образом» появится исчерпывающая информация об имущественном положении должника. Только ради этого стоит обращаться в суд. Вне зависимости от исхода дела (признает суд бездействие пристава незаконным или нет) вы получите полную информацию по имуществу должника, да еще и побудите пристава добросовестно работать именно по вашему должнику.

При этом, даже если у должника уже нет имущества, не отчаивайтесь. Если имущество у должника было, но вследствие недобросовестной работы приставов было «уведено из-под удара» есть шанс возместить убытки. По общим правилам, убытки причиненные действием (бездействием) государственных органов подлежат возмещению за счет бюджета (ст. 1069 ГК РФ). Так что если должник успел вывести имущество вследствие недобросовестности приставов, то вполне можно возместить убытки за счет бюджета.

Скажете нереально? Вполне реально. Например, по делу А32-12398/2011 юрист компании сумел добиться взыскания убытков, причиненных бездействием приставов с государства (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/82bf0a2e-9c76-4b65-901d-46673e1ad5f5/A32-12398-2011_20120124_Postanovlenie%20kassacii.pdf – постановление ФАС СКО от 24.01.2012 г. по этому делу).

Проведя анализ этого и нескольких похожих дел (как отрицательных так и положительных) мне удалось сделать несколько выводов.

Судебная практика сейчас складывается таким образом, что чтобы возместить убытки причиненные бездействием приставов за счет бюджета требуется:

  1. Установить незаконность бездействия судебного пристава-исполнителя;
  2. Доказать причинно-следственную связь между незаконным бездействием пристава и наступившими неблагоприятными последствиями;
  3. Обосновать размер убытков.

Ну, с незаконностью бездействия вроде бы все просто: обращаемся в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия СПИ незаконным, доказываем наличие бездействия и получаем судебный акт, который уже можно использовать в качестве преюдиции в процессе о взыскании убытков.

А вот дальше уже возникают первые сложности. Суды считают, что для того чтобы взыскателю были причинены убытки, необходимо, чтобы у должника на момент возбуждения исполнительного производства было имущество (причем если пристав его не отыскал, то найти доказательства его существования вам предстоит самостоятельно) и на данное имущество не было обращено взыскание по вине пристава (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/65368dcb-df42-4099-a041-34b9f4184a78/A56-19229-2008_20091103_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf).

На практике это означает, что если должник не ликвидирован (или не умер), то взыскать убытки с ФССП практически нельзя. Ведь исполнительный лист можно направлять в ССП неограниченное число раз (в пределах трехгодичного срока конечно же) и теоретическая возможность исполнения решения суда остается.

Размер убытков, опять же исходя из сложившейся судебной практики, ограничивается не суммой долга по исполнительному листу, а стоимостью имущества, на которое пристав не смог обратить взыскание.

Таким образом, даже если приставы незаконно бездействовали, при грамотном подходе к решению проблемы есть возможность исполнить решение суда и принести своей компании реальные деньги.

ГРАЖДАНИН

Региональное общественное движение Камчатского края

Взыскали деньги с недобросовестных юристов!

Недавно на нашем сайте мы публиковали статью о том, на что гражданам надо обращать внимание при обращении за оказанием юридических услуг. Эта статья была написана нами по той причине, что к нам обратилась женщина, которая попала в руки недобросовестных юристов, заплатила им 100 тысяч рублей, но квалифицированной юридической помощи не получила.

Помимо статьи, мы, конечно же, решили взыскать с этих юристов денежные средства, полученными ими по договору об оказании юридических услуг.

Поскольку спор вытекал из суммы, не превышающей 100 тысяч рублей, то исковое заявление было подано нами в мировой суд г. Петропавловска-Камчатского (с 1 октября 2019 года изменилась подсудность ряда дел). В обоснование иска мы указали следующее.

В соответствии со ст. 8,10 Закона РФ от 07.02.1992 г. №2300-1 «О защите прав потребителей» до потребителя своевременно, то есть до заключения договора, должна быть доведена полная и достоверная информация, как о самой юридической компании, так и о юридической услуге.

В свою очередь, информация об услугах должна содержать, в том числе, сведения о сроке оказания услуг.

В заключенном между истцом и ответчиком договоре не предусмотрен срок исполнения ответчиком принятых на себя обязательств по договору и не содержится условий, позволяющих определить этот срок. То есть фактически юристы в составленном ими договоре не указали никаких сроков, к которым они обязуются совершить те или иные действия.

Учитывая изложенное, то, что конкретный срок исполнения обязательств не был определен договором, а с момента заключения договора прошло более 6 месяцев, мы пришли к выводу о пропуске ответчиком разумного срока для исполнения принятых на себя обязательств. Каких-либо объективных обстоятельств, препятствующих своевременному выполнению услуг по договору, ответчиком не представлено, а, следовательно, истец, оплативший услуги ответчика в полном объеме, вправе требовать их оказания ему в разумный срок.

В соответствии с частью 1 статьи 12 Закона РФ от 07.02.1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.

При заключении договора, равно как и перед его заключением, индивидуальный предприниматель не предоставил достоверную информацию о том, какие бывают юридические услуги, не пояснил какие конкретные юридические услуги он будет оказывать после заключения договора, при заключении договора между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме не было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, в том числе предмете и сроках его исполнения. Исходя из текста договора и буквального толкования его условий (статья 431 ГК РФ) невозможно определить конкретный предмет договора, а именно конкретные действия, которые поверенный должен был совершить в связи с заключением договора.

Вместе с тем, ответчик, как профессиональный участник рынка юридических услуг должен был указать в договоре, какие конкретные действия и в какие сроки он совершит в целях защиты прав гражданина.

Фраза «поверенный обязуется совершить от имени и за счет Доверителя процессуальные действия, другие юридически значимые действия» не позволяет определить какие конкретные действия поверенный должен сделать для защиты и представления интересов гражданина.

В соответствии со статьей 32 закона «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Более того, в соответствии со статьей 29 закона «О защите прав потребителей» потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Каждое дело требует определенного внимания и детального юридического анализа со стороны представителя. Юридическая помощь оказывается для какого-либо положительного результата для заказчика, оплачивается деятельность по предоставлению юридических услуг надлежащего качества.

Поскольку индивидуальный предприниматель не предоставил женщине возможность получить информацию о юридической услуге, которую он собирается оказать, а также в течение 6 месяцев не принял никаких действий по исполнению своих обязательств надлежащим образом, женщина приняла решение отказаться от исполнения договора и потребовать возвратить уплаченные по договору денежные средства, о чем направила в адрес ответчика претензию.

Однако, несмотря на это ответчик на претензию не отреагировал, денежные средства ей не возвратил.

Обращаясь за юридической помощью к ответчику, она рассчитывала на получение грамотной, квалифицированной помощи, искала понимание и поддержку и не рассчитывала на халатное отношение юристов к своим обязанностям.

В соответствии с положениями статьи Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 39. Возмездное оказание услуг > Статья 779. Договор возмездного оказания услуг” href=”https://sudact.ru/law/gk-rf-chast2/razdel-iv/glava-39/statia-779/” target=”_blank” rel=”noopener”> 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Следовательно, услуги, предусмотренные договором на оказание юридических услуг, после фактического оказания таковых, подлежат фиксации путем оформления актов выполненных работ, что прямо предусмотрено условиями договора.

В соответствии с подпунктами 2 и 3 статьи Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 37. Подряд > § 1. Общие положения о подряде > Статья 715. Права заказчика во время выполнения работы подрядчиком” href=”https://sudact.ru/law/gk-rf-chast2/razdel-iv/glava-37/ss-1_3/statia-715/” target=”_blank” rel=”noopener”> 715 ГК РФ , если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Поскольку заключение спорного договора обусловлено удовлетворением истцом потребностей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, на спорные правоотношения также распространяют свое действие положения Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Верховный суд РФ в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», указал, что с учетом положений статьи (ред. от 18.03.2019) > “О защите прав потребителей” > Глава III. Защита прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг) > Статья 39. Регулирование оказания отдельных видов услуг” href=”https://sudact.ru/law/zakon-rf-ot-07021992-n-2300-1-o/#05cN14kyUim1″ target=”_blank” rel=”noopener”> 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности, о компенсации морального вреда (статья 15), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13).

Статья (ред. от 18.03.2019) > “О защите прав потребителей” > Глава I. Общие положения > Статья 15. Компенсация морального вреда” href=”https://sudact.ru/law/zakon-rf-ot-07021992-n-2300-1-o/#rF26Jp5Yz7Ja” target=”_blank” rel=”noopener”> 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» гласит: моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Согласно пункту 6 статьи (ред. от 18.03.2019) > “О защите прав потребителей” > Глава I. Общие положения > Статья 13. Ответственность изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимат” href=”https://sudact.ru/law/zakon-rf-ot-07021992-n-2300-1-o/#VkbDcoQcFPmp” target=”_blank” rel=”noopener”> 13 Закона «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Согласно пункту 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (п. 6 ст. (ред. от 18.03.2019) > “О защите прав потребителей” > Глава I. Общие положения > Статья 13. Ответственность изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимат” href=”https://sudact.ru/law/zakon-rf-ot-07021992-n-2300-1-o/#VkbDcoQcFPmp” target=”_blank” rel=”noopener”> 13 Закона РФ «О защите прав потребителей»).

В результате рассмотрения судом иска решением мирового судьи судебного участка № 15 Петропавловск-Камчатского судебного района Камчатского края с индивидуального предпринимателя в пользу гражданина взысканы денежные средства в размере 165000 рублей, из которых 100000 (сто тысяч) рублей 00 копеек в счет возврата уплаченных по договору на оказание юридических услуг, 10000 (десять тысяч) рублей 00 копеек – компенсацию морального вреда, штраф в размере 55000 (пятьдесят пять тысяч) рублей 00 копеек.

КС РФ запретил отбирать жилье у добросовестных приобретателей

kryzhov / Shutterstock.com

По общему правилу, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому оно было передано собственником во владение, либо было похищено у них, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса). Правовое значение понятия “добросовестный приобретатель” раскрыты Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П, в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/ 22. Вместе с тем положения п. 1 ст. 302 ГК РФ получили новую оценку КС РФ в связи с обращением гражданина, который стал собственником выморочного имущества в силу ненадлежащего исполнения своих обязанностей органами власти (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П “По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.”. Рассмотрим этот судебный акт подробнее.

Читать еще:  Доплата разница в окладах приказ

Суть дела

Первоначальным собственником спорной квартиры являлся гражданин С., умерший в 1994 году и на момент смерти не имевший наследников ни по закону, ни по завещанию. Принадлежавшая ему квартира, как выморочное имущество, должна была перейти в собственность города Москвы (п. 2 ст. 1151 ГК РФ). Тем не менее каких-либо юридических и фактических действий в отношении указанной квартиры Департаментом городского имущества г. Москвы не было произведено.

Между тем в 2007 году нотариусом г. Москвы Р. на имя гражданки С., на основании поддельных документов, было выдано свидетельство о праве на наследство, зарегистрированное в Управлении Росреестра по Москве, и спорная квартира таким образом была оформлена в ее собственность. Спустя месяц гражданка С. заключила с гражданкой С. А. договор купли-продажи квартиры, а та в свою очередь перепродала квартиру гражданке З. В апреле 2008 года З. заключает с гражданином Д. договор купли-продажи, по условиям которого спорная квартира перешла уже в собственность последнего.

Сохраняется ли право пользования жилым помещением, признанным выморочным имуществом, за зарегистрированными в нем по месту жительства иными гражданами, не являющиеся наследниками? Узнайте из материала “Наследование” в “Домашней правовой энциклопедии” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Однако то, что квартира передана гражданке С. мошенническим путем выяснилось только в 2013 году в ходе расследования уголовного дела. Как установил суд, граждане Т., Ф., А., действуя совместно и согласованно в группе с другими лицами, решили путем обмана приобрести право собственности на эту квартиру. Так, в целях незаконного завладения спорной жилплощадью они воспользовались поддельными паспортами на имя других лиц, представили их и ряд документов на госрегистрацию, нашли покупателя квартиры и склонили третье лицо на возмездной основе оказать помощь в проведении сделки с квартирой. Таким образом, приговором Московского городского суда от 10 июня 2013 г. № 1-5/13 они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ (мошенничество). Потерпевшим по этому уголовному делу был признан Департамент городского имущества г. Москвы (далее – Департамент, истец).

Департамент, узнав о факте выбытия спорной квартиры из владения города, подал против последнего покупателя в цепочке договоров купли-продажи Д. (далее – ответчик) исковое заявление с требованием выселить его и передать квартиру в собственность г. Москвы.

Никулинский районный суд города Москвы удовлетворил требования истца, признав, что спорная квартира, будучи выморочным имуществом, выбыла из владения города помимо воли органов власти. Кроме того, являясь собственником квартиры, город от права собственности не отказывался, спорную квартиру не отчуждал, в собственность граждан не передавал. Таким образом, суд первой инстанции принял решение, что Департамент вправе истребовать имущество от последнего покупателя.

Ответчик с этим решением не согласился. Он считает, что в сложившейся ситуации является добросовестным приобретателем, так как при совершении сделки не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества.

Суд апелляционной инстанции также позицию ответчика не поддержал (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2015 г. № 33-44622/15). По его мнению, Д. не представил достаточных доказательств, подтверждающих свои доводы о том, что он является добросовестным приобретателем, поскольку не доказал принятие всех разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества. Так, суд отметил, что из договора купли-продажи усматривается, что квартира приобретена по заниженной цене, отличной от ее рыночной стоимости. Кроме того, за период с июня 2007 года по апрель 2008 года, то есть в течение 10 месяцев, в отношении спорной квартиры было совершено три сделки. Таким образом, суд посчитал, что гражданином Д. не была проявлена необходимая заботливость и осмотрительность, которая требовалась при заключении договора купли-продажи.

В июне 2016 года решения судов по делу гражданина Д. безуспешно пыталась оспорить Генеральная прокуратура РФ, которая обращалась в ВС РФ с кассационным представлением о пересмотре дела.

Вместе с тем ответчик, не согласившись с решением суда, подал жалобу в Конституционный суд РФ о проверке конституционности положения п. 1 ст. 302 ГК Российской Федерации в части истребования имущества от добросовестного приобретателя. По его мнению, п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствует ст. 1, 2, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 1 ст. 19, ст. 35, ч. 1 ст. 40, ч. 1 ст. 46 и ст. 55 Конституции РФ, так как позволяет правоприменителям произвольно толковать понятие “добросовестный приобретатель” и, соответственно, изымать у граждан – последних приобретателей по искам публично-правовых образований выморочное недвижимое имущество. И это возможно несмотря на то, что право собственности и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавались государством в рамках государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Мнения экспертов

КС РФ рассмотрел дело с участием гражданина Д., его адвоката и представителей заинтересованных органов государственной власти. Рассмотрим позиции участников процесса.

Так, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при Президенте РФ, к. ю. н. Андрей Егоров в своем заключении по запросу судьи КС РФ отметил, что, как следует из материалов дела, город Москва как собственник на протяжении почти 20 лет не интересовался судьбой перешедшего в его собственность выморочного имущества, не осуществлял регистрационных действий в отношении принадлежащих ему прав, не нес бремя содержания принадлежащего имущества (ст. 210 ГК РФ), и не осуществлял иных собственнических правомочий. Таким образом, поскольку город Москва не вел себя как хозяин, по мнению эксперта, за все наступившие негативные последствия, происшедшие в результате виновных действий (бездействия) самих государственных органов, не может и не должно отвечать третье лицо, проявившее должную осмотрительность, добросовестно полагавшееся на достоверность государственного реестра и, по вине государственных органов, не осведомленное о выморочном статуса имущества.

Основной довод представителя Д., адвоката, к. ю. н. Дмитрия Степанова также заключался в констатации неответственного поведения государства. “Гражданин вправе считать, что если государством создана система призвания к наследству, выдачи соответствующего документа, то государство так или иначе несет ответственность за эту систему. Если орган власти выдает некий документ (например, документ о праве собственности, подтверждающий действия предыдущего собственника, продающего квартиру заявителю), то, наверное, гражданин имеет право полагать, что государство провело некую проверку соблюдения закона при регистрации предшествующих сделок с недвижимым имуществом. Неответственное поведение государства недопустимо в принципе”, – считает представитель истца.

Аналогичной позиции придерживается и полномочный представитель Генерального прокурора РФ в Конституционном суде РФ Татьяна Васильева. В данном вопросе она обратила внимание на позицию ЕСПЧ, согласно которой ответственным за регистрацию, социальный наем и приватизацию имущества является государство, обязанное контролировать соблюдение всех необходимых для этого условий. “Ввиду наличия регулятивных органов покупатель квартиры не должен оценивать риск прекращения права собственности в связи с недостатками, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально введенных в этих целях. Упущение властей не может оправдать последующие санкции против добросовестного приобретателя данного имущества. Ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно в отсутствие иных конфликтующих интересов. Иными словами, риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованных лиц (постановление ЕСПЧ по жалобе № 7097/10 “Гладышева против Российской Федерации”)”, – считает Васильева.

В то же время она отметила, что установленная в п. 1 ст. 302 ГК РФ возможность изъятия имущества у добросовестного приобретателя не ограничивает его право на возмещение убытков лицом, действия которого и повлекли нарушения этих прав.

Полномочный представитель Государственной Думы в КС РФ Татьяна Касаева также считает, что спорные нормы гражданского законодательства соответствуют Конституции РФ и не запрещают гражданам обжаловать действия госорганов. “Обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества и зарегистрированных прав на него, на разрешение судов”, – сказала она в суде.

О необходимости приобретателям недвижимого имущества быть более внимательными и осмотрительными напомнила советник Министра юстиции Российской Федерации Мария Мельникова. По мнению Минюста России, каждый гражданин помимо выписки из ЕГРП и выписки из домовой книги должен проверить все предыдущие документы о приобретении этого имущества, опросить соседей о проживании в этом помещении собственников, записанных в ЕГРП, знать все когда-либо опубликованные сведения об этом имуществе.

Однако, по мнению полномочного представителя Совета Федерации в КС РФ Михаила Клишаса, возложенный на конечного приобретателя риск незаконного выбытия из государственной собственности имущества усиливает нестабильность гражданского оборота. “Такой подход может свидетельствовать о допущении нарушения прав гражданина”, – считает эксперт.

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, помимо всего уже упомянутого выше, также отметил факт нарушения сроков исковой давности Департаментом при заявлении иска о выселении гражданина Д. “С момента открытия наследства до совершения мошенничества и выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство по поддельным документам и последующего отчуждения квартиры прошло порядка 14 лет, в течение которых мэрией Москвы не совершено никаких действий по выявлению и обращению имущества в собственность субъекта Российской Федерации. Таким образом, есть ли основания для предъявления виндикационного иска у Департамента? Даже десятилетний срок давности, который сегодня фактически является пресекательным в соответствии с ГК РФ, истек. На каком основании тогда судебная система считает допустимым защищать интерес публично-правового образования на право, которое им не зафиксировано?”, – рассуждал Кротов.

Решение КС РФ

КС РФ, в свою очередь, признал, что государство в лице уполномоченных законом органов при осуществлении процедуры государственной регистрации прав на недвижимое имущество подтверждает тем самым законность совершения сделки по отчуждению объекта недвижимости (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П “По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.”).

Он также подчеркнул, что проверка соблюдения закона при совершении предшествующих сделок с недвижимым имуществом со стороны приобретателя этого имущества в отличие от государства существенно затруднена или невозможна. Тем более в неравных условиях находятся публично-правовое образование как собственник жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, и его добросовестный приобретатель, возможности которых по выявлению противоправных действий, приведших к тому, что жилое помещение выбывает из владения собственника помимо его воли, далеко не одинаковы, отмечается в судебном акте.

Кроме того, суд ссылаясь на решение ЕСПЧ, отметил, что при наличии широкого перечня контрольно-разрешительных органов и большого числа совершенных регистрационных действий с объектом недвижимости никакой сторонний покупатель квартиры не должен брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены посредством специально разработанных процедур самим государством (постановление от 6 декабря 2011 года по делу “Гладышева против России”).

Таким образом, КС РФ признал положение п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой оно допускает истребование жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя. Однако иск публично-правового образования не будет удовлетворен только в том случае, если добросовестный приобретатель полагался при покупке жилья на данные ЕГРН и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности. А публично-правовое образование при этом не предприняло своевременных мер по установлению выморочного имущества и надлежащему оформлению своего права собственности на него.

КС РФ постановил, что правоприменительные решения по делу гражданина Д., вынесенные на основании п. 1 ст. 302 ГК РФ, подлежат пересмотру. Добавим, что суд не предписал законодателям внести изменения в спорные нормы.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector