Что будет, если сын пожаловался на мать в полицию?
Garant-agency.ru

Юридический портал

Что будет, если сын пожаловался на мать в полицию?

Бить или не бить: избиение ребенка родителями и последствия физического наказания

Сегодня «закон о шлепках», как называли статью 116 и ее 1 часть, выведен из зоны уголовной ответственности.

Физические наказания в семье могут считаться административным правонарушением, если причиняют моральные и физические страдания малолетним, но не влекут расстройства здоровья.

Но грань между жесткими дисциплинарными мерами и избиением настолько тонка, что и в России любой может встать на защиту несовершеннолетнего, подвергающегося побоям, синяки и ссадины, полученные от самых близких людей, должны заставить действовать службы, стоящие на защите детства.

Всего один «воспитательный» удар может стать причиной серьезного расстройства здоровья. Все чаще СМИ говорят о случаях, когда в ходе «воспитания» неконтролирующие себя родители калечат, а то и убивают детей.

Избиение ребенка своими родителями

Часто в ответ на заявление о жестком обращении с детьми родители мотивируют свои действия принятой методикой воспитания. И ссылаются на принятые в семье традиции, в соответствии с которыми дисциплинарные меры в отношении провинившегося могут подразумевать физическое наказание.

Вырванные волосы, синяки и гематомы они считают нормой. Однако закон, ставший достаточно лояльным к шлепкам на улице или дома, по-прежнему строг в отношении регулярно избивающих детей родителей.

За побои несовершеннолетнего, причинившие физическую боль, но не повлекшие расстройства здоровья, родителям может грозить штраф или даже ограничение свободы и обязательные общественные работы. Факт семейных отношений не имеет здесь существенного значения.

Побои – удары, нанесенные умышленно, причиняющие физическую боль.

Судмедэксперт для доказательства факта побоев может зафиксировать:

  1. ушибы (как правило, на мягких тканях);
  2. синяки и кровоподтеки;
  3. поверхностные ссадины, раны, гематомы.

Кроме этого, доказательством могут считаться и другие признаки насильственных действий. Это могут быть следы от сдавливания конечностей и других частей тела, щипки, следы от укусов, вырванные волосы.

Различия между воспитанием с применением физической силы и истязаниями

Нельзя считать побоями воспитание с применением физической силы. Дисциплинарные меры, которые подразумевают применение наказания в виде нанесения ударов за определенные проступки, некоторые считают вполне допустимыми. Причем среди сторонников таких методов есть даже педагоги и сотрудники правоохранительных органов.

Считается, что ребенок должен четко осознавать, за что его ждет такого рода наказание, а не жить в постоянном страхе, что его ударят, а то и изобьют.

Эффективность такого метода воспитания стоит под большим сомнением. Если закон защищает физическую неприкосновенность граждан, то на каком основании нарушить ее можно в отношении самых маленьких россиян?

Сомнения вызывает и польза такого метода, который лишь убеждает ребенка в том, что прав тот, кто сильнее. Парадокс: шлепок, подзатыльник, удар от начальника за неверно выполненную работу любой подчиненные воспримет как в лучшем случае оскорбление. Но тот же подчиненный сочтет нормой ударить сына за невыполненное домашнее задание или плохую отметку.

Сторонники физических наказаний, на какие бы семейные ценности они не ссылались, просто не в состоянии применять другие методы воспитания, недостаточно умны и образованы, чтобы наладить отношения с ребенком без причинения ему боли.

Последствия же даже одного удара могут быть весьма плачевными.

  • Ребенок замыкается в себе и делает все, чтобы родители не узнали о его проступках.
  • Растет недоверие к миру, семье, государству, которое не в состоянии защитить.
  • Боль, причиненная ребенку в семье, в доме, где он считал себя в безопасности, заставляет его осознать собственную беззащитность перед грубой силой и начать либо учиться отвечать агрессией на агрессию, либо лгать, изворачиваться, скрывать информацию, за которую могут наказать, любыми, в том числе противоправными методами.

Что грозит за побои детей?

Многие родители считают, что выбор мер воспитания – это только их дело. Бьют или нет они детей, никого не должно касаться. Однако если речь идет о жестокости, закон встает на защиту интересов ребенка.

Тем более, что наказание наказанию рознь. Если страдает психическое состояние, если ребенок оказывается на больничной койке, наказание ждет и горе-«воспитателя».

Какими законами регламентируется?

Статья 116. Побои

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

5 лет за решеткой может провести причинивший вред малолетнему ребенку, которому нет 14 лет, или несовершеннолетнему (ст. 112 УК РФ). Если же здоровью пострадавшего нанесен серьезный ущерб, виновник может провести за решеткой до 10 лет.

И факт того, что наказывал или бил малыша его законный представитель, обязанный заботиться о нем, только усугубляет вину.

Насколько влияет степень тяжести побоев на меру ответственности?

Шлепок или даже несколько при свидетелях могут и сойти с рук мамам и папам.

Однако если факт зафиксирован повторно, этому есть свидетели, сам ребенок жалуется, что его бьют, родителей ждет административное наказание (штраф до 30 000 руб., лишение свободы на срок до 30 дней, обязательные работы).

Если же побои повлекли расстройство здоровья, речь идет об уголовном преступлении, за которое родители ответят, как и любой другой преступник.

Причины и мотивы

Среди причин, по которым малолетнего или несовершеннолетнего родители наказывают физически, часто называют семейные традиции воспитания, неспособность справиться иными методы воздействия, неуправляемость сына или дочери.

Чаще всего побои наносят малышам, которым нет и 5 лет: ребенок заведомо беспомощен, он еще не понимает, куда и как обратиться за помощью, кому рассказать о том, что его бьют.

Порой такие детки и говорить не умеют, либо им внушили, что о таком стыдно и запрещено говорить с посторонними, либо малолетние запуганы и страшатся более серьезного наказания, если обмолвятся о том, откуда у них синяки.

Как правило, уже в школе, где дети находятся на глазах у множества посторонних – ровесников, педагогов, психологов, скрывать правду становится невозможно. Малыши уже способны правильно оценить настроение родителей и уровень угрозы, убежать, спрятаться, позвать на помощь.

Синяки и ссадины непременно привлекут внимание, да и сам школьник способен откровенно поговорить с учителем. Именно поэтому сами факты нанесения побоев малолетнему школьного возраста становятся известны чаще, но случают правонарушения и преступления в отношении них в семьях реже.

Право на защиту

Как и каждый гражданин нашей страны, ребенок имеет право на защиту. Его интересы могут представлять как уполномоченные по правам детей, так и социальные педагоги, учителя, сотрудники органов опеки, отделов по делам несовершеннолетних и защите их прав,

Ни один родитель не должен думать, что рожденный им человечек полностью принадлежит ему и с ним можно делать что угодно.

Как сам пострадавший, так и соседи, школьные работники могут заявить о правонарушении и потребовать вмешательства правоохранительных органов в ситуацию, угрожающую жизни и здоровью.

Об этом говорят:

Как доказать и защитить?

Для предъявления обвинения потребуется доказательная база, одного заявления будет недостаточно.

Кто может сообщить?

Соседи, родственники, близкие люди, которым стало известно о том, что ребенка бьют, не должен оставлять этот факт без внимания. О побоях могут сообщить также воспитатели, учителя, заметившие следы насилия на теле ребенка.

Куда обращаться?

При обнаружении побоев следует обратиться в полицию, инспекцию или отдел по делам несовершеннолетних, органы опеки, к уполномоченному по правам ребенка, в суд.

Достаточно обращения в одну инстанцию, чтобы было проведено полное расследование, опрошены как члены семьи, так и ближайшее окружение. Не всегда обязательным является заявление, иногда достаточно и анонимного звонка.

Вещественные доказательства

Даже если побои не оставили следов на теле, порванная одежда, поврежденные вещи могут служить вещественным доказательством побоев и избиения ребенка.

О ненадлежащем исполнении обязанностей может рассказать отсутствие необходимой одежды, еды, бытовых и гигиенических принадлежностей, игрушек, предметов для развития и обучения.

Снять побои можно в бюро судебной экспертизы, а если пришлось обратиться за помощью в больницу, справку о телесных повреждениях обязан выписать врач.

Нужны ли свидетели?

Если есть свидетели нарушения закона, их показания обязательно стоит зафиксировать для суда. Как правило, те, кто видел, как бьют ребенка, как дети, так и взрослые, не отказываются от своих показаний. Ведь все понимают, что иначе защитить малыша будет просто некому.

Можно ли доказать без свидетелей?

Оставленные на теле следы сами по себе будут являться доказательством жестокого обращения. Кроме того, подтвердить факт причинения вреда ребенку помогут психологическое тестирование, медицинская диагностика, рассказ самого малыша.

Что делать, если полиция не помогает?

К сожалению, часто работники полиции предпочитают бездействовать, пока не будет совершено более тяжкое преступление.

В случае, если заявление отказываются принимать или по нему ничего не предпринято, следует обращаться в органы опеки, к социальным работникам в школу или управление образование, к уполномоченным по правам ребенка или в органы опеки. Действенным является обращение к представителям общественности, депутатскому корпусу.

Особенности и нюансы

Любой случай насилия в семье уникален, нельзя по одному ставшему известным факту судить о ситуации в целом. Важными становятся и некоторые нюансы. К примеру, это побои несоверешеннолетним своего сверстника.

Побои отцом

Наказание отцом ребенок воспринимает как должное, но страшнее то, что мать, второй родной человек, считает насилие нормой и не считает нужным или просто боится заявлять о побоях. В этом случае ценными являются показания свидетелей, учителей, в чьи обязанности также входит защита ребенка.

Избиение няней

Не всегда удается сразу заметить и факт нанесения побоев, а то и систематических избиений малыша няней. Малыш побоится говорить, откуда у него синяки, его может запугать и сама няня, сказав, что и родители накажут так же за совершенный поступок.

Заключение

Физическое наказание в отношении малолетних или несовершеннолетних не должно стать нормой в любой из семей. Каждый родитель несет ответственность за жизнь, психическое и физическое здоровье своего ребенка.

Но и общество в целом отвечает за каждого из юных граждан, поэтому жестокое обращение с детьми, избиения и истязания не должны сходить с рук родителям – агрессорам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Бить или не бить: избиение ребенка родителями и последствия физического наказания

Сегодня «закон о шлепках», как называли статью 116 и ее 1 часть, выведен из зоны уголовной ответственности.

Физические наказания в семье могут считаться административным правонарушением, если причиняют моральные и физические страдания малолетним, но не влекут расстройства здоровья.

Но грань между жесткими дисциплинарными мерами и избиением настолько тонка, что и в России любой может встать на защиту несовершеннолетнего, подвергающегося побоям, синяки и ссадины, полученные от самых близких людей, должны заставить действовать службы, стоящие на защите детства.

Читать еще:  Почему происходит неоплата отработанных часов?

Всего один «воспитательный» удар может стать причиной серьезного расстройства здоровья. Все чаще СМИ говорят о случаях, когда в ходе «воспитания» неконтролирующие себя родители калечат, а то и убивают детей.

Избиение ребенка своими родителями

Часто в ответ на заявление о жестком обращении с детьми родители мотивируют свои действия принятой методикой воспитания. И ссылаются на принятые в семье традиции, в соответствии с которыми дисциплинарные меры в отношении провинившегося могут подразумевать физическое наказание.

Вырванные волосы, синяки и гематомы они считают нормой. Однако закон, ставший достаточно лояльным к шлепкам на улице или дома, по-прежнему строг в отношении регулярно избивающих детей родителей.

За побои несовершеннолетнего, причинившие физическую боль, но не повлекшие расстройства здоровья, родителям может грозить штраф или даже ограничение свободы и обязательные общественные работы. Факт семейных отношений не имеет здесь существенного значения.

Побои – удары, нанесенные умышленно, причиняющие физическую боль.

Судмедэксперт для доказательства факта побоев может зафиксировать:

  1. ушибы (как правило, на мягких тканях);
  2. синяки и кровоподтеки;
  3. поверхностные ссадины, раны, гематомы.

Кроме этого, доказательством могут считаться и другие признаки насильственных действий. Это могут быть следы от сдавливания конечностей и других частей тела, щипки, следы от укусов, вырванные волосы.

Различия между воспитанием с применением физической силы и истязаниями

Нельзя считать побоями воспитание с применением физической силы. Дисциплинарные меры, которые подразумевают применение наказания в виде нанесения ударов за определенные проступки, некоторые считают вполне допустимыми. Причем среди сторонников таких методов есть даже педагоги и сотрудники правоохранительных органов.

Считается, что ребенок должен четко осознавать, за что его ждет такого рода наказание, а не жить в постоянном страхе, что его ударят, а то и изобьют.

Эффективность такого метода воспитания стоит под большим сомнением. Если закон защищает физическую неприкосновенность граждан, то на каком основании нарушить ее можно в отношении самых маленьких россиян?

Сомнения вызывает и польза такого метода, который лишь убеждает ребенка в том, что прав тот, кто сильнее. Парадокс: шлепок, подзатыльник, удар от начальника за неверно выполненную работу любой подчиненные воспримет как в лучшем случае оскорбление. Но тот же подчиненный сочтет нормой ударить сына за невыполненное домашнее задание или плохую отметку.

Сторонники физических наказаний, на какие бы семейные ценности они не ссылались, просто не в состоянии применять другие методы воспитания, недостаточно умны и образованы, чтобы наладить отношения с ребенком без причинения ему боли.

Последствия же даже одного удара могут быть весьма плачевными.

  • Ребенок замыкается в себе и делает все, чтобы родители не узнали о его проступках.
  • Растет недоверие к миру, семье, государству, которое не в состоянии защитить.
  • Боль, причиненная ребенку в семье, в доме, где он считал себя в безопасности, заставляет его осознать собственную беззащитность перед грубой силой и начать либо учиться отвечать агрессией на агрессию, либо лгать, изворачиваться, скрывать информацию, за которую могут наказать, любыми, в том числе противоправными методами.

Что грозит за побои детей?

Многие родители считают, что выбор мер воспитания – это только их дело. Бьют или нет они детей, никого не должно касаться. Однако если речь идет о жестокости, закон встает на защиту интересов ребенка.

Тем более, что наказание наказанию рознь. Если страдает психическое состояние, если ребенок оказывается на больничной койке, наказание ждет и горе-«воспитателя».

Какими законами регламентируется?

Статья 116. Побои

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

5 лет за решеткой может провести причинивший вред малолетнему ребенку, которому нет 14 лет, или несовершеннолетнему (ст. 112 УК РФ). Если же здоровью пострадавшего нанесен серьезный ущерб, виновник может провести за решеткой до 10 лет.

И факт того, что наказывал или бил малыша его законный представитель, обязанный заботиться о нем, только усугубляет вину.

Насколько влияет степень тяжести побоев на меру ответственности?

Шлепок или даже несколько при свидетелях могут и сойти с рук мамам и папам.

Однако если факт зафиксирован повторно, этому есть свидетели, сам ребенок жалуется, что его бьют, родителей ждет административное наказание (штраф до 30 000 руб., лишение свободы на срок до 30 дней, обязательные работы).

Если же побои повлекли расстройство здоровья, речь идет об уголовном преступлении, за которое родители ответят, как и любой другой преступник.

Причины и мотивы

Среди причин, по которым малолетнего или несовершеннолетнего родители наказывают физически, часто называют семейные традиции воспитания, неспособность справиться иными методы воздействия, неуправляемость сына или дочери.

Чаще всего побои наносят малышам, которым нет и 5 лет: ребенок заведомо беспомощен, он еще не понимает, куда и как обратиться за помощью, кому рассказать о том, что его бьют.

Порой такие детки и говорить не умеют, либо им внушили, что о таком стыдно и запрещено говорить с посторонними, либо малолетние запуганы и страшатся более серьезного наказания, если обмолвятся о том, откуда у них синяки.

Как правило, уже в школе, где дети находятся на глазах у множества посторонних – ровесников, педагогов, психологов, скрывать правду становится невозможно. Малыши уже способны правильно оценить настроение родителей и уровень угрозы, убежать, спрятаться, позвать на помощь.

Синяки и ссадины непременно привлекут внимание, да и сам школьник способен откровенно поговорить с учителем. Именно поэтому сами факты нанесения побоев малолетнему школьного возраста становятся известны чаще, но случают правонарушения и преступления в отношении них в семьях реже.

Право на защиту

Как и каждый гражданин нашей страны, ребенок имеет право на защиту. Его интересы могут представлять как уполномоченные по правам детей, так и социальные педагоги, учителя, сотрудники органов опеки, отделов по делам несовершеннолетних и защите их прав,

Ни один родитель не должен думать, что рожденный им человечек полностью принадлежит ему и с ним можно делать что угодно.

Как сам пострадавший, так и соседи, школьные работники могут заявить о правонарушении и потребовать вмешательства правоохранительных органов в ситуацию, угрожающую жизни и здоровью.

Об этом говорят:

Как доказать и защитить?

Для предъявления обвинения потребуется доказательная база, одного заявления будет недостаточно.

Кто может сообщить?

Соседи, родственники, близкие люди, которым стало известно о том, что ребенка бьют, не должен оставлять этот факт без внимания. О побоях могут сообщить также воспитатели, учителя, заметившие следы насилия на теле ребенка.

Куда обращаться?

При обнаружении побоев следует обратиться в полицию, инспекцию или отдел по делам несовершеннолетних, органы опеки, к уполномоченному по правам ребенка, в суд.

Достаточно обращения в одну инстанцию, чтобы было проведено полное расследование, опрошены как члены семьи, так и ближайшее окружение. Не всегда обязательным является заявление, иногда достаточно и анонимного звонка.

Вещественные доказательства

Даже если побои не оставили следов на теле, порванная одежда, поврежденные вещи могут служить вещественным доказательством побоев и избиения ребенка.

О ненадлежащем исполнении обязанностей может рассказать отсутствие необходимой одежды, еды, бытовых и гигиенических принадлежностей, игрушек, предметов для развития и обучения.

Снять побои можно в бюро судебной экспертизы, а если пришлось обратиться за помощью в больницу, справку о телесных повреждениях обязан выписать врач.

Нужны ли свидетели?

Если есть свидетели нарушения закона, их показания обязательно стоит зафиксировать для суда. Как правило, те, кто видел, как бьют ребенка, как дети, так и взрослые, не отказываются от своих показаний. Ведь все понимают, что иначе защитить малыша будет просто некому.

Можно ли доказать без свидетелей?

Оставленные на теле следы сами по себе будут являться доказательством жестокого обращения. Кроме того, подтвердить факт причинения вреда ребенку помогут психологическое тестирование, медицинская диагностика, рассказ самого малыша.

Что делать, если полиция не помогает?

К сожалению, часто работники полиции предпочитают бездействовать, пока не будет совершено более тяжкое преступление.

В случае, если заявление отказываются принимать или по нему ничего не предпринято, следует обращаться в органы опеки, к социальным работникам в школу или управление образование, к уполномоченным по правам ребенка или в органы опеки. Действенным является обращение к представителям общественности, депутатскому корпусу.

Особенности и нюансы

Любой случай насилия в семье уникален, нельзя по одному ставшему известным факту судить о ситуации в целом. Важными становятся и некоторые нюансы. К примеру, это побои несоверешеннолетним своего сверстника.

Побои отцом

Наказание отцом ребенок воспринимает как должное, но страшнее то, что мать, второй родной человек, считает насилие нормой и не считает нужным или просто боится заявлять о побоях. В этом случае ценными являются показания свидетелей, учителей, в чьи обязанности также входит защита ребенка.

Избиение няней

Не всегда удается сразу заметить и факт нанесения побоев, а то и систематических избиений малыша няней. Малыш побоится говорить, откуда у него синяки, его может запугать и сама няня, сказав, что и родители накажут так же за совершенный поступок.

Заключение

Физическое наказание в отношении малолетних или несовершеннолетних не должно стать нормой в любой из семей. Каждый родитель несет ответственность за жизнь, психическое и физическое здоровье своего ребенка.

Но и общество в целом отвечает за каждого из юных граждан, поэтому жестокое обращение с детьми, избиения и истязания не должны сходить с рук родителям – агрессорам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Инструкция для родителей: что делать, если вашего ребёнка бьют в школе

Учитель истории и отец троих детей, который сталкивался с проблемами школьной травли, рассказывает о том, как родители должны бороться и заступаться за своих детей, если тех обижают в школе.

Фото: © EAST NEWS

Я, как человек, который был директором школы, и как родитель детей-школьников, прошёл через разные стадии процесса отстаивания прав тех или иных ребят, своих или чужих. Поэтому могу сказать, какие шаги можно, а какие нужно делать родителю в той или иной ситуации, когда вашего ребёнка в школе обижают. Обижают одноклассники (или один), обижают старшие ребята. Понятно, что обижать можно по-разному. Можно доводить до слёз оскорблениями, а можно быть побитым каждую неделю. И вот на это надо обращать внимание.

Читать еще:  Заявитель и его действия

Первое. Если вы несколько раз в течение довольно короткого времени (а время летит быстро, поэтому если раза четыре в месяц) услышите от ребёнка одну и ту же “фамилию”, которая сделала то-то или то-то, созвонитесь с классным руководителем и постарайтесь выяснить, не замечал ли он что-то в их отношениях и как складываются отношения с обидчиком у других детей. Если по косвенным признакам будет понятно, что не знакомая вам ещё мама того мальчика или девочки вменяемая, то можно попробовать встретиться с ней и поговорить. Отцам было бы проще решить конфликт вообще на этом этапе. Но, повторюсь, при вменяемости сторон.

Второе. Если жалобы не прекращаются, контакт с родителями стопорится, на уровне классного руководителя вопрос стопорится, вам от этого тревожно и вообще синяки, честно говоря, начинают уже доставать — идите в бой, но с полной уверенностью, что пойдёте до конца. Потому что путь до конца слишком нервен, грузен и требует большой бюрократической волокиты, хотя и кратковременной с вашей стороны. Вовсе не обязательно, что вам придётся топить кольцо в кипящей лаве, но уверенность должна быть. А чтобы она была, нужно помнить чётко цель и алгоритм действий.

Цель — то, что вы хотите в конечном итоге. Вы хотите, чтобы обидчика высекли розгами перед всей школой? Вы хотите, чтобы ему дали 15 лет строгого режима? Любая цель может быть реализована, дело во времени и в личном психическом здоровье.

Допустим, вы хотите, чтобы обидчика перевели в другую школу. Такое возможно, согласен. Но требовать этого незаконно: решать, где ребёнку обучаться, — это право родителей.

Самая реальная цель — зафиксировать и громко заявить о ситуации, чтобы она начала рационально решаться и на неё обратило внимание максимальное количество заинтересованных лиц, в том числе и внутри школы. Потому что иногда информация до директора банально не доходит, пока вы не напишете письменное заявление на его имя и не проведёте его через канцелярию. Либо запишитесь к нему на личный приём. Но встречу должно предварять письменное заявление с детальным описанием ситуации и того, что было сделано, проведённое через секретаря, и у вас на руках должна остаться копия с входящим номером, заверенная у секретаря. Возможно, на этом вопрос и начнёт решаться. А если нет?

Ситуация обостряется, и начались побои. Мелкие тычки, толчки, унизительные клички и издевательства. В конце концов вашего ребёнка побили в школе. Отмечу, не после уроков на улице, а непосредственно в школе. Ваши действия.

Идите в школу, по дороге созванивайтесь с классным руководителем либо с кем-то из администрации, проходите вовнутрь и сразу вызывайте полицию. Набираете 112, выбираете по голосу — и вперёд. Сообщаете, что вы находитесь по такому-то адресу, это здание школы, ваш ребёнок получил физические травмы, вы просите прислать наряд полиции, чтобы зафиксировать произошедшее. Вам будет предложена скорая помощь — решайте сами в зависимости от тяжести. Если разбили нос, то, может, и стоит вызвать скорую, чтобы сделали снимок. В любом случае вам будет необходимо в тот же день появиться в лечебном учреждении и снять побои. Но об этом позже.

Вы сообщаете сопровождающему вас лицу о вызове полиции, ожидаете приезда. По приезде полиции вы вправе написать заявление (и чтобы с вас сняли объяснения) прямо на месте. Но это на практике мало реализуется по одной простой причине: вам в любом случае нужно будет иметь корешок регистрации вашего заявления в журнале регистраций, который находится в отделе полиции. Поэтому если ребёнку не грозит смертельная опасность и он просто сидит, хлюпает носом и держит пятак у фингала, то соглашайтесь на любезное приглашение проследовать в отделение для дачи показаний как законный представитель своего ребёнка. Далее вам определят инспектора по делам несовершеннолетних, который возьмёт с вас объяснения произошедшего: расскажет ребёнок, расскажете вы. Вы же и заверите оба листа показаний. После вы напишете заявление, отдадите его в окошко дежурной части, и — самое главное — не забудьте взять корешок регистрации, он вам пригодится, это единственный документ, доказывающий, что вы подали заявление. В течение десяти дней они должны произвести проверку изложенных вами сведений и дать вам письменный ответ. Неплохо было бы при прощании с инспектором ПДН взять контактный телефон и держать на контроле, делается что-то или нет.

Фото: © EAST NEWS

Инспектор затребует с вас справку из травмпункта с фиксацией побоев, поэтому вы едете в травмпункт и едете именно сегодня.

Внимание: взрослые травмпункты не выдают такие справки детям, вам нужен именно детский травмпункт.

После получения справки дома её сканируете. Вообще, теперь все документы сканируете, все они будут нужны в электронном виде. Из травмпункта врач обязан сообщить в полицию, так как побои произошли в школе. Это ещё один плюс вам в вашей истории, потому что в отдел по делам несовершеннолетних о вас сообщат дважды.

Дома первым делом, не затягивая, открывайте сайт департамента образования вашего города или области и пишите в электронную приёмную. Департамент образования города Москвы откликается очень оперативно.

Описывайте ситуацию, прикрепляйте сканы всех документов, которые подтверждают ваши слова (в том числе и все сканы заявлений на имя классного руководителя или директора школы, бумаги из полиции), просите организовать проверку изложенных фактов. Делайте это сразу, завтра у вас на это уже не хватит сил, да и настроение пропадёт. При этом надо понимать, что Федеральный закон “О порядке рассмотрения заявлений граждан Российской Федерации” трактуется таким образом, что позволяет отправить письмо на “рассмотрение по компетенции”, то есть школе. Так и будет, поэтому своим письмом вы лишний раз побудите руководство школы вникнуть в ситуацию, но никак их не накажете. То есть ещё раз: ваше письмо в департамент образования — это трата времени директора на составление вам ответа. Но ваша проблема будет решена, если вы уже сформулировали для себя, что вы хотите, а не в порыве праведного гнева палите вокруг из всех орудий.

Если ничто не работает

Ваши действия не приносят результата — стопорится что-то на всех уровнях, в течение трёх дней до вас не доходят никакие сигналы. Маловероятно, но всё же. Не ждите — ищите СМИ, которые готовы осветить вашу ситуацию: школьная тема актуальна. Три дня у вас на всё на это и уйдёт — описание ситуации, подтверждение документами, принятие решения на планёрке по поводу нужности материала. Обычно медиа понимают, что такие темы могут и не выстрелить, и должны быть готовы остановить вашу публикацию по вашей просьбе в случае изменения ситуации и при должном этическом уровне отношений, но и вы должны понимать, что вас могут женить и без вас. Это крайний шаг к огласке. По степени распространения этой информации последствия будут различаться — вы сами видели разные примеры.

Но публикация даёт вам следующий шаг — вместе со ссылкой на публикацию вы пишете письмо в мэрию Москвы, Генеральную прокуратуру, Министерство образования, президенту РФ с просьбой проверить изложенные в статье факты, так как вы и являетесь тем лицом, о котором идёт речь. Далее опять начинается круговерть бумаг, но она дополнительно стимулирует какие-то рациональные изменения в ситуации, а возможно, что приведёт и к возбуждению уголовного дела по факту халатности.

Я описал предельное количество уровней, которым был свидетель или прошёл сам. Редко требуются все этапы. Самое главное правило — вовремя остановиться! Идите на любой контакт, который вам будет предлагаться, ищите варианты разрешения ситуации, возможности перевести всё в область человеческих отношений. Вашему ребёнку ещё в этой школе учиться, а вам ещё несколько лет встречаться с этими людьми и на выпускном вечере постараться не испортить друг другу настроение.

“Папа ударил тапкой”: за что дети в Латвии жалуются в полицию на родителей

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Латвийские дети все чаще жалуются на своих родителей. За последние пять лет число протоколов о насилии над детьми в Риге выросло в 12 раз. Поводом могут быть и телесные наказания, и курение в присутствии ребенка, и отобранный телефон.

В январе Латвия бурно обсуждала историю 12-летнего мальчика, который позвонил в полицию, потому что папа шлепнул его тапкой.

Рижская муниципальная полиция не только отреагировала и приехала на место, но и открыла административный процесс. А потом через пресс-службу общественности рассказали и подробностях этого дела: папа шлепнул сына, потому что тот отказался вынести мусор.

“Мы хотели подчеркнуть, что любой сигнал, в данном случае звонок от ребенка, будет воспринят нами всерьез. И другие дети могут звонить в полицию, полиция поверит и приедет, – сказал Русской службе Би-би-си представитель рижской муниципальной полиции Томс Садовскис. – Родители должны понимать, что бывают разные воспитательные меры, и порка – не один из них. Бить ребенка – не окей”.

В этом случае речь может идти о психологическом или физическом насилии. Максимальный штраф для родителей – 400 евро.

“Это можно считать эмоциональным насилием, потому что таким образом родитель задевает честь и достоинство ребенка, ударив его. Но есть и физический контакт, нельзя так однозначно сказать, как это повлияло на здоровье ребенка”, – говорит представительница инспекции по защите прав детей Байба Скрабане.

Далеко не только побои

За последние пять лет количество протоколов, составленных Рижской муниципальной полицией о насилии в отношении детей, выросло в 12 раз: с 25 в 2013 году до 305 в 2018-м.

Физическим насилием по латвийским законам считаются не только побои, но и “подвергание ребенка вредным факторам” – например, курение в его присутствии. То есть, если ребенок вызовет полицию, потому что взрослые при нем курят, то у взрослых, скорее всего, действительно возникнут проблемы с властями.

Эмоциональным насилием, согласно закону, считаются в том числе угрозы, ругань и унижение, а также насилие по отношению к тем людям, которых ребенок считает своими близкими.

К эмоциональному насилию теоретически относятся и отобранный в наказание телефон – потому что по закону ребенок имеет право на “секретность корреспонденции”.

“Если ребенок говорит, что у него отняли мобильный телефон, и это насилие, то получив такую информацию, учреждения должны вмешаться и выяснить, какой вред может быть приченен ребенку. Конечно, не всегда это будет насилием”, – говорит Байба Скрабане из латвийской инспекции по защите прав детей.

Является ли конкретная ситуация насилием, полиция должна выяснить на месте. Вполне может оказаться, что не прав ребенок. По закону у него есть и обязанности – уважать своих родственников, выполнять работу по дому и учиться.

Читать еще:  Как уволиться беременной и получить отпускные?

По словам Тома Садовскиса, в Латвии падает терпимость к насилию над детьми – как у самих детей, так и у случайных прохожих.

“Раньше, если люди слышали, что за стенкой кто-то ссорится, то это просто игнорировали. Сейчас все чаще обращаются в полицию. Люди реже остаются равнодушными, когда видят на улице пьяных родителей с маленькими детьми”, – рассказывает он Русской службе Би-би-си.

Маленькие оппортунисты

Сам факт вмешательства посторонних людей в семейные отношения неприемлем для многих родителей. Елена Корнетова – юрист и мама. Несколько лет назад она с единомышленниками основала общество “Род”, чтобы защитить родителей от властей.

Всё началось с того, что ее знакомая пожаловалась в полицию на учителей своего сына. Но вместо школы соцслужбы начали проверять саму маму, рассказывает Елена.

“Мы почитали законы, оказалось, что законы у нас поменялись, а родители до сих пор живут в неведении, – говорит Елена. – Такое понятие, как родительское право, давно вычеркнуто из закона. Получается, инструмент отобрали, а результат требуют. Результат – благовоспитанный ребенок”.

По словам Елены, многие родители чувствуют себя беспомощными, оказавшись один на один с профессионалами из системы опеки: родители не всегда знают законы и не всегда могут общаться с властями на латышском (около 40% населения страны – русскоязычные).

Что касается детей, то они, считает Елена, вполне могут злоупотреблять возможностью жаловаться на родителей.

“Естественно, в такой ситуации ребенок действует как оппортунист, – говорит она. – Разреши ребенку есть, что он хочет – он будет выбирать шоколад и чупа-чупсы. В итоге загубит желудок, печень и все остальное. Поэтому надо, чтобы взрослый говорил в приказном [тоне] – надо сначала пообедать, потом сладкое”.

Когда становится слишком поздно

На необоснованные вызовы от детей полиция не жалуется. Скорее, наоборот – там чаще говорят о том, что дети звонят слишком поздно.

“У семейного насилия очень высокий уровень латентности, – считает Том Садовскис из рижской муниципальной полиции. – На месте происшествия часто констатируем, что оно продолжалось долго, но пострадавшие не сообщали”.

По его словам, самые распространенные причины молчания – надежда на то, что обидчик исправится, плюс экономическая зависимость от этого человека.

Если ребенок не готов обратиться в полицию, он может позвонить на анонимный телефон доверия. Аманда Вея работает психологом и каждый день принимает такие звонки.

“К нам обращаются в очень разных случаях, часть связана именно с проблемами в семье – с родителями, бабушками, братья и сестрами. Часто речь о других членах семьи. Дети говорят о конкретных ситуациях: папа или мама бьет, кричит, ребенок напуган”, – сказала она Русской службе Би-би-си.

Если все же в строгости

Иногда звонят и сами родители. “Часто говорят, что чувствуют себя бессильными: накричали на ребенка, ошиблись. Часть очень хотят понять, как действовать лучше, как улучшить свои знания, где искать помощь самим”, – продолжает Аманда Вея.

Однако для многих, по ее словам, телесные наказания остаются нормой: “Родители иногда считают, что физическое наказание хорошо дисциплинировало их самих в детстве, и они так же строго воспитывает своих детей”.

Если после бесед с полицией и социальными службами воспитательная тактика не меняется, в дело вмешивается сиротский суд – инстанция, которая принимает решения о приостановке родительских прав.

“Если родители повторяют то, что многие родители считают методом воспитания, хотя на самом деле, это надо называть наказанием, то дальше надо решать, не стоит ли прерывать родительские права”, – говорит представительница рижской Думы Гинта Суббота.

А вот статистика лишения родительских прав показывает, что ситуация улучшается. Если в 2013 году рижский Сиротский суд приостановил родительские права 445 лиц, то в 2017 таких случаев было уже 380.

На Урале сын написал на маму заявление из-за того, что она запрещала ему сидеть в телефоне

Жительница Белоярского поселка, который находится в 50 км. от Екатеринбурга Оксана Сальник (имена и фамилии изменены – прим. Ред.) – мама троих детей. Младшему сыну 10 лет, его брату – 14, а старшему 23, сейчас он служит в армии.

Женщина признается: мама она строгая. За плохие оценки или поведение может забрать у детей гаджеты. Это и стало причиной ссоры с 14-летним Антоном. В итоге мальчик вместо кино отправился к силовикам и написал на маму заявление.

ВМЕСТО КИНО ПОШЛИ К СИЛОВИКАМ

– Я не хочу, чтобы мой сын как-то пострадал от огласки, чтобы его потом гнобили из-за того, что он сделал, – первым делом предупреждает Оксана.

В начале ноября прошлого года из семьи ушел муж Николай, с которым Оксана прожила в браке 20 лет. Все хлопоты по содержанию частного дома легли на ее плечи.

– Мы с Колей избаловали Антона, – вздыхает женщина. – Хочешь на море – пожалуйста, купим тебе путевку, хочешь телефон – покупаем. Понимаете, после ухода мужа дети и дом полностью на мне. Дети ходят в школу в Заречном (в 20 километрах от Белоярского. Ред.), мне приходится их каждый день отвозить и привозить. То же самое с кружками. Антон ходил на плаванье, но бросил, сказал: «Хочу заниматься лыжами». Его в 14 лет брать туда не хотели – поздно, но я договорилась с тренером, чтобы его все-таки взяли.

Оксана с детьми живет в этом доме Фото: Евгений Стоянов

После ухода отца Антон стал больше времени проводить за компьютером и в телефоне. Мог даже запереться в ванной и сидеть там часами, играя в гаджет. В итоге в один из дней дошло до того, что Оксана силой начала забирать у сына телефон.

– На следующий день я зашла к нему в комнату, извинилась перед ним, он мне тоже сказал, что был не прав. Мы даже поцеловались. Потом позавтракали, – вспоминает Оксана.

После завтрака мама увидела, что сын стоит в одежде. Куда он собрался Антон говорить не захотел. В итоге они опять поругались. Позже Оксана узнала, что сын пошел к родственникам отца, которые тоже живут в Белоярском. Сам отец в тот момент был в командировке в Москве . Оксана дозвонилась до дяди Антона, тот успокоил женщину, сказав, что собирается с племянником в кино, и привезет домой. Но подросток домой так и не вернулся.

Вместо кино дядя повез Антона в больницу. Там медики зафиксировали у него ссадины на шее и груди. Это сочли побоями. Впрочем, как говорится в обвинительном заключении, вреда для здоровья эти ссадины не нанесли.

Антон жил в этой комнате Фото: Евгений Стоянов

– Я не знаю, откуда это у него взялось. Может когда я схватила его за куртку, может в школе на физкультуре. У меня тоже на руках остаются синяки, если я пытаюсь забрать у него телефон, он ведь сам его мне не отдает, – оправдывается женщина.

Врачи передали данные о побоях в полицию. Оттуда материалы ушли в СКР города Заречного. В разговоре со следователями Антон припомнил два других случая, где мать якобы также применяла к нему насилие. Один из них произошел летом, тогда Оксана якобы ударила его «не меньше пяти раз в область туловища», другой случился осенью.

«НАНЕСЛА НЕ МЕНЬШЕ 10 УДАРОВ»

Следователи завели на Оксану уголовные дела сразу по двум статьям: «Истязание несовершеннолетнего», а также «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Теперь по первому обвинению Оксане грозит от трех до семи лет колонии, а по второй статье – штраф до ста тысяч рублей.

Сейчас Антон живет с отцом. Оксана считает, что это он мог надоумить сына обвинить ее в истязаниях.

– Хуже всего, что в этой ситуации страдает его 10-летний брат Вова. Я стараюсь скрывать от него всю информацию. С тех пор, как Антон ушел из дома, он позвонил ему только один раз. Ну ладно я, но Вова то чем ему не угодил? – недоумевает женщина.

Здесь семья собиралась, чтобы всем вместе поесть Фото: Евгений Стоянов

В последний раз она видела 14-летнего сына в здании СКР.

– Мы встретились в коридоре. Он был с отцом, а я была с Вовой. Антон даже с нами не поздоровался. Я ему тогда сказала: «А с братом ты не хочешь поздороваться?». И то он ему сказал «Привет» только когда его попросил об этом отец, – продолжает Оксана.

В следственном отделе СКР по городу Заречный « КП -Екатеринбург» сказали, что не могут комментировать это уголовное дело, так как пострадавший в этой истории несовершеннолетний.

Демонстрируя свое превосходство, действую умышленно, нанесла потерпевшему не меньше 10 ударов рукой в область головы и туловища. Тем самым обвиняемая причинила потерпевшему физические и моральные страдания, – говорится в обвинительном заключении от следственного комитета (есть в распоряжении редакции).

Оксана уверяет: она никогда не делала того, в чем ее обвинил сын.

– Признаю, иногда могла дать подзатыльник. Но это никогда не было на систематической основе, – настаивает Оксана. – Просто иногда нервов не хватало. Например, у меня был сложный перелом ноги, работать было тяжело. Прошу Антона помочь, а он лежит на диване, уткнувшись в телефон. Даже крошки со стола убрать его не допросишься.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Максим ШЕСТОПАЛОВ, адвокат, знакомый с материалами этого дела:

– С точки зрения «чистого права» – да, преступление есть, так как было физическое насилие. Но это если мы отвлекаемся от институтов семьи и здравого смысла. С точки зрения бытовой, я считаю, что воспитание ребенка состоит не только в том, что мы запрещаем ему определенные действия словами. Ребенок получает по попе, когда он совершил что-то, что делать нельзя. Институт наказания – нормальный институт, существующий в любой семье. Конечно, я не имею ввиду случаи, когда речь идет о переломах или других серьезных травмах. В этих случаях, конечно, нужно сажать и наказывать. Взрослые – на то и взрослые, чтобы уметь рассчитывать и дозировать наказание, если нет, то таких нужно изолировать.

Если ребенок жалуется на то, что его наказали, то это определенный перекос в ювенальной юстиции. В старые добрые времена СКР бы мог вынести отказ в возбуждении дела, но сейчас нет. Если бы они отказали, то это бы могло пойти выше, и господин Бастрыкин мог бы на это отреагировать. Следователи – заложники ситуации, которая случилась. Мы пытаемся копировать Европу , но копируем не лучшие ее проявления.

Я считаю, что подобные случаи приведут к тому, что дети начнут безостановочно жаловаться на своих родителей, а органы начнут безостановочно реагировать. Может быть, они поймут абсурд ситуации, а может быть начнут всех безостановочно осуждать.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector