Нарушение договорного права
Garant-agency.ru

Юридический портал

Нарушение договорного права

Энциклопедия решений. Ответственность за нарушение обязательств, возникших из гражданско-правового договора

Ответственность за нарушение обязательств, возникших из гражданско-правового договора

В случае нарушения (неисполнения или ненадлежащего исполнения) обязательства, возникшего на основании гражданско-правового договора, должник несет предусмотренную законом, иными правовыми актами или договором ответственность. Общие положения об ответственности за нарушение обязательств содержатся в гл. 25 ГК РФ. Кроме того, нормами, регулирующими конкретные виды обязательств, могут быть предусмотрены специальные правила, касающиеся ответственности за нарушение соответствующих обязательств.

Основными мерами ответственности за нарушение обязательства являются возмещение убытков, неустойка, а применительно к денежным обязательствам – также проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 393 – 395 ГК РФ). Законом могут быть предусмотрены также иные меры ответственности. Например, за нарушение обязательств перед физическим лицом – потребителем на контрагента возлагается обязанность компенсации вызванного нарушением морального вреда (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-I “О защите прав потребителей”).

Возмещение убытков представляет собой универсальную меру гражданско-правовой ответственности. Это означает, что по общему правилу данная мера применяется в случае любого нарушения, за которое лицо несет ответственность (в том числе за нарушение гражданско-правового договора), независимо от того, оговорено ли специально законом или договором право на взыскание убытков применительно к тому или иному конкретному правонарушению (п. 1 ст. 15, п. 1 и 2 ст. 393 ГК РФ). Исключением из этого правила являются случаи, когда из закона или договора следует, что убытки не подлежат возмещению. Например, убытки не могут быть взысканы, если законом или договором установлена так называемая исключительная неустойка (абз. второй п. 1 ст. 394 ГК РФ).

Применительно к денежным обязательствам универсальной мерой ответственности являются также проценты за пользование чужими денежными средствами. Эта мера применяется при любом нарушении денежного обязательства, если только из закона не следует, что такие проценты не подлежат уплате (п. 1 ст. 395 ГК РФ).

Неустойка, в отличие от убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами, применяется лишь в тех случаях, когда она предусмотрена законом или договором за определенное нарушение (п. 1 ст. 330, п. 1 ст. 394 ГК РФ).

Гражданское законодательство по общему правилу исходит из недопустимости применения нескольких мер ответственности за одно и то же нарушение. Так, неустойка, если законом или договором не предусмотрено иное, носит зачетный характер по отношению к убыткам, то есть убытки могут быть взысканы лишь в части, не покрытой неустойкой (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Проценты за пользование чужими денежными средствами также зачитываются в сумму подлежащих возмещению убытков и по общему правилу не подлежат взысканию, если за нарушение денежного обязательства установлена неустойка (п. 2 и 4 ст. 395 ГК РФ)*(1).

Однако из указанного правила возможны исключения, когда за одно и то же нарушение обязательства могут быть применены несколько мер ответственности. Например, в случае установления штрафной неустойки убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (абзац второй п. 1 ст. 394 ГК РФ). Возможность применения к нарушителю нескольких мер ответственности допускается законодательством о защите прав потребителей.

Привлечение должника к ответственности за нарушение обязательства возможно лишь при наличии определенных оснований, различающихся в зависимости от подлежащей применению меры ответственности. Общим для всех мер ответственности основанием является факт нарушения, то есть неправомерного (в противоречие с законом или договором) неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

По общему правилу обязательным условием привлечения должника к ответственности является также его вина в нарушении обязательства. Однако законом или договором могут быть предусмотрены исключения из этого правила. Так, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность независимо от наличия его вины в нарушении, если только не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Это правило является диспозитивным и может быть изменено законом или договором (п. 1 и 3 ст. 401 ГК РФ).

В отличие от публичных отраслей права (административного, уголовного и др.), в гражданском праве, в тех случаях, когда ответственность должника зависит от вины, действует презумпция виновности. Для освобождения от ответственности лицо, нарушившее обязательство, обязано доказать свою невиновность (п. 2 ст. 401 ГК РФ).

Для применения к должнику меры ответственности в виде взыскания убытков, помимо перечисленных оснований, необходимы также факт причинения убытков и причинно-следственная связь между нарушением обязательства и убытками. Кроме того, лицо, требующее взыскания убытков, обязано доказать их размер.

Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ в ГК РФ введена ст. 406.1, предусматривающая право сторон обязательства, действующих при осуществлении предпринимательской деятельности, заключить соглашение, закрепляющее обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной.

Используемая в ст. 406.1 терминология позволяет сделать вывод, что предусмотренные ей имущественные потери в отношениях между сторонами соответствующего соглашения не являются убытками в значении ст. 15 и 393 ГК РФ. А тот факт, что в качестве основания возмещения таких имущественных потерь выступает не нарушение обязательства, а иные предусмотренные соглашением обстоятельства, свидетельствует о том, что это возмещение не относится к мерам ответственности. Полагаем в связи с этим, что расположение рассматриваемой нормы в гл. 25 ГК РФ носит юридико-технический характер.

Основания и виды ответственности, предусмотренные главой 25 ГК РФ, являются общими для всех видов гражданско-правовых договоров. В части второй ГК РФ и в иных федеральных законах сосредоточены специальные нормы об ответственности, которые применяются к отдельным видам договоров:

*(1) Пункт 4 ст. 395 ГК РФ внесен Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ, вступившим в силу 1 июня 2015 года. Эта норма применяется к правоотношениям, возникшим после указанной даты, а также к правам и обязанностям по ранее возникшим правоотношениям при условии, что соответствующие права и обязанности возникли после 1 июня 2015 года (ст. 2 названного закона).

Ранее судебная практика исходила из того, что в тех случаях, когда за нарушение денежного обязательства установлена неустойка, кредитор по общему правилу вправе по своему выбору потребовать уплаты неустойки или процентов. В случае штрафной неустойки допускалось применение обеих этих мер ответственности (см. абзац третий п. 34 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17, абз. второй п. 6 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14).

Существенное нарушение договора как основание для расторжения

ПОДХОД РОССИЙСКОГО ПРАВА К СУЩЕСТВЕННОСТИ НАРУШЕНИЯ

Российское гражданское право переняло, разработанную в зарубежном праве и актах международной унификации договорного права, концепцию существенности нарушения. Проблема существенности является одной из сложных категорий касательно вопроса расторжения договора.

В соответствии с пунктом 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК), существенным признается такое нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что такая сторона в значительной степени лишается того, на что она вправе была рассчитывать при заключении договора. В данном случае, сторона получает право на одностороннее расторжение или изменение договора, которое можно реализовать только в судебном порядке.

Читать еще:  Могу ли я потребовать компенсацию за невыполнение договора

Нарушение признается существенным только в том случае, если доказано возникновение убытков, причем учитывается не только их наличие, но и размер. Вопрос значительности ущерба является весьма оценочным понятием, поэтому суд должен оценить все обстоятельства для решения этого вопроса. При этом суд не может отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков, вызванными существенным нарушением, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен, как это было до изменений в ГК. Теперь суд должен руководствоваться принципами справедливости и соразмерности возмещения при определении размера убытков.

По смыслу данной нормы, существенное нарушение состоит из следующих элементов:

  • наличие ущерба для стороны договора;
  • наличие нарушения,
  • причинно-следственная связь между нарушением и причиненным ущербом.

Важен тот факт, что имеет значение не столько значительность ущерба, а сколько соотношение между тем, на что сторона могла рассчитывать, а что в реальности получила. Более того, не стоит толковать ущерб в данном случае ограничительно, так как он включает в себя не только расходы и неполученные доходы, но и иные последствия, которые негативно отразились на пострадавшей стороне.

Также, следует принимать во внимание утрату экономического или иного интереса пострадавшей стороны, то есть учитывать изначальную цель заключения договора. Одним из критериев существенности, согласно ГК, можно выделить утрату интереса кредитора в исполнении договора и утрату доверия к должнику. При заключении договора стороны рассчитывают на определенный результат, который выгоден обеим сторонам. А в случае, когда достижение результата становится практически невозможным из-за нарушения, одна из сторон скорее всего теряет интерес в исполнении договора.

Однако необходимо предъявить доказательства утраты своего интереса, одного неподтвержденного заявления будет недостаточно для суда. Относительно утраты доверия, этот факт должен приниматься во внимание в связи с тем, что после такой утраты кредитор вряд ли сможет продолжить договорные отношения с нарушившей стороной, что делает существование договора по сути нерелевантным.

Текст данной статьи практически полностью был повторяет положения статьи 25 Венской конвенции о международной купле-продаже, кроме положения о том, что нарушение носит существенный характер, если вред, который был причинен добросовестной стороне договора, должен был быть предвидимым стороной.

Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые определены в законе или других правовых актах как существенные, и условия, в отношении которых было достигнуто соглашение. В случае, если в договоре отсутствуют такие условия, которые определяются законодателем как существенные, его содержание может быть определено на основе соответствующей нормы. Предмет договора представляет собой определенное действие или бездействие, которые сторона обязательства должна совершить либо воздержаться от совершения. Предмет договора -это всегда определенное право на чужое действие.

Важно отметить, что общего между институтами «существенные условия» договора по статье 432 ГК и «существенное нарушение» договора по статье 450 ГК, ничего нет.

Существенное условие договора может быть незначительно нарушено, в то время как несущественное условие может быть нарушено настолько сильно, что такое нарушение подпадает под определение существенного нарушения, что даст право на расторжение и взыскание убытков. Существенность нарушения исходит из самого характера нарушения, его последствий и соизмеримости расторжения и нарушения. Относительно существенных условий, речь идет о вопросе заключения договора.

В ГК нет никаких уточнений относительно существенности нарушения. Норма дана в общем в виде. Законодатель исходил из того, что этот вопрос относится к усмотрению суда, который сможет определить существенность нарушения только при исследовании всех обстоятельств.

В ГК закреплен общий правовой принцип свободы договора, в силу которого стороны при желании могут ограничить или исключить принцип существенности нарушения посредством включения данного положения в текст договора. Такое желание должно выражаться четко и ясно в тексте договора, чтобы к суда не возникло сомнений относительно этого положения. Если у суда все же возникнут сомнения относительно того или иного положения договора, то это будет оставлено на его усмотрение. Также, стороны могут перечислить конкретные случаи существенного нарушения.

В ГК установлено, что расторжение или изменение договора в случае существенного нарушения осуществляется по общему правилу в судебном порядке. Стороны могут предусмотреть в договоре иной порядок, но если он прямо не был предусмотрен, то предпочтение отдается судебному порядку. Эту позицию высказал Президиум ВАС РФ, который указал, что сомнения относительно процедуры расторжения или изменения должны толковаться как необходимость соблюдения судебной процедуры. В связи с изменениями ГК был введен пункт 4 статьи 450 ГК, в котором указывается, что сторона, которая получила право на изменение договора должна действовать добросовестно и разумно.

С 1 июня 2015 года вступила в силу статья 450.1 ГК, которая касается отказа от договора или от осуществления прав по договору. Устанавливается, что право на односторонний отказ от договора предоставляется либо законом, либо договором. Относительно отказа по закону, существуют следующие нормы:

  • нормы, которые дают такое право при нарушении договора;
  • нормы, которые дают право на отказ при наступлении каких-либо условий, но не имеющие отношения к нарушению;
  • нормы, которые дают право на немотивированный отказ.

Данная статья закрепляет принцип эстоппель (от английского estopel — лишение права возражать), в соответствии с которым, сторона, имеющая право на расторжение, теряет его, если она своими действиями подтверждает его сохранение даже при наличии нарушения. Такое подтверждение может быть выражено как в активных действиях, например, принимает осуществление с видимыми дефектами, так и в пассивных, например, при зачислении денежных средств на его счет с просрочкой, поэтому, если кредитор все же желает расторгнуть договор в виду нарушения, ему следует это делать в разумный срок. При этом, применение правила эстоппель многократно подтверждается в арбитражной практике.

Ответственность за нарушение устного договора

Законом существенно ограничены ситуации, когда допускается совершение сделки в устной форме. Однако если заключение устного договора разрешено ГК РФ, каждая из сторон обязаны соблюдать все условия сделки. В этом материале разберем, как можно доказать нарушение устного договора, и какая ответственность грозит нарушителю.

Общие правила устных сделок

Все возможные виды гражданских сделок регламентированы в ГК РФ. Для подтверждения их условий составляется договор, который может быть выражен в устной или письменной форме, а в отдельных случаях, потребуется и нотариальное удостоверение. Статья 159 ГК РФ содержит следующие условия совершения сделок в устной форме:

  • устной договоренностью можно обойтись, если закон не предусматривает совершение данной сделки только в письменной или нотариальной форме;
  • разрешено заключать устную сделку при ее непосредственном исполнении (если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон);
  • кроме устных договоренностей, к условиям устных сделок могут применяться общие правила продажи или оказания услуг, если покупателем или заказчиком выступает физическое лицо (например, продажа товаров или оказание услуг может осуществляться на основании оферты, действующей для всех покупателей без исключения).

На практике, большинство устных сделок проходит между гражданами – в сфере оказания бытовых услуг, мелкой или розничной купли-продажи, по объявлениям в сети интернет или СМИ. В этом случае договоренности сторон определяются непосредственно при определении предмета сделки, стоимости товара или оказанных услуг. Продавец может предлагать продажу или оказание услуг на основании открытой оферты – в этом случае сделка будет совершена с каждым лицом, обратившимся за покупкой или услугами.

Читать еще:  Минимальный возраст для заключения трудового договора

За что грозит ответственность

Естественно, при отсутствии письменного договора, сложно учесть все нюансы ответственности за ненадлежащее исполнение сделки. Однако и в этом случае будут действовать нормы ГК РФ, предусматривающие меры воздействия к нарушителям. Выделим наиболее распространенные нарушения, с которыми можно столкнуться при совершении сделки в устной форме:

  • ненадлежащее качество продукции или услуг, либо дефекты, заранее не оговоренные продавцом или исполнителем;
  • отказ произвести полную оплату за переданный товар или оказанные услуги;
  • отказ передать товар или выполнить услугу, если покупатель или заказчик произвели полный расчет;
  • нарушение требования безопасности, санитарных правил и иных государственных стандартов к качеству продукта или услуги;
  • нарушение срока передачи продукции, оказания услуг или передачи денег, если это не происходит непосредственно при совершении сделки;
  • отказ продать товар или оказать услугу, несмотря на предложение открытой оферты.

Сложность в привлечении к ответственности заключается в отсутствие письменных доказательств совершения сделки.

При отсутствии каких-либо документов, доказывать факт совершения сделки можно следующими способами:

  • показаниями свидетелей, присутствовавших при совершении покупки или заказе услуг;
  • косвенными доказательствами – остатками упаковки, ценника, тары и т.д.;
  • аудио-, фото- и видеозаписи, подтверждающие совершение сделки в устной форме;
  • письменная или электронная переписка, предшествовавшая совершению сделки в устной форме;
  • иные доказательства, допустимые по закону.

Какая ответственность грозит за нарушение

Ввиду отсутствия письменного договора, сторонам придется ссылаться только на устные договоренности и нормы ГК РФ об ответственности. В зависимости от условий сделки и характера нарушения, нарушителю грозит:

  • взыскание убытков и упущенной выгоды, причиненных нарушением устных обязательств;
  • расторжение сделки, возврат денежных средств или товара, взыскание процентов за пользование денежными средствами;
  • взыскание неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, если на устную сделку распространяются нормы Закона «О защите прав потребителя».

К убыткам можно отнести фактически затраты, которые истец был вынужден понести для устранения недостатков товара или оказанных услуг. Упущенная выгода может заключаться в срыве последующей сделки или приостановке работ, если товар или услуга заказывались с этой целью.

Расторгнуть сделку можно при существенных нарушениях договора. Например, к таким обстоятельствам относится продажа заведомо дефектного товара, либо продукции, не имеющей заявленных продавцом функций.

Если спор не удалось урегулировать мирным путем, для защиты интересов нужно обращаться в суд. Обязанность доказывания в судебном процессе возлагается на истца. Исключение составляют случаи, когда на продажу или оказание услуг распространялись нормы Закона «О защите прав потребителей».

Нарушение договора: типы нарушений и способы защиты

Может быть работа, которую должна была выполнить противоположная сторона, не была завершена в срок или не соответствует условиям договора. Может быть, ваш контрагент не заплатил вам за вашу продукцию. Возможно, вы купили какой-то товар, а его качество оказалось не соответствующим условиям договора или законодательно установленным стандартам.

Если вы попали в подобную ситуацию, вы будете защищать свои нарушенные права. Во многих случаях ваши действия будут зависеть от того, какой вид нарушения допущен вашим контрагентом.

Нарушения договорных обязательств можно условно разделить на следующие категории:

  1. По времени: законченные и длящиеся
  2. По объему ущерба: существенные и незначительные
  3. По субъекту: по вине контрагента и по вине третьих лиц

Законченные и длящиеся нарушения договора

Нарушение договора считается законченным, когда оно характеризуется своей завершенностью, т.е. сторона совершившая её не имеет возможности её устранить. Например, вы заключили с перевозчиком договор перевозки. Вопреки условиям договора, перевозчик не закрепил груз, и в пути произошло его повреждение. Перевозчик может в этом случае возместить ущерб, выплатить штраф, понести иную ответственность, но он уже не в силах устранить само нарушение.

Длящееся нарушение – это нарушение, длящееся по времени до момента его устранения. Причем устранение может быть как добровольным, так и принудительным. Самый простой пример – не выплата денежных средств по договору (за товар или услугу). Если наступил срок оплаты, но сторона её не производит, нарушение продолжается до тех пор, пока виновная сторона не выплатит денежные средства добровольно или по решению суда.

Существенные и незначительные нарушения договора

Существенным нарушением является нарушение, в результате которого сторона в значительной степени лишается того, что ей положено по договору. Оно может быть в виде полного или частичного неисполнения обязательств.

Например, вы по договору купли-продажи продаете производственный станок за 1 000 000 тенге. Но из этой суммы вы получаете только 300 000 тенге, т.е. получаете намного меньше чем должны получить.

Незначительное нарушение – это нарушение, формально и допущенное, но не нанесшее вам какого-либо ощутимого вреда. Например, оплата по договору, произведенная на 3 дня позже установленного срока.

Нарушение договора по вине контрагента и по вине третьих лиц

В подавляющем большинстве случаев нарушение договора контрагентом происходит по его вине: вы заключили договор на покраску вашего офиса, но компания-исполнитель в назначенный срок не явилась.

Но бывают ситуации, когда нарушение договора контрагентом происходит не по его вине. Например, вы покупаете офисную мебель. По договору продавец обязуется доставить мебель в ваш офис, находящийся на 7 этаже. Доставив мебель к зданию, обнаруживается что не работает лифт. Получается, что продавец не до конца исполняет свои обязательства, но происходит это по вине администрации здания или компании обслуживающей лифты.

Кроме того, возможны случаи нарушения договора вследствие обстоятельств непреодолимой силы (пожаров, наводнений и т.д.).

Средства правовой защиты при нарушениях договора

Ваш контрагент допустил нарушение договора, и вы собираетесь подать судебный иск. У вас может возникнуть вопрос: с какими исковыми требованиями я могу обратиться в суд?

Законодательство РК содержит немало средств правовой защиты при нарушениях договора (вплоть до возмещения морального ущерба), но основными, наиболее часто используемыми средствами являются:

Суд может обязать недобросовестного контрагента исполнить обязательство, принятое им по договору, но не исполненное.

Выплата штрафных санкций

В договоре могут быть предусмотрены различные виды штрафных санкций: штраф, неустойка, пеня. Размер штрафа обычно указывается в конкретных цифрах, а неустойка в процентах. Помимо исполнения самого обязательства, вы можете добиться в суде и выплаты штрафных санкций.

Если в результате нарушения контрагентом своих обязательств вы понесли убытки (были вынуждены понести расходы, было утрачено или повреждено ваше имущество), вы можете добиться возмещения этих убытков. Правда для этого необходимо будет доказать их размер.

Возмещение упущенной выгоды

Упущенная выгода является одним из видов убытков и представляет собой доходы, которые вы могли бы получить, если бы контрагент не нарушил свои обязательства. Например, вы являетесь автоперевозчиком. У вас возникла необходимость произвести ремонт машины, и вы заключаете с одной из организаций соответствующий договор. К установленному сроку ремонт не произведен. В этой ситуации вы не только не получили нужной вам услуги, но и теряете доход, поскольку не имеете возможность эксплуатировать машину.

Читать еще:  Как заключить договор о совместной деятельности?

Договоры являются неотъемлемой частью любого бизнеса, и вероятность их нарушений будет присутствовать всегда. Но, имея представление о типах нарушений и способах их решения, вы будете более спокойны и разумны в принятии решений, если вдруг столкнетесь с ними.

Уважаемые пользователи! Информация в статье соответствует нормам законодательства Республики Казахстан, действовавшим на момент (дату) публикации.

Последствия совершения сделок в нарушение договорных запретов, или к вопросу об абсолютной защите обязательственных прав

Нередко стороны, вступая в договорные отношения, фиксируют в контракте негативные обязательства не совершать те или иные сделки с третьими лицами. Такие условия встречаются в дистрибьюторских и агентских договорах, договорах франчайзинга, в которых предусматриваются эксклюзивность или запреты на конкуренцию. Такие условия включаются нередко в финансовые сделки в форме ковенантов, принимаемых на себя заемщиком. Нередко такие договорные запреты включаются в соглашения акционеров или соглашения участников ООО, в которых одна из сторон обещает не приобретать или не продавать акции общества. Запреты на предоставление имущества в последующий залог встречаются в договорах залога. Наконец, некоторые договоры запрещают кредитору уступку прав из договора третьим лицам. С появлением летом 2014 года в новом ГК норм о возможности перевода долга без согласия должника (п.1 ст.391 ГК) с последующей суброгацией к новому должнику, исполнившему обязательство, прав кредитора, в обороте могут появиться договорные запреты на подобного рода переводы долга.

В таких ситуациях возникает один общий вопрос о том, как должны защищаться права из таких обязательств. Может ли контрагент, пострадавший в связи с нарушением другой стороной подобных договорных запретов, требовать лишь привлечения последнего к ответственности в форме взыскания убытков (неустойки)? Или в арсенале его средств защиты может иметься и возможность противопоставить данный договорный запрет третьему лицу, чье вступление в договор с его контрагентом и спровоцировало нарушение данного запрета? Очевидно, что такое противопоставление если и возможно, то только в отношении недобросовестного третьего лица, то есть при условии, что это третье лицо знало или должно было знать о наличии такого договорного запрета. Соответственно, вопрос следует поставить так: может ли контрагент, пострадавший от нарушения договорного запрета, предъявить в связи с этим иск к недобросовестному третьему лицу, осознанно вторгшемуся в договорные отношения?

Если да, то о каком иске может идти речь? Здесь мыслимы и встречаются в зарубежных правопорядках два варианта. Согласно первому это может быть деликтный иск о взыскании убытков с «интервента». В английском и американском праве этот деликт признается и имеет название tortious interference with contract. Аналогичный институт деликтного права с теми или иными особенностями и c большей или меньшей интенсивностью применяется во французском, голландском, немецком праве и праве многих других континентально-европейских стран. [1] Тут мы имеем вариант своего рода компенсационной противопоставимости договорных прав. В силу же второго, более радикального варианта речь может идти о признании сделки, совершенной в нарушение договорного запрета, недействительной.

В принципе, аналогичная проблема возникает и в ситуации, когда должник по договору совершает сделку, непосредственно влекущую нарушение позитивного обязательства. Классический здесь пример – это ситуация двойной продажи, когда продавец в нарушение взятого на себя обязательства произвести отчуждение вещи (например, недвижимости) в пользу покупателя передает право собственности на вещь третьему лицу, предложившему более высокую цену. Может ли первый покупатель помимо очевидного права требовать взыскания убытков с продавца иметь право и на оспаривание второй купли при условии, что будет доказано знание вторым покупателем о наличии первого договора и его очевидная недобросовестность? В ряде стран встречается еще и другой вариант решения этого казуса – иск о принудительном выкупе недвижимости у второго покупателя в пользу первого по цене и условиям первого договора.[2]

Насколько справедливо и эффективно допускать привлечение такого недобросовестного интервента, осознанно спровоцировавшего нарушение должником своего договорного обязательства или, как минимум, соучаствовавшего ему, к деликтной ответственности или аннулирование заключенной должником с ним сделки? С точки зрения распространенных у нас представлений о догматике обязательственного права это выглядит несколько экзотично, так как будет по сути представлять собой допущение абсолютной (против всех третьих лиц) защиты прав из обязательственных, то есть относительных правоотношений. Но догматика сама по себе мало что значит, если не подкрепляется серьезными политико-правовыми резонами. Вопрос состоит соответственно в том, существуют ли весомые причины допускать противопоставимость договорных прав и защиту их от вмешательства недобросовестных третьих лиц.

При этом вопрос этот носит не теоретический, а вполне актуальный характер. Ведь возможность выведения деликтного иска к интервенту существует и в рамках нынешнего ГК РФ. Российское гражданское право использует широкое определение деликта. Кроме того, новая редакция статьи 10 ГК прямо допускает взыскание убытков за злоупотребление правом. Но самое интересное другое. Наш закон знает не один случай прямого признания возможности оспаривания сделок, совершенных в нарушение договорных обязательств одной из сторон. Так, с 1 июля 2014 года после вступления в силу новой редакции Главы 24 ГК оспаривание сделки цессии, совершенной в нарушение договорного запрета на уступку, было законодательно признано. Такая возможность признается за исключением уступки денежных требований, вытекающих из сугубо коммерческих договоров для случаев, когда цессионарий знал или должен был знать о наличии договорного запрета на уступку в договоре между цедентом и должником (см.: п.2 ст.382 и п.3 ст.388 ГК). Другой пример законодательного признания оспаривания сделок «интервента» с должником это норма п.4 ст.32.1 Закона об акционерных обществах, согласно которой «договор, заключенный стороной акционерного соглашения в нарушение акционерного соглашения, может быть признан судом недействительным по иску заинтересованной стороны акционерного соглашения только в случаях, если будет доказано, что другая сторона по договору знала или заведомо должна была знать об ограничениях, предусмотренных акционерным соглашением».

Являются ли эти примеры исключениями из общего подразумеваемого правила непротивопоставимости договорных прав? Или они должны рассматриваться как отраженные в законе примеры вполне оправданного имплицитного общего правила, допускающего оспаривание сделки, совершенной одной из ее сторон в нарушение своих обязательств? Нормативное основание для такого шага может строиться на применении п.4 ст.1 ГК (недопустимость извлечения выгоды из своего недобросовестного поведения) и ст.10 в сочетании со ст.168 ГК. Но есть ли для такой интерпретации политико-правовые резоны?

Данная проблематика будет обсуждаться 22 сентября 2014 года на организуемом Юридическим институтом “М-Логос” научном круглом столе.

Участники обсуждения:

В.В. Байбак – к.ю.н., адвокат Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»;

М.А. Церковников – советник отдела систематизации законодательства и анализа судебной практики по делам об экономических спорах Управления систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации;

А.М. Ширвиндт – к.ю.н., ассистент кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова;

М.Л. Башкатов – преподаватель кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносов, ответственный редактор журнала «Вестник гражданского права»;

Н.Б. Щербаков – преподаватель кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Подробнее о программе круглого стола и порядоке подачи заявок на участие см. здесь

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector