Абонент потребляет ресурс, но не заключает договор
Garant-agency.ru

Юридический портал

Абонент потребляет ресурс, но не заключает договор

ВС РФ: управляющая компания обязана оплачивать ресурсы для общедомовых нужд, даже если у нее нет договора с РСО, а все собственники помещений платят напрямую

bitpics / Depositphotos.com

Если УК управляет многоквартирным домом, то даже в отсутствие договорных отношений она должна оплатить РСО стоимость коммунальных услуг, израсходованных на общедомовые нужды. Собственники помещений – даже при наличии договоров с РСО – оплачивать “общедомовые” коммунальные услуги не должны. Однако УК включает названные расходы в состав платы за содержание жилого помещения.

К такому выводу пришел Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая спор между водоканалом и УК по поводу взыскания с последней задолженности за услуги холодного водоснабжения на содержание общего имущества в многоквартирных домах (Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16 июля 2018 г. N 308-ЭС18-3279).

УК категорически отказывалась платить, опираясь на следующие умозаключения:

  • лицом, обязанным производить РСО оплату поставленных коммунальных ресурсов является, по смыслу Жилищного кодекса и Гражданского кодекса, исполнитель коммунальных услуг. Он же вправе требовать оплаты предоставленных коммунальных услуг от потребителей;
  • по общему правилу УК приобретает статус исполнителя коммунальных услуг не ранее даты начала поставки коммунального ресурса по договору о приобретении коммунального ресурса, заключенному ей с РСО. До указанного момента исполнителем коммунальных услуг является ТСЖ (если договор управления с УК был заключен органами управления ТСЖ и именно оно ранее выполняло функции исполнителя) или сама РСО;
  • договорные отношения между водоканалом и УК отсутствуют;
  • при этом если УК фактически управляет общим имуществом МКД, собственники помещений вносят ей плату за коммунальные услуги, а РСО выставляет счета за поставку соответствующего ресурса, то отношения между УК и РСО можно квалифицировать как фактически сложившиеся договорные отношения по снабжению ресурсом по присоединенной сети, а за самой УК признать статус исполнителя коммунальных услуг;
  • однако в рассматриваемом случае – в отсутствие договора водоснабжения между РСО и УК – водоканал выставлял платежные документы именно потребителям (собственникам и нанимателям помещений), а не УК, и оплачивали эти счета тоже потребители непосредственно и напрямую, минуя счета УК;
  • следовательно УК не является исполнителем коммунальной услуги, а значит, и оплачивать “общедомовую” холодную воду не обязана.

Арбитражные суды двух инстанций полностью поддержали УК и отказали водоканалу.

Однако ВС РФ не мог согласиться с указанными выводами. Он обратил внимание на следующее:

  • бремя расходов на содержание общего имущества в МКД несут собственники помещений в многоквартирном доме;
  • при этом расходы на оплату коммунальных ресурсов, в том числе холодной воды, потребляемых при содержании общего имущества в МКД, включены в состав платы за содержание жилого помещения;
  • плата именно за коммунальные услуги может вноситься потребителями услуг либо УК, либо напрямую ресурсоснабжающей организации;
  • однако плата за коммунальные ресурсы, потребленные при содержании общего имущества в МКД, – поскольку она включена в состав платы за содержание жилого помещения, а не платы за коммунальные услуги, – с 1 января 2017 года при управлении МКД УК подлежит возмещению потребителями услуг исключительно данной УК, но не РСО;
  • следовательно, независимо от решения собственников МКД, РСО не вправе предъявлять им и взимать плату за коммунальные ресурсы, потребляемые при содержании общего имущества МКД, а потребители не могут быть обязаны оплачивать непосредственно РСО покупку коммунальных ресурсов, потребляемых при использовании общего имущества МКД и необходимых, в том числе для надлежащего оказания услуг по содержанию общего имущества МКД;
  • сам по себе факт отсутствия договорных отношений между водоканалом и УК в рассматриваемом случае не изменяет статуса УК по отношению к собственникам помещений в МКД как исполнителя коммунальных услуг и лица, осуществляющего содержание общего имущества МКД, ведь УК обязана содержать общедомовое имущество МКД, предоставлять собственникам помещений весь комплекс коммунальных услуг по общему имуществу МКД и принимать от жителей МКД плату за содержание жилого помещения.

Значит, указал ВС РФ, УК даже в случае прямых заключенных договоров между собственниками помещений МКД и РСО обязана в целях содержания общего имущества МКД заключить с РСО договор, которым определить виды и объем коммунального ресурса, потребляемого при содержании общего имущества МКД и подлежащего оплате именно управляющей организацией, а не потребителями. А названные расходы УК, в свою очередь, включает в состав платы за содержание жилого помещения.

Противоположная позиция, ошибочно поддержанная судами, сводится, по существу, к полному освобождению УК от оплаты стоимости ресурса, отпущенного на общедомовые нужды, что противоречит требованиям п. 4 ст. 1, ст.ст. 10, 544 ГК РФ.

Итог: предыдущие судебные акты отменены, а дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции, который должен будет, в том числе, рассмотреть вопрос о злоупотреблении управляющей компанией своим правом вследствие уклонения от заключения договора на поставку коммунального ресурса на общедомовые нужды.

Бездоговорное потребление тепловой энергии: можно ли защитить свои права?

В Юридическое бюро «Константа» обратился клиент (далее – Общество) за получением помощи по взысканию задолженности за поставленную тепловую энергию с Отряда федеральной противопожарной службы (далее – ОФПС). Значительно осложняло дело тот факт, что между Обществом и ОФПС отсутствовал какой-либо договор о поставках коммунального ресурса, не было и доказательств согласования условий поставки.

За это не простое дело взялся ведущий юрисконсульт Бюро “Константа”.

Согласно Федеральному закону от «О теплоснабжении», бездоговорным потреблением тепловой энергии является потребление тепловой энергии, теплоносителя без заключения в установленном порядке договора теплоснабжения, либо потребление с использованием теплопотребляющих установок, подключенных к системе с нарушением установленного порядка.

Юрисконсульту предстояло доказать факт отпуска тепловой энергии и теплоносителя при отсутствии подписанного между сторонами договора, основываясь на существующем законодательстве и фактах:

  1. Гражданские права и обязанности возникают не только из оснований, предусмотренных законом, но и из действий граждан и юридических лиц, которые могут их порождать в силу гражданского законодательства (ч.1 ст. 8 ГК РФ). Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ч. 1 ст. 432 ГК РФ).
  2. Договор энергоснабжения является публичными и устанавливает обязанности организации по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые организация должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора не допускается.
  3. В соответствии с п. 1 ст. 433 ГК РФ, договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту (предложение о заключении сделки), её акцепта (подтверждения). Согласно п. 3 ст. 438 ГК РФ, совершение лицом, получившим оферту (предложение о заключение сделки), в срок, установленный для акцепта (подтверждения), действий по выполнению указанных в ней условий договора, считается акцептом (согласием на оплату).

Поскольку в спорный период Общество поставляло тепловую энергию и теплоноситель, а ОФПС принимал обозначенные ресурсы, действия сторон могут быть квалифицированы как акцепт покупателем предложенной оферты.

Именно на указанных фактах основывал свою позицию юрисконсульт, представляя интересы Общества в суде.

Суд согласился с данной позицией и квалифицировал отношения между сторонами как фактически сложившиеся, связанные с поставкой тепловой энергии в отсутствие письменного договора, которые могут быть квалифицированы как отношения, вытекающие из договора энергоснабжения.

Исходя из этого, суд применил правила о договоре энергоснабжения, по которому организация обязуется подавать потребителю через присоединенную сеть энергию, а абонент (в нашем случае ОФПС) обязуется ее оплачивать, а также соблюдать предусмотренный договором режим потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации и исправность используемых приборов и оборудования. Материалами дела был подтвержден факт надлежащего исполнения Обществом своих обязательств по договору.

Поскольку, помимо суммы основного долга предстояло взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами, юрисконсультом был подготовлен подробный расчет указанных сумм:

  1. Расчет стоимости потребленного ресурса производился согласно установленным тарифам, ввиду того, что условие о цене в договоре энергоснабжения, являющегося публичным, устанавливается одинаковым для всех потребителей. Оплата производится за фактически принятое количество энергии в соответствии с данными учета, если иное не предусмотрено законом (ст. 544 Гражданского кодекса РФ).
  2. Проценты за пользование чужими денежными средствами были исчислены исходя из ставки рефинансирования Банка России, процентов годовых и средних ставок банковского процента по вкладам физических лиц.
Читать еще:  Проверка договора на подлинность и соответствие закону

В свою очередь, ОФПС:

  1. не опроверг факт получения спорного ресурса;
  2. не оспорил арифметически и методологически расчет процентов;
  3. не представил контррасчета;
  4. не назвал иную цену, отражающую объемы поставленного ресурса.

Представляя в споре интересы Общества, ведущий юрисконсульт Бюро “Константа”, грамотно и аргументированно подошел к ведению дела и суд обоснованно согласился с его доводами.

Абонент и потребитель как стороны договора энергоснабжения

АБОНЕНТ И ПОТРЕБИТЕЛЬ КАК СТОРОНЫ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

Курьянова Ю.Ю., преподаватель Иркутского государственного университета.

Правовое регулирование в сфере электроэнергетики отличается повышенной сложностью, поскольку охватывает многогранный комплекс отношений. Исходя из этого, в научной литературе справедливо отмечается, что вопрос о субъектном составе договора энергоснабжения является достаточно дискуссионным.

Статья 539 ГК РФ устанавливает, что по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

На первый взгляд сложность в понимании может возникнуть только при уяснении такого субъекта, как “энергоснабжающая организация”. Однако существуют проблемы и в понимании абонента и (или) потребителя как субъектов рассматриваемого договора. Представляется, что указанные сложности обусловлены крайне неудачной формулировкой, содержащейся в нормах Гражданского кодекса РФ. Между тем правильное определение указанных субъектов имеет важное практическое значение.

Следует отметить, что Правила пользования электрической и тепловой энергией, утвержденные Приказом Минэнерго СССР от 6 декабря 1981 г. N 310, разделяли объемы указанных понятий и устанавливали их содержание следующим образом: потребитель электрической (тепловой) энергии – предприятие, организация, учреждение, территориально обособленный цех, объект, площадка, строение, квартира и т.п., присоединенные к электрическим (тепловым) сетям и использующие энергию с помощью имеющихся приемников электрической (тепловой) энергии. Абонент – потребитель, непосредственно присоединенный к сетям энергоснабжающей организации, имеющий с ней границу балансовой принадлежности электрических (тепловых) сетей, право и условия пользования электрической (тепловой) энергией которого обусловлены договором энергоснабжающей организации с потребителем или его вышестоящей организацией . То есть все лица, получающие энергию, рассматривались как потребители. Потребители, непосредственно присоединенные к сетям энергоснабжающей организации и заключившие договоры энергоснабжения с энергоснабжающей организацией, считались абонентами. Однако указанные Правила Приказом Минтопэнерго России от 10 января 2000 г. N 2 признаны недействующими с 1 января 2000 г. .

Правила пользования электрической и тепловой энергией: Приказ Минэнерго СССР от 6 декабря 1981 г. N 310 // “КонсультантПлюс” [Электронный ресурс]: СПС.

О признании недействующими Правил пользования электрической и тепловой энергией: Приказ Минтопэнерго России от 10 января 2000 г. N 2 // “КонсультантПлюс” [Электронный ресурс]: СПС.

Гражданский кодекс РФ определений понятий “абонент” и “потребитель” не содержит, но рассматривает их как тождественные.

Федеральный закон “О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации”, а также Федеральный закон “Об электроэнергетике” содержат определения потребителя.

Определению понятия “абонент” в действующем законодательстве места не нашлось.

В настоящее время существуют две точки зрения относительно соотношения понятий “абонент” и “потребитель” для целей энергоснабжения. Согласно одной позиции указанные понятия, как они употребляются в ГК РФ, тождественны , а согласно другой – понятие “потребитель” шире понятия “абонент” в связи с тем, что каждый абонент является потребителем, но не каждый потребитель – абонентом, ибо имеются еще и потребители-субабоненты . В связи с этим необходимо четко разграничить понятия “абонент” и “потребитель”.

Жанэ А. Субъективный состав договора энергоснабжения // ЭЖ-Юрист. 2003. N 2.

Цибирова И.Г. Договор энергоснабжения в гражданском праве Российской Федерации. М., 2004. С. 55.

Наиболее обоснованной представляется позиция тех авторов, которые полагают, что понятие “потребитель” шире понятия “абонент”. Если по терминологии Федерального закона “Об электроэнергетике” потребитель – это любое лицо, приобретающее электрическую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд, то основанием для признания его абонентом по договору энергоснабжения является наличие у него энергопринимающего устройства, отвечающего установленным техническим требованиям и присоединенного к сетям энергоснабжающей организации. Установленные гражданским законодательством для заключения договора энергоснабжения иные технические предпосылки (наличие иного необходимого оборудования, в том числе обеспечение учета потребления энергии) не являются необходимыми признаками для признания потребителя абонентом.

В зависимости от целей, для которых приобретается (используется) энергия, всех абонентов предлагается подразделять на две группы: в первую группу входят абоненты, использующие электрическую/тепловую энергию в быту; во вторую группу – абоненты, получающие энергию для ведения производственной (хозяйственной) деятельности (юридические лица), а также предприниматели без образования юридического лица, владеющие энергопринимающими устройствами, заключившие с энергоснабжающей организацией в установленном порядке договор энергоснабжения.

Однако энергия может приобретаться не только для собственных нужд (бытовых или производственных (хозяйственных)). Достаточно часто целью покупки электрической или тепловой энергии является последующая ее перепродажа конечным потребителям. В связи с этим вполне обоснованно возникает вопрос: является ли лицо, приобретающее электрическую энергию для последующей перепродажи, абонентом по договору энергоснабжения?

Единая точка зрения на этот счет в юридической науке отсутствует. Приведем два диаметрально противоположных мнения по указанному вопросу. Так, И.В. Елисеев полагает, что покупателем (абонентом) по договору может быть как юридическое лицо (в том числе перепродавец), так и гражданин. Профессор Е.В. Блинкова указывает, что по общему правилу абонент является потребителем, поскольку обязательство энергоснабжения носит потребительский характер: абонент обязуется использовать энергию в определенных целях. Если же энергия приобретается исключительно с целью последующей перепродажи, то такой договор уже квалифицируется как обычная купля-продажа .

Блинкова Е.В. Потребитель или абонент? (Проблемы определения ответчика в судебных спорах по обязательствам энергоснабжения) // Российский судья. 2005. N 7. С. 41.

Вторая точка зрения представляется более предпочтительной, поскольку именно особый субъектный состав договора энергоснабжения, в том числе выступление в роли абонента непосредственного потребителя, использующего энергию для собственных или производственных (хозяйственных) нужд, является видообразующим признаком договора энергоснабжения, предопределяющим его место в системе гражданско-правовых договоров.

В судебной практике нередко возникают споры по взысканию с абонентов задолженности за потребленные энергоресурсы при отсутствии заключенного договора энергоснабжения. При их рассмотрении для принятия судом законного и обоснованного решения важное юридическое значение имеет выяснение вопроса о том, кто является в каждом конкретном случае абонентом.

В настоящее время с учетом норм Жилищного кодекса РФ (ст. ст. 155 и 161) абонентами, приобретающими электрическую энергию в целях предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся помещениями в многоквартирном доме (собственники, наниматели), могут быть признаны управляющие организации многоквартирных домов, товарищества собственников жилья, жилищный кооператив или специализированный потребительский кооператив . Таким образом, наниматели жилых помещений и собственники жилых помещений абонентами по договору энергоснабжения не являются. Исключение составляют лишь граждане – собственники помещений в многоквартирных жилых домах, которые выбрали непосредственное управление многоквартирным домом в качестве самостоятельного способа управления многоквартирным домом. Последние как раз и будут являться одновременно и потребителями, и абонентами по договору энергоснабжения.

Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 14.

В результате можно сделать вывод, что абонент – это физическое или юридическое лицо, заключившее непосредственно договор энергоснабжения с энергоснабжающей организацией и непосредственно присоединившееся к ее сетям, осуществляющее пользование энергией (мощностью) для собственного потребления (в быту или производственных (хозяйственных) целях) либо для предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся помещениями в многоквартирном доме. На наш взгляд, подобное определение термина “абонент” целесообразно закрепить на законодательном уровне, например включив его в Федеральный закон “Об электроэнергетике”.

Из вышеизложенного можно выделить признаки, которые позволят отграничить абонента от потребителя:

– непосредственное заключение договора энергоснабжения с энергоснабжающей организацией;

– непосредственное (самостоятельное) присоединение к сетям энергоснабжающей организации;

– использование для собственных (бытовых или производственных) нужд либо для последующей продажи электроэнергии.

Для того чтобы лицо признавалось абонентом, обязательным является наличие всех обозначенных признаков.

В ст. 545 ГК РФ законодатель упоминает еще один специальный термин – “субабонент”. Его легальное определение также отсутствует. Представляется, что субабонент – это потребитель, чьи энергопринимающие устройства непосредственно присоединены к электрическим (тепловым) сетям абонента. Согласно существующей в юридической литературе точке зрения субабонент не является стороной по договору энергоснабжения, что обусловлено наличием присоединенной сети не с энергоснабжающей организацией, а с абонентом и сложной структурой договорных связей.

Читать еще:  Какой заключить договор между двумя ИП на образовательные услуги?

(Статья: Абонент и потребитель как стороны договора энергоснабжения (Курьянова Ю.Ю.) (“Налоги” (газета), 2011, N 11))

Договора нет, потребление есть

#1 e.c.h.o. e.c.h.o. –>

Доброго времени суток, коллеги.

Ситуация: сбытовая компания – сетевая компания – потребитель.

1. Между сбытовой компанией и потребителем в спорный период (несоклько месяцев) отсутствовал договор энергоснабжения.
2. Десяитлетия ДО спорного периода и год ПОСЛЕ спорного периода между сбытовой компание и потребителем договоры энергоснабжения имеются.
3. Энергоустановка потребителя используется в целях снабжения небольшого города, энергоснабжение требуется беспрерывное.
4. В разные периоды энергоустановка де-юре находилась в пользовании у разныю юр.лиц: в споный период у нового юр.лица, ранее не имевшего договора со сбытовой компанией. Однако, энергоустановка та же самая.

Сбытовая компнаия обратилась в суд с требованием к сетевой компании о взыскании платы за отпущенную ЭЭ в виде потерь, в связи с тем, что в спорный период времени между сбытовой компанией и потребителем отсутсвовал заключенный договор энергоснабжения – т.е. бездоговорное потребление. Суд требования удовлетворил.

Позиция: с решением суда не согласен, поскольку:
1. Бездоговорным в порядке п.151 Правил №530 признается: потребление с использованием устройств, присоединенных с нарушением порядка технологического присоединения.
2. В соответствии с п. 2 раздела 1 Рекомендаций Научно-консультативного совета при ФАС УРО “потребление ЭЭ в отсуствие заключенного договора энергоснабжения само по себе не свидетельствует о факте бездоговорного потребеления в значении п.151 Правил №530, если технологическое присоединение совершено в надлежащем порядке. При этом наличие догворных отношений при отсутствии документа-договора устанавливается Судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Потребленная таким образом ЭЭ оплачивается потребителем энергосьытовой организации“.

Энергоустановка технологочески присоединена в соответствии с предусмотренным порядком (что подтверждается ранее заключенными договорами энергоснабжения и договором, заключенным в настоящее время).

ВОПРОС: какие “конкретные обстоятельства” дела подлежат установлению в суде, чтобы доказать, что:
а) в спорном периоде договорные отношения между сбытовой компанией и потребителем фактически сложились, хоть и не было договора-документа;
б) бездоговорное потребеление в значении п.151 Правил №530 не имело место;
в) требовать оплату следует не с сетевой компании (как за потери), а с потребителя.

Буду рад любым мыслям, или может даже ссылкам на аналогичную практику! Заранее спасибо!

#2 gringo_bg gringo_bg –>

К сожалению, выскажусь в поддержку принятого решения.
Согласно абз.3 п.151 ОСновных положений ФРРЭ (ПП 530), бездоговорное потребление возникает не только при нарушении порядка тех.присоединения, но и при выявлении фактов потребления электрической энергии, осуществляемого юридическими или физическими лицами в отсутствие заключенного в установленном порядке договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии).
Иными словами – нет договора, нет “законных” оснований для потребления.
Бездоговорное потребление включается в объем поерь сетевой и, в соответствии с п.156 Основных положений взыскивается с лица, осуществлявшего бездоговорное потребление электрической энергии, сетевой организацией, к сетям которой присоединены энергопринимающие устройства указанного лица.Потому решение суда является законным и, по видимому, и обоснованным)).

Другое дело, что сбытовая должна было уведомит сетевую о наличии факта отсутствия договора (до начала спорного периода). Неисполнение указанной обязанности сбытовой организации регламентируется абз.5 п.82 Основных положений.
В случае если гарантирующий поставщик не уведомил или несвоевременно уведомил сетевую организацию о расторжении договора купли-продажи (поставки) электрической энергии или договора энергоснабжения и сетевой организацией не получено уведомление о заключении покупателем нового договора купли-продажи (поставки) электрической энергии или договора энергоснабжения:
сетевая организация продолжает оказывать услуги по передаче электроэнергии до даты получения уведомления гарантирующего поставщика, если иной срок прекращения оказания этих услуг не установлен законодательством Российской Федерации или в уведомлении. При этом гарантирующий поставщик обязан оплатить оказанные сетевой организацией услуги по передаче электрической энергии;
объем электрической энергии, переданный такому покупателю до момента прекращения оказания этих услуг, не включается в объем рассчитываемых в соответствии с разделом IX настоящего документа потерь электрической энергии в сетях данной сетевой организации. Объем переданной при этом электрической энергии рассчитывается таким же образом, как если бы договор продолжал действовать.

Следовательно, у сетевой есть право требования оплаты спорного объема электроэнергии с потребителя.

Сообщение отредактировал gringo_bg: 26 Декабрь 2011 – 16:02

#3 Радион Радион –>

ВОПРОС: какие “конкретные обстоятельства” дела подлежат установлению в суде, чтобы доказать, что:
а) в спорном периоде договорные отношения между сбытовой компанией и потребителем фактически сложились, хоть и не было договора-документа;
б) бездоговорное потребеление в значении п.151 Правил №530 не имело место;
в) требовать оплату следует не с сетевой компании (как за потери), а с потребителя.

#4 e.c.h.o. e.c.h.o. –>

бездоговорное потребление возникает не только при нарушении порядка тех.присоединения, но и при выявлении фактов потребления электрической энергии, осуществляемого юридическими или физическими лицами в отсутствие заключенного в установленном порядке договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии).

Формально – это так.
Однако, есть позиция Научно-консультативного совета при ФАС УрО, отраженная в п. 2 раздела 1 Рекомендаций: ” потребление ЭЭ в отсуствие заключенного договора энергоснабжения само по себе не свидетельствует о факте бездоговорного потребеления в значении п.151 Правил №530, если технологическое присоединение совершено в надлежащем порядке. При этом наличие догворных отношений при отсутствии документа-договора устанавливается Судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Потребленная таким образом ЭЭ оплачивается потребителем энергосбытовой организации”.
Следовательно, если порядок тех.присоединения не нарушен (а он в нашем случае не нарушен), а лишь отсутствует договор как подписанная сторонами бумажка, то указанное нельзя рассматривать в качестве бездоговорного потребеления. Более того – наличие договорных отношений должно быть установлено судом с учётом обстоятельств.

Вот я прошу поделиться мнением: какие такие обстоятельства требуют установления судом, чтобы признать договор заключенным и в отсутствие самой “бумажки” в спорном периоде?

. сбытовая должна была уведомить сетевую о наличии факта отсутствия договора (до начала спорного периода). Неисполнение указанной обязанности сбытовой организации регламентируется абз.5 п.82 Основных положений.
В случае если гарантирующий поставщик не уведомил или несвоевременно уведомил сетевую организацию. сетевая организация продолжает оказывать услуги по передаче электроэнергии до даты получения уведомления гарантирующего поставщика. объем электрической энергии, переданный такому покупателю до момента прекращения оказания этих услуг, не включается в объем рассчитываемых в соответствии с разделом IX настоящего документа потерь электрической энергии в сетях данной сетевой организации. Объем переданной при этом электрической энергии рассчитывается таким же образом, как если бы договор продолжал действовать. [/i]

Следуя этой логике, вывод: если сбытовая компания не уведомила сетевую, что с данным потребителем договор расторгнут или его не имеется в принципе, то такое бездоговорное потребление опять таки нельзя признать потерями в значении п.151 Правил №530.

В нашем случае:
1. Сбытовая компания не уведомляла сетевую, что с Потребителем договора нет;
2. В ранние периоды договор имелся, Сбытовая компания прекрасна знала о наличии Потребителя;
3. В течение спорного периода в Сбытовую компанию предоставлялись акты о потребеленной Потребителем ЭЭ с указанием объема и т.д., однако никакой реакции на них не следовало.

Потребитель привлечен к участию в деле? Ваш единственный шанс доказать, что он оплачивал сбыту э/э в спорный период.

Потребитель к участию в деле привлечен, в заседание не явился, отзыва не представил.
Потребитель НЕ оплачивал ЭЭ в спорный период, поскольку отсутствовал первичный документ для произведения платежа – договор.

Но факт оплаты или не оплаты по отношению к наличию фактических правоотношений – нейтрален. Поскольку и при наличие договора-бумажки оплата могла не производиться. Это не означало бы, что договора нет. Или я ошибаюсь?

Разночтения в жилищном законодательстве

В течение 2013г. жилищное законодательство пополнилось разночтениями в порядке определения объемов потребляемых коммунальных ресурсов и в порядке их оплаты.
Правилами горячего водоснабжения (ПП РФ от 29.07.2013 № 642) абонентом признается любое лицо, обязанное заключить договор с поставщиком ресурса. Управляющие компании обязаны заключить договор в силу действия п.4 п.п.д) «Правил осуществления деятельности по управлению многоквартирными домами» (ПП РФ от 15.05.2013 № 416) и п.12 ст.161 Жилищного кодекса РФ. Федеральным законом от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» лицо, приобретающее тепловую энергию для оказания коммунальных услуг по горячему водоснабжению считается потребителем (п.9), ст.2). Таким образом принимается, что в отношениях с поставщиками управляющие компании являются потребителями (абонентами). В действительности, управляющая организация:
– не является собственником помещений и имущества в многоквартирных домах, находящихся в управлении;
– не владеет на праве собственности или на ином законном основании присоединенными сетями энергоснабжения;
– не имеет мощностей для приема, хранения и отпуска коммунальных ресурсов (включая тепловую энергию);
– не приобретает коммунальные ресурсы (включая тепловую энергию) в свою собственность, не осуществляет реализацию этих коммунальных ресурсов потребителям;
– вступает в отношения с собственниками помещений и с поставщиками коммунальных ресурсов (включая тепловую энергию) исключительно в обязательственные правоотношения;
– не является абонентом, потребляющим коммунальные ресурсы (включая тепловую энергию) через присоединенную сеть.
В соответствии с пунктом 13 «Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов», утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011. № 354, управляющая компания приобретает коммунальные ресурсы у организаций коммунального комплекса (поставщиков электрической энергии, газоснабжающих организаций, организаций, осуществляющих горячее и холодное водоснабжение) в собственность собственников помещений в многоквартирном доме (но не в свою собственность). В зависимости от содержания счетов-фактур, выставляемых поставщиками коммунальных ресурсов, управляющие компании действуют по правилам поручения, комиссии или агентирования (от своего имени или от имени собственников помещений; главы 49–52 ГК РФ). Абонентами, потребляющими тепловую энергию через присоединенную сеть, являются собственники помещений в многоквартирных домах (собственники этой присоединенной сети), а не УК. Счета на оплату коммунальных ресурсов, выставляемые управляющей компанией собственникам помещений в многоквартирных домах, являются отчетами УК перед собственниками о количестве и стоимости коммунальных ресурсов, приобретенных для каждого собственника (статьи 974, 989, 999, 1008 ГК РФ). Оплата собственниками счетов УК означает принятие каждым собственником отчета УК (статьи 975, 989, 1000, 1008 ГК РФ), освобождающим УК от всех обязательств перед поставщиками коммунальных ресурсов (кроме обязанности перечислить поставщику (в рамках управления многоквартирным домом) денежные средства, уплаченные собственниками за потребленные ими коммунальные ресурсы).
Объемы ресурсов, подлежащие оплате управляющей компанией поставщикам и соответствующие потребленным собственниками, определены в п.21 «Правил,обязательных при заключении управляющей организацией или товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом договоров с ресурсоснабжающими организациями» (ПП РФ от 14.02.2012 № 124). Однако, п.8 «Типового договора ГВС» (ПП РФ от 29.07.2013 № 643) предусматривается порядок определения потребленного объема не соответствующий ПП РФ 124 и отличающийся от объема, оплаченного собственниками управляющей компании. Кроме этого, в редакции ПП РФ 643 на управляющую компанию ложится ответственность за перечисление средств без учета задолженности собственников, неустойка в размере удвоенной ставки рефинансирования (п.37 ПП РФ № 643) и автоматический акцепт актов сверки через 10 дней после выставления поставщиком (п.12 ПП РФ № 643). Это противоречит «Требованиям к осуществлению расчетов за ресурсы, необходимые для предоставления коммунальных услуг» (ПП РФ от 28.03. 2012 г. N 253, в которых управляющая компания считается «исполнителем»:
«5. Размер платежа исполнителя, причитающегося к перечислению в пользу ресурсоснабжающей организации, поставляющей конкретный вид ресурса, в общем размере платежей потребителя (далее — платеж исполнителя) определяется в следующем порядке:
а) в отношении платежей потребителя, перечисленных исполнителю за расчетные периоды, следующие за датой вступления в силу настоящего документа:
при осуществлении потребителем оплаты по платежному документу в полном размере — в размере указанной в платежном документе платы за конкретную коммунальную услугу, начисленной потребителю за данный расчетный период в соответствии с Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов;
при осуществлении потребителем оплаты по платежному документу не в полном размере — в размере, пропорциональном размеру платы за конкретную коммунальную услугу в общем размере указанных в платежном документе платежей за работы и услуги, выполненные (предоставленные) за данный расчетный период;»

Читать еще:  Нарушение условий оплаты по договору купли продажи

Решением Верховного суда РФ от 08.06.2012г. № АКПИ12–604 определено:
«…управляющая организация, товарищество или кооператив, не являются хозяйствующими субъектами с самостоятельными экономическими интересами, отличными от интересов жильцов как непосредственных потребителей коммунальных услуг. Данные организации осуществляют деятельность по предоставлению коммунальных услуг на основании договора управления многоквартирным домом и оплачивают объем коммунального ресурса, поставляемого по договору ресурсоснабжения, только из поступивших платежей потребителей.
При таком положении размер платы за коммунальный ресурс по договору ресурсоснабжения должен быть равен размеру платы за коммунальную услугу, оплачиваемую всеми потребителями коммунальных услуг в соответствии с Правилами их предоставления.».
Таким образом, требования ПП РФ № 642, 643 от 29.07.2013 в части определения потребленных объемов и порядка их оплаты находятся в противоречии с ПП РФ 124 от 14.02.2012, ПП РФ 253 от 28.03.2012 и позиции Верховного суда РФ.

Пунктом 87д) Правил ГВС (ПП РФ № 642) предусматривается прекращение поставки горячей воды абоненту (управляющей компании) при наличии задолженности. Т.е допускается отключение горячей воды собственникам помещений всех домов, находящихся в управлении должника. Это противоречит положениям Правил предоставления коммунальных услуг, допускающих ограничение и прекращение коммунальных услуг должникам без ущемления интересов добросовестных плательщиков. Пунктами 29 и 30 Правил ПП РФ № 124 предусматриваются действия по заключению прямых договоров с собственниками помещений и перевыборы управляющей компании или способа управления, но не отключение горячего водоснабжения. Поставщики горячей воды уже начали отключения многоквартирных домов, как метод нажима на управляющие компании для погашения задолженности за поставленные ресурсы, причем часто задолженности созданы искусственно и не подтверждены ни расчетами, ни судами, ни актами сверки. Используется право акцепта любого объема по акту сверки не подписанному управляющей компанией в течении 10 дней (п.12 ПП РФ № 643).
Пунктом 27д) Правил ПП РФ № 642 на ресурсоснабжающую организацию возлагается обязанность только участвовать в приемке приборов учета, а на управляющую компанию- ответственность по установке (п.28в)). Это противоречит требованиям части 9 и 10 ст.13 Федерального закона от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении», согласно которым, поставщик проводит работы по установке приборов учета, а управляющая компания лишь информирует собственников об установщиках.
Механизм ускоренного снижения финансовой устойчивости управляющих компаний налицо.

В части начислений платежей собственникам помещений также имеются разногласия.

Распоряжением Министерства СК и ЖКХ МО от 17.07.2013 № 102 установлены нормативы потребления на общедомовые нужды (ОДН). Однако, не откорректированы нормативы потребления, определенные расчетным методом ещё в 2007г и учитывающие общедомовые нужды с коэффициентом 0,07. В соответствии с изменениями, внесенными ПП РФ от 16.04.2013 № 344, коэффициент должен быть 0,09 (формула 26), но органы местного самоуправления провести корректировку не могут, т.к. это теперь полномочия субъекта федерации. Результатом действия Распоряжения № 102 стало принятие администрациями городов московской области решений об уменьшении тарифа на содержание и текущий ремонт за счет исключения платы за освещение мест общего пользования и затрат на ремонт электрооборудования. Что противоречит разъяснениям, данным Минрегионом РФ в письме от 18 июня 2007 г. N 11356-ЮТ/07. Относительно площадей общего пользования также есть разногласия. При утверждении нормативов в 2007г органами местного самоуправления расчеты обычно не прилагались. Не известно, какие площади общего пользования были применены. Письмом Минрегиона от 22 ноября 2012 г. N 29433-ВК/19 предполагается применение площадей, указанных в техническом паспорте дома. Можно предполагать, что учитывались площади и технических подвалов, и чердаков. Но ПП РФ № 344 при расчете ОДН с коэффициентом 0,09, общие площади определяются без учета подвалов и чердаков. Управляющие компании вынуждены применять нормативы 2007г без учета областного Распоряжения № 102, что приводит к недосбору средств из-за занижения начислений по ОДН.
Можно утверждать, что принятые в 2013 году постановления Правительства РФ находятся в противоречии с ранее принятыми нормативно-правовыми актами, вводят механизм ускоренного снижения финансовой устойчивости управляющих компаний, не обеспечивают полноту оплаты потребленных коммунальных ресурсов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector